• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

В НИУ ВШЭ научились измерять привязанность к дому

Российские учёные совместно с зарубежными коллегами разработали и апробировали новый кросс-культурный инструмент

ISTOCK

Проблема: Идентификация с местом и привязанность к нему редко учитывается в российских психологических исследованиях.

Решение: Привязанность к дому — важный фактор психологического благополучия человека. Поэтому необходимы инструменты, помогающие его исследовать.

Теперь подробнее:

Группа исследователей из НИУ ВШЭ (Софья Нартова-Бочавер, София Резниченко, Милана Хачатурова, Виктория Ерофеева) совместно с зарубежными коллегами провели валидизацию Шкалы привязанности к дому (Short Home Attachment Scale, SHAS). Этот инструмент может быть использован в кросс-культурных исследованиях. Он позволяет изучать уровень привязанности к дому в разных странах и его влияние на психологическое благополучие личности.

Исследование проводилось на студенческой международной выборке (Армения, Индия, Индонезия, Украина, Россия) из 1307 респондентов в возрасте 17-26 лет. Как отмечают учёные, привязанность к дому очень важно изучать в контексте смены образа жизни. Особенно это касается молодёжи и студентов — как наиболее мобильной группы, ведь они покидают родительский дом и обживают новые пространства. Результаты работы опубликованы в журнале Frontiers in Psychology.

О чём речь?

Привязанность к дому (home attachment) — одна из основ человеческого бытия. Это особое место, где происходит много главных жизненных событий. Роль дома в жизни человека, начиная с самого рождения и детства, переоценить невозможно, считает Софья Нартова-Бочавер «При большом количестве работ, посвящённых взаимодействию человека с местом вообще, специфика отношений с домом до сих пор исследована неоправданно мало», — комментирует исследовательница .

Согласно научному определению, привязанность к месту — «система смыслов, верований, символов, ценностей и чувств», ассоциированных у человека или группы людей с тем или иным местом.

В качестве такого «места» может выступать реальная или воссозданная в памяти территориальная единица — страна, район, или, например, парк или дом. Это место не просто географическое пространство, оно пронизано индивидуальными смыслами, которые возникают только при условии жизнедеятельности там.

В 2016 году Софья Нартова-Бочавер и София Резниченко совместно с коллегой из Новосибирска Валерией Кузнецовой (ФГБУ НИИ физиологии и фундаментальной медицины СО РАМН) впервые описали созданный ими шкальный метод оценки привязанности к дому (Home Attachment Scale, HAS).

Структура привязанности к дому включает функциональную и эмоционально-смысловую привязанности. Первая соотносится с целями и потребностями человека, а также показывает те возможности, которые дом ему предоставляет, например, воспитание детей в домашних условиях, проведение досуга, отдых, удалённая работа или хобби. Разные возможности, которые связаны с домом, обеспечивают чувство комфорта, удобства и стабильности. Функциональная привязанность тесно связана с поведением и стилем жизни человека. Наличие или отсутствие определённых условий влияет на привычки, ритуалы и образ жизни.

Что касается эмоционально-смысловой привязанности, то она включает в себя чувства, воспоминания, ассоциации, истории из жизни, связанные с образом дома. В данном случае удовлетворяются потребности экзистенциального порядка, в том числе сохранение семейной истории, социальных взаимодействий, самопрезентации, персонализации. В то же время эти столь разные формы привязанности к дому — лишь условно самостоятельные явления. На самом деле они не имеют чётких границ и тесно связаны друг с другом.

В целом феномен привязанности к дому описывается через позитивное отношение, переживание того, что «дом со всеми его предметно-пространственными, социальными и психологическими особенностями оценивается как близкий и родной, поддерживающий целостность и аутентичность, комфортный и функциональный, как цель возвращения и тыл». Здесь же и «сложный комплекс позитивных чувств и переживаний по отношению к дому как к личностно значимому месту (в символическом, функциональном, эмоциональном планах), влияющий на поведение и ценности, направляющий жизнь, поддерживающий психологическое благополучие человека», отмечают учёные.

Однако, помимо опубликованной в 2016 году шкалы, до сих пор существует не так много методик для измерения качества домашней среды или привязанности к жилищу. «Большинство из этих инструментов — модификации опросников, посвящённых привязанности к месту в широком смысле этого слова, сфокусированных на таких конкретных местах, как, например, парк или район или смыслах, которым наделяется место», — пишут исследователи. При этом существующие опросники не стандартизированы, сложны для анализа или посвящены только местам, связанным с детством и на самом деле не позволяют измерить уровень привязанность к дому.

Авторы отмечают, что привязанность к дому — культурный феномен. Так, например, Джудит Фландерс в своей книге «The Making of Home: The 500-Year Story of How Our Houses Became Our Homes» выделяет «домашние» и «недомашние» культуры. К «домашним» культурам в Европе она относит в основном северо-западные страны — Англию, Германию и Нидерланды), к «недомашним» в оcновном юг — Испания, Италия, Франция). В другой работе говорится о двух измерениях, определяющих разницу в восприятии дома — идентичность/общность и открытость/закрытость.

Учёные предполагают также, что отношение к дому может зависеть от разницы в отношении к семейным ценностям и традициям. Тем важнее иметь кросс-культурно устойчивые инструменты, которые бы позволили измерять уровень привязанности к дому и отражали бы суть этого феномена.

Как изучали?

Окончательная выборка исследования составила 1307 человек — студентов вузов в возрасте 17-26 лет. 78% из них женщины, 22% — мужчины. 322 респондента представляли Армению, 270 — Индию, из Индонезии было 177 участников, 260 — из Украины, и ещё 278 — из России.

Авторы отмечают, что феномен привязанности к дому важно изучать в соотнесении с долгосрочными, текущими изменениями в образе жизни людей. Особенно это важно для интеллектуальной молодёжи и студентов. Они покидают родные дома и вынуждены жить далеко от дома и семьи в новом временном жилье — общежитиях или арендованных квартирах.

Все респонденты учились в университетских кампусах — в среднем в 439 км от дома. Большинство жили в общежитиях или у родственников. Ещё около 15% испытуемых снимали жильё.

Данные собиралась в течение 2019-2020 годов. В ходе исследования использовались методы статистического анализа обработки данных.

Что получили?

В соответствии с результатами предыдущей валидизации HAS на российской выборке, в ходе кросс-культурного исследования подтвердилась однофакторная структура шкалы. Помимо этого авторы получили данные, которые позволяют усовершенствовать и российский инструмент измерения уровня привязанности к дому.

В ходе ревизии опросника выявилось несколько пунктов, имеющих самую высокую факторную нагрузку. Они были включены в сокращенную версию шкалы (SHAS) и отражают три наиболее часто выявляемых проявления сильной привязанности к дому:

 Эмоциональные проявления — эмоции и чувства.

 Когнитивные — идентичность.

 Поведенческие — действия.

Полученные результаты показывают, что шкалу можно использовать в России, Украине, Индии и Армении. Однако в случае Индонезии необходимо дополнительное более тщательное изучение факторной структуры на данных населения страны.

Также исследователи пришли к выводу, что привязанность к дому имеет связь с культурой. В странах с ярко выраженной коллективистской ориентацией и высокой ценностью семьи, таких как Индия и Армения, получены самые высокие показатели привязанности к дому, а в странах с умеренно коллективистской ориентацией, таких как Россия и Украина — более низкие.

Зачем это нужно?

Полученная шкала привязанности к дому — важный кросс-культурный инструмент. До валидизации SHAS у исследователей не было подобных протестированных методик, кроме одной, которая тем не менее имеет несколько другие цели — изучение характеристик домашней среды.

Авторы отмечают, что феномен привязанности к дому приобрел дополнительное значение и нуждается в изучении также в связи с тем, что в эпоху пандемии COVID-19 дом приобрёл дополнительные роли. С одной стороны, люди долгое время оказываются ограниченными пространством своих домов — во время локдаунов, а с другой — дома и квартиры для многих людей превратились ещё и в офисы из-за удалённой работы.

Новая шкала не только показывает удовлетворённость человека своим жилищем, но и помогает получить косвенный показатель, предопределяющий уровень психологического благополучия личности.

Теперь шкалу можно использовать в множестве кросс-культурных исследованиях: бездомности, тоски по дому, адаптации к новому месту жительства, а также в прикладных исследованиях, например, мотивации к мобильности и туризму. «К сожалению, предмет получил ещё большую актуальность в контексте текущих геополитических событий, когда многие люди оказались лишены своего дома. Установление привязанности к новому дому и преодоление тоски по дому, — это лишь некоторые из прикладных задач, в решении которых может помочь новый инструмент», — заключает Софья Нартова-Бочавер.
IQ

 

Авторы исследования:

Софья Нартова-Бочавер, Департамент психологии факультета социальных наук НИУ ВШЭ

София Резниченко, Департамент психологии факультета социальных наук НИУ ВШЭ

Милана Хачатурова, Департамент психологии факультета социальных наук НИУ ВШЭ

Виктория Ерофеева, Департамент психологии факультета социальных наук НИУ ВШЭ

Василий Бардадимов, благотворительный фонд «Школы мира»

Нарине Хачатурян, факультет философии и психологии Ереванского государственного университета

Ирина Кряж, кафедра прикладной психологии Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина

Шанмух Камбле, Карнатакский университет, Индия

Зулкарнайн Зулкарнайн, Университет Суматеры Утара, Индонезия

Автор текста: Селина Марина Владимировна, 7 июня