• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Институты, интеллектуальный капитал и рост

Как школьное и высшее образование влияют на экономическое благосостояние стран

ISTOCK

В Издательском доме НИУ ВШЭ вышла книга «Интеллектуальный капитал в разных странах мира. Образование и экономическая теория роста» Эрика Ханушека и Людгера Вёссманна. IQ.HSE публикует фрагмент книги, посвящённый тому, как институты и познавательные навыки влияют на экономический рост.

Исследователи уделяют всё большее внимание экономическим институтам как фундаментальной причине различий в экономическом развитии, однако в последнее десятилетие мы были свидетелями жарких дискуссий и по другим вопросам. Например, о том, какую роль в экономическом росте и развитии играют социетальные институты и человеческий капитал. Здесь мы рассмотрим, как учёт влияния экономических институтов изменяет наши матрицы роста стран мира.

В соответствии с идеей нового, но уже вызвавшего большой интерес направления исследований, заданного трудами Дарона Асемоглу, Саймона Джонсона и Джеймса Робинсона, благодаря основным социетальным институтам были созданы фундаментальные стандартные блоки, используемые для строительства «зданий» современных государств. При обосновании этой идеи, чтобы обойти очевидные вопросы об эндогенности развития институтов, авторы хитроумно использовали информацию о колониальном происхождении государств. Особое внимание Асемоглу, Джонсон и Робинсон уделили центральному понятию — твердым правам собственности, утверждая, что причинно-следственная роль институтов может рассматриваться аналитически, если проследить ее до различных колониальных путей, которыми пошли разные страны.

С другой стороны, Эдвард Глейзер с коллегами утверждают (и приводят в поддержку своей точки зрения широкий круг фактических свидетельств), что колонисты принесли на новые земли не только знания о том, какими должны быть социетальные институты, но и человеческий капитал; по мнению этих авторов, более вероятно, что высокий уровень развития этого человеческого капитала способствовал созданию «правильных» институтов и более высоким темпам экономического роста.

Дарон Асемоглу, Франсиско Гальего и Джеймс Робинсон ответили на это новыми результатами проверочных испытаний и новыми фактическими свидетельствами, обратившись, в частности, к другой группе ранних институтов, тесно связанных с установлением верховенства права в разных странах. Исследователи показали, что человеческий капитал является эндогенным, и подтвердили прежние выводы о главной фундаментальной роли институтов в обеспечении экономического роста.

Представляя результаты нашего анализа, мы не претендуем на то, чтобы завершить дискуссию о господствующей роли институтов или продолжить полемику об измерении определенных институтов. Мы лишь полагаем, что социетальные институты почти наверняка являются элементом, определяющим различия в экономическом росте. 

Отсюда важность понимания того, как они взаимодействуют с интеллектуальным капиталом народов и государств. В то же время наши изыскания отнюдь не повторяют предшествующие дебаты. В данном случае нас снова интересует вопрос об измерениях человеческого капитала в более ранних аналитических исследованиях. Все они основываются на данных об уровнях школьного образования, которые, как было показано, представляют собой далекую от точности меру релевантных навыков народов разных стран.

В таблице ниже рассматриваются альтернативные показатели экономических институтов в контексте наших основных моделей роста. Первый столбец просто добавляет к нашим базовым моделям два общих (и мощных по своему воздействию) институциональных показателя, связанных с качеством изначальной экономической среды: открытость экономики и неприкосновенность прав собственности.

В качестве показателя открытости мы используем индекс Джеффри Сакса и Эндрю Уорнера, отражающий долю лет в период 1960–1998 гг., когда экономика страны рассматривалась как открытая по отношению к международной торговле. При построении индекса авторы опирались на пять основных факторов: таможенные тарифы, квоты, контроль над валютным курсом, экспортный контроль и характер экономики (социалистическая или нет). Д. Асемоглу, С. Джонсон и Дж. Робинсон используют в своей работе в качестве показателя неприкосновенности прав собственности индекс защиты от риска экспроприации (среднее значение за 1985–1995 гг.); он был разработан частной компанией Political Risk Services, оценивающей риски принудительного изъятия инвестиций в разных странах мира. Обратите внимание, что ограниченность данных приводит к сокращению выборки с 50 до 47 стран.

Оба они имеют большое значение для объяснения роста, хотя показатель прав собственности значим и сам по себе. (Обратите внимание, что защита от экспроприации и открытость тесно коррелируют друг с другом; простая корреляция составляет 0,71.) Согласно результатам анализа, когнитивные навыки оказывают положительное и весьма значимое влияние на экономический рост независимо от показателей качества институтов, хотя их расчетное воздействие снизилось до примерно 1,3. 

В той степени, в которой институциональные показатели способны отражать воздействие познавательных навыков на развитие «правильных» институтов, данная более низкая оценка может рассматриваться как нижняя граница совокупного влияния этих навыков. Приведенные данные подтверждают присутствие независимого влияния познавательных навыков на экономический рост. Имеются основания полагать, что сила этого влияния различается в зависимости от функционирующих в стране экономических институтов.

Таблица 3.5. Познавательные навыки, институты и экономический рост
 
 

(1)

(2)

(3)

(4)

(5)

Познавательные навыки

1,265**

(4,06)

1,995**

(7,60) 

1,494**

(4,46) 

1,239**

(4,12)

1,257**

(4,00)

Исходная продолжительность школьного обучения (1960 г.)

0,004

(0,05)

−0,031

(0,41)

−0,017

(0,22)

−0,049

(0,66)

−0,003

(0,03)

Исходный ВВП на душу населения (1960 г.)

−0,351***

(6,01)

−0,297***

(5,64)

−0,355***

(6,03)

−0,310***

(5,73)

−0,381***

(4,72)

Открытость

0,508 

(1,39) 

0,732**

(2,13)

 

0,859**

(2,18)

0,503

(1,36)

Неприкосновенность прав собственности

0,388**

(2,29)

 

0,485***

(3,00)

0,183

(1,08)

0,396**

(2,31)

Познавательные навыки х Открытость

 

1,609**

(2,34)

     

Познавательные навыки х Неприкосновенность прав собственности

   

0,210

(1,19)

   

Тропическая территория

     

0,043

(0,14)

 

Фертильность

     

−0,135

(0,83)

 

Исходный физический капитал на душу населения

       

0,014

(0,55)

Константа

−6,447*** 

(6,65)

2,813***

(6,48) 

2,845***

(6,51) 

−4,114**

(2,63)

−4,695***

(5,04)

Количество стран

47

47

47

45

47

R2 (скорр.)

0,784

0,785

0,781

0,797 

0,780


Например, Дуглас Норт подчеркивает важную роль институциональной структуры в формировании относительной прибыльности пиратства по сравнению с производственной деятельностью. Если знания и навыки находят применение по большей части в первом, а не во втором виде деятельности, резонно было бы ожидать от них существенно отличного (вплоть до отрицательного) влияния на экономический рост. Аналогично Кевин Мерфи, Андрей Шлейфер и Роберт Вишни показали зависимость экономического роста от распределения талантов между стремлением к получению ренты и предпринимательством: страны, в колледжах которых велось обучение по сравнительно большему количеству инженерных специальностей, росли быстрее, а страны, где в вузах обучалось больше будущих юристов, — медленнее. 

По мнению Уильяма Истерли, в менее развитых странах влияние образования может быть сравнительно слабым, так как в них отсутствуют другие благоприятные для роста факторы, такие как функционирующие институты, необходимые для развития рынков и правовых систем. Как считает Лант Притчетт, недостатки институциональной среды, свойственные многим развивающимся странам, приводят к тому, что познавательные навыки применяются в социально непродуктивных видах деятельности, вследствие чего снижается и среднее влияние образования на рост.

Измерения образования и человеческого капитала способны повлиять на эмпирическую поддержку приведённых выше доводов, но основной вывод, в соответствии с которым в странах с неправильной институциональной средой социальная отдача образования и навыков может быть незначительной, безусловно, заслуживает внимания. Поэтому мы добавляем в столбцы 2 и 3 таблицы выше такие элементы, как взаимодействие между познавательными навыками и каждым из наших институциональных показателей.

В соответствии с результатами открытость и познавательные навыки не только оказывают значительное индивидуальное влияние на экономический рост, но и значимо положительно взаимодействуют друг с другом (столбец 3), что показано на рис. 3.3. Действительно, в странах, полностью открытых для международной торговли, влияние познавательных навыков на экономический рост значительно выше, чем в государствах с полностью закрытой экономикой. В последних навыки относительно слабо (0,9) влияют на темпы роста, в то время как в открытых экономиках это влияние возрастает до 2,6.

Если как показатель качества институтов в столбце 3 используется не открытость для международной торговли, а защита от экспроприации, мы все так же обнаруживаем элемент положительного взаимодействия с познавательными навыками, пусть он и не является статистически значимым. Познавательные навыки остаются важным детерминантом различий в темпах роста.

За расширение наших базовых моделей выступали и другие исследователи. Например, по мнению Джона Макартура и Джеффри Сакса, экономический рост, независимо от институтов, подвержен влиянию географических особенностей. Чтобы учесть и эту возможность, к столбцу 4 добавляется нахождение страны в тропиках (а также фертильность, как ещё один потенциальный фактор). Они не являются значимыми и не изменяют влияние познавательных навыков. В последнем столбце добавляется начальный запас физического капитала каждого государства, но и в этом случае базовая модель остается неизменной.

Мы интерпретируем оценки тестовых баллов в присутствии институциональных факторов как нижнюю границу общего истинного эффекта, поскольку институциональные показатели включают любые прямые влияния познавательных навыков на развитие «правильных» институтов. Однако интерпретация должна быть более тонкой, так как практически все развитые государства не отличаются друг от друга ни в плане прав собственности, ни в плане открытости для международной торговли.

Следовательно, у развивающихся стран (с ограничивающими институтами) имеется возможность повышения экономических результатов благодаря совершенствованию институтов. Но как только они действительно исправят несовершенные экономические институты, любые дальнейшие усилия этих стран, направленные на повышение темпов роста, должны будут осуществляться с опорой на интеллектуальный капитал.

Впрочем, и развитые страны не имеют совершенных с экономической точки зрения институтов, вследствие чего в Европе ведутся дискуссии, например, об ограничениях на рынках труда и товаров или о вмешательстве государства в их функционирование.
IQ

1 июля