• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Погружаясь в космос

Как цифровые технологии помогают современной документалистике стать важной частью популярной науки

«Кометы и метеориты: гости из далеких миров», 2020 год

Наука и её популяризация в России часто находятся на грани любви и ненависти друг к другу. Взаимная нужда переходит в обоюдное недовольство. Учёных раздражают искажения, упрощения и ошибки. Журналистов и блогеров — нежелание академического сообщества говорить на простом языке, снобизм и высокомерие. Однако общество заинтересовано в раскрытии смысла научных открытий, а академия — в трансляции научной картины мира массам. Как в процессе перевода научного знания на язык неподготовленной публики помогают цифровые технологии — на примере документальных проектов об освоении космоса — показывает Екатерина Лапина-Кратасюк, доцент департамента медиа факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, участница проекта «Космос в медиакультуре: практики воображения и репрезентации».

Что такое популярная наука

Популярная наука развивается очень давно — учёные всегда понимали её важность и никогда не чурались занятий ею. Отношения между наукой, государством и обществом начали складываться ещё в XVII веке. Так, между 1610 и 1667 годами в Париже насчитывалось 23 открытых обсерватории. Посетители, обладавшие определённым социальным статусом и финансовым достатком, могли свободно изучать в них звёздное небо. Михайло Ломоносов одним из первых начал объяснять научные достижения языком, доступным широкой аудитории, — он читал публичные лекции, потому что от этого напрямую зависело финансирование и, как следствие, развитие его исследований.

С тех пор прошло много времени, и сегодня популярная наука находится в совершенно другом положении. Авторы обзора Science and Public Participation выделяют три модели существования популярной науки — дефицита, диалога и участия. Модель дефицита существовала, когда у нас не было интернета и когда популяризатор — чаще всего профессиональный учёный — действительно был единственным источником знания о тех или иных научных областях. Сегодня такую ситуацию сложно представить, поэтому модель дефицита отходит в прошлое.

В настоящее время популяризаторы космоса и космонавтики активно работают в рамках модели диалога. Функцию популяризации учёные выполняют с помощью научных коммуникаций в музеях, исследователи и научные журналисты выступают с публичными лекциями, в том числе в рамках специальных мероприятий и конференций. Так, на конференции «Медиакосм-2020. Молодым исследователям астрокультуры» состоялась онлайн-беседа с Эмили Лакдавалла о работе в крупнейшей космической НКО в США, научной журналистике и космосе будущего. В 2021 году на конференции «Медиакосм-2021. Космос как пространство соучастия» с лекцией «Наш космос на Земле: как мы делаем Вселенную своей через науку и искусство» выступила австралийская художница и исследовательница космоса и океана доктор Сара Джейн Пелл. Специальным событием проекта стала лекция Ирины Шрайбер, учёного-физика, популяризатора науки, участницы международных научных объединений CDF (Фермилаб, США), CMS (ЦЕРН, Швейцария), «Подземный космос. Фундаментальные космические исследования в крупнейшей научной лаборатории и опыт их популяризации».

 

Модель участия сильно соотносится с моделью гражданской науки, предполагающей для аудитории возможность включаться в научные исследования. Когда мы говорим о космосе, стоит вспомнить Карла Сагана и Институт SETI, программы которого позволяют энтузиастам участвовать в обработке сигналов из космоса на своих личных компьютерах.

Здесь важно отметить три важные черты популяризации науки. Во-первых, популяризация — это не упрощение научного знания, а объяснение того, что такое наука, как внутри неё добывается знание и где проходят его пределы. Вторая черта — междисциплинарность. Чтобы изучать космос, мы должны обладать широким спектром знаний и уметь делать довольно смелые обобщения. При этом они не должны быть спекулятивными, а базироваться на точном научном знании. В-третьих, популярная наука противоположна лженауке. Она позволяет прояснить массовые заблуждения, что особенно хорошо стало видно на примере пандемии. Когда массово стали распространяться теории заговора и слухи, активизировались и учёные-популяризаторы. Их целью стало прежде всего объяснение того, что на самом деле происходит с распространением болезни и насколько точно можно интерпретировать результаты проводимых исследований.

Драма, цифра и эффект присутствия

Взаимодействие учёных и журналистов, так же как и научных коммуникаторов и документалистов, осложняется тем, что для построения любых сюжетов в медиасреде очень важна драматизация. Часто именно она мешает точно изложить научные знания. Для драматизации медиа могут использовать принципиальную неполноту научного знания — сталкивая учёных друг с другом, сравнивая противоречивые высказывания одного учёного, подвергая экспертное мнение сомнению с позиций здравого смысла. Однако здесь и учёные должны пойти навстречу, ведь умение грамотно выстроить драматургию повествования — тоже часть профессионализма, но другого рода. Поэтому в этом вопросе важно учитывать специфику создания медиаконтента.

Ещё один важный момент, связанный с производством популярного научного знания сегодня, — использование цифровых технологий, огромный арсенал которых получила в свои руки документалистика. Например, стало возможным очень реалистичное изображение контуров видимой галактики — и это будут не просто фантазии художников, а изображения, построенные на достоверных научных данных.

Примером удачного взаимодействия между ученым и режиссером можно считать фильм «Интерстеллар» (англ. Interstellar, реж. Кристофер Нолан, 2014). В основу этого фильма легло желание физика и астронома Кипа Торна рассказать широкой публике о научных проблемах, которые его волнуют, однако сделать это на понятном всем языке. Сценарий фильма был написан на основе научных работ Торна. В этом фильме рассказывается о сложнейших физических процессах, но используются все возможности визуализации, чтобы донести суть научных проблем не только наглядно, но и в максимально эстетизированной форме.

 

Аудиторию сегодня буквально делают свидетелем происходящих событий. Например, космические «запуски миллиардеров» (полёты Ричарда Брэнсона и Джеффа Безоса) были срежиссированы как шоу — чтобы аудитория с помощью медиа «присутствовала» на пусковой площадке, в космическом аппарате и буквально видела то, что видели те, кто поднимался к линии Кармана.

На страже Земли от пришельцев из космоса

Вернер Херцог — один из создателей документалистики в её современном понимании и один из самых больших новаторов в области использования цифровых технологий. Фильм «Кометы и метеориты: гости из далеких миров» (англ. Fireball: Visitors from Darker Worlds, реж. Вернер Херцог и Клайв Оппенхаймер, 2020) — результат сотрудничества Херцога и кембриджского ученого Клайва Оппенхаймера. Фильм посвящён кометам и метеоритам, которые в какой-то момент могут уничтожить Землю. От просмотра художественных фильмов с их изображением, красочных сцен разрушений, которые могут причинить астероиды или кометы, мы унаследовали ожидание, что нас будут пугать.

 

В этом фильме, однако, драматизация, о которой мы сказали выше, выстраивается вокруг совсем другого сюжета — научного поиска. Страх перед кометами отступает далеко назад по сравнению с возможностью изучения такого сложного явления, как коммуникация с кометами и метеоритами. По сюжету этого фильма небесные тела — гости из далеких миров, из тех пространств, куда человек попасть не может. Учёные в картине представлены как супергерои, буквально следящие за пространством всей Земли. Не волнуйтесь, как бы говорят они: если Земле угрожает опасность, мы обязательно предупредим вас заранее.

Фильм сделан во вполне традиционной документалистской манере, но в то же время именно цифровые технологии, позволяющие с помощью зум-эффекта то углубляться в недра космической материи, а то, наоборот, подниматься на космическую высоту, подчеркивают и выводят на новый уровень главную метафору фильма: учёный — это тот, кто видит то, чего не видят другие, способен к смелым идеям, позволяющим из разрозненных фактов собирать монументальные картины прошлого и будущего.

Побывать на Луне

Фильм «Аполлон-11» (англ. Apollo 11, реж. Тодд Дуглас Миллер, 2019) полностью сделан из хроник, обработанных с помощью цифровых технологий таким образом, что у зрителя возникает физическое ощущение присутствия при запуске «Аполлона-11» и во время первой высадки человека на Луну. Помимо официальных съёмок, в фильме впервые показаны уникальные архивные кадры. Единственный сконструированный момент за всю картину — анимация, показывающая, как отделяется и перестраивается лунный модуль, чтобы сесть на поверхность Луны.

В этом случае цифровые технологии в документальном фильме отвечают за эффект присутствия. Первый полёт человека с высадкой на Луну был с самого начала задуман как медиасобытие. Как повторить его 50 лет спустя? Цифровая обработка хроник в привычных для современного зрителя визуальных параметрах и качестве заставляет аудиторию XXI века так же вскрикивать и вздыхать, как и публику, собравшуюся в 1969 году на мысе Канаверал. Таким образом, фильм Миллера не только вписывает историю космонавтики в историю ХХ века, но и с помощью цифрового гиперреализма заставляет современных зрителей буквально пережить одно из самых важных событий в человеческой истории, используя «модель участия» популярной науки.

 

Цифровые технологии в документальном кино увеличивают «иммерсивность знания», обеспечивают соприсутствие зрителя. В то же время мы не можем утверждать, что цифровые документальные фильмы предоставят больший объем знания, который будет усвоен неспециалистами.

Цифровые документальные фильмы, так же как и любые другие фильмы и сериалы, посвященные космосу (как документальные, так и научно-фантастические), — это только «приглашение в науку». Они не способны заменить профессиональные книги и учебники, но могут пробудить интерес к познанию, показать возможности и романтику науки. Кстати, Кип Торн признавался, что интерес к астрофизике появился у него именно из-за юношеской любви к научной фантастике.

Одним из наиболее продуктивных способов использовать этот пробудившийся интерес к науке в просветительских и образовательных целях является создание полноценных трансмедийных проектов на основе документальных фильмов, тем более что современные цифровые документальные ленты отвечают одному из главных принципов трансмедиа, сформулированных Генри Дженкинсом: «распространение и углубление» (как у Вернера Херцога). В этом случае фильм выступает как триггер, а более профессиональное и глубокое изучение темы должно происходить на других, более приспособленных для этого платформах мультиплатформенного проекта.
IQ
 

Автор исследования:
Екатерина Лапина-Кратасюк, доцент департамента медиа факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ
Автор текста: Правдюк Анна Сергеевна, 22 апреля