• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Учёные определили мотивацию доноров крови

Кто готов поделиться своей «рекой жизни»

ISTOCK

Мнение: Считается, что люди сдают кровь, чтобы получить какие-либо льготы или финансовое вознаграждение.

На деле: Постоянно сдающие кровь доноры мотивированы осознанием значимости своего вклада в спасение других людей.

Теперь подробнее

Интернациональная команда исследователей из Международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ, Национального медицинского исследовательского центра гематологии и ряда американских университетов изучили мотивацию регулярных доноров крови. Более 500 респондентов из России и США согласились рассказать о своей мотивации и эмоциях, которые они испытывают в процессе сдачи крови, а также дальнейших намерениях заниматься этим. Выяснилось, что у регулярных доноров ведущей оказалась автономная мотивация помогать другим людям сохранить жизни, а не внешние вознаграждения в виде льгот или социального одобрения. Это верно как для граждан России, так и жителей США. Результаты исследования опубликованы в Journal of Community & Applied Social Psychology.

О чём речь?

Вопрос о том, почему люди занимаются донорством крови — учёные начали активно изучать ещё с 1970-х годов XX века. Мотивация некоторых доноров — чисто финансовая. Например, в США существует индустрия кровяной плазмы, которая даёт возможность здоровым людям получить деньги за сданную кровь. «К сожалению, большинство общественных банков крови не имеют средств, чтобы покупать кровь, они вынуждены полагаться на волонтёрский вклад», — отмечают авторы исследования Кеннон Шелдон, Евгений Осин, Саманта Лапка, Елена Рассказова, Людмила Титова, Сергей Хрущёв, Дмитрий Выборных и Татьяна Гапонова.

Однако что мотивирует неоплачиваемое донорство? Эмпирические иссследования говорят о том, что существует множество причин, почему люди занимаются бескорыстной деятельностью на благо других людей или общества. Некоторые доноры, как отмечают авторы, осознают, что снабжение кровью — общественное благо, которое может быть обеспечено только в том случае, если люди готовы в него вкладываться. Они чувствуют, что должны это делать, дабы оставаться хорошими и ответственными членами социума.

Другие могут исходить из того, что когда-нибудь донорская кровь может понадобиться им самим или их близким. Конформистски настроенные люди занимаются донорством, потому что чувствуют давление от лидеров или социальных групп, к которым они принадлежат. Таким образом они пытаются соответствовать нормативным социальным требованиям.

В научной литературе есть немало и теоретических объяснений решения людей заниматься донорством. Например, теория запланированного поведения, теория ожидаемой ценности или теория самоэффективности. В ряде работ сдачу крови анализируют, сфокусировавшись на такой характеристике доноров, как бескорыстность. Отдельные статьи посвящены исследованиям влияния различных финансовых стимулов на желание людей сдавать кровь.

Сейчас уже накопилось много научной информации о мотивации к донорству. Однако никто из учёных, за некоторым исключением, не рассматривал эту проблему донорства через призму теории самодетерминации (Self-determination theory, SDT). Именно её авторы использовали в качестве основы для своего исследования.

Теория самодетерминации основана на концепте автономной внутренней мотивации. Человек внутренне мотивирован что-либо делать, когда само по себе действие или деятельность является вознаграждением — например, любимая работа, хобби, встречи с друзьями и т.п. Позже в рамках теории был выделен ещё один тип автономной мотивации — мотивация идентификации (identified). Она присутствует, когда действие является важным, значимым и ценным для чего-либо, с чем человек себя идентифицирует. И это действие само по себе не обязательно должно быть приятным, как, например, физическая процедура сдачи крови. Понятие мотивации идентификации важно, поскольку, как отмечает Кеннон Шелдон, помогает объяснить, почему люди могут добровольно делать то, что по сути не приносит им удовольствия.

Также в теории самодетерминации выделяется две формы контролируемой — то есть неавтономной мотивации — внешняя и интроецированная (внутренняя). В первом случае человек делает что-либо, потому что получает за это некое измеряемое вознаграждение, либо избегает таким образом неодобрения или осуждения со стороны других. Сдача крови под давлением группы — это пример внешней мотивации. Во втором случае человек делает что-либо через внутреннее сопротивление, чтобы избежать чувства вины или повысить самооценку, поясняют авторы.

В ходе исследования учёные проанализировали, как разные виды мотивации влияют на намерения доноров крови. Они предположили, что люди с выраженной автономной мотивацией к донорству с большей вероятностью будут склонны сдавать кровь в будущем.

Вторая гипотеза исследования заключалась в том, что люди с автономной мотивацией переживают позитивные эмоции в процессе сдачи крови. То есть сам по себе акт донорства для них является вознаграждением. Ну а третья гипотеза касалась влияния позитивных эмоций на намерения доноров.

Как изучали?

В выборку исследования вошёл 521 человек, средний возраст — 27,14 лет. Все они заполняли бумажные анкеты, когда ожидали своей очереди на сдачу крови. При этом было две подвыборки — одна из России (279 респондента), вторая — из США (242 респондентов).

Группы несколько различались по своим характеристикам. Американские участники исследования — в основном студенты колледжей, часть — университетские работники или представители местного сообщества. Сбором анкет руководила одна из авторов работы — Саманта Лапка. Анкеты собирали во время трёхдневного марафона по сбору крови, проводимого в конце 2019 года в одном из крупных университетов на Среднем Западе США. Большинство доноров (179 из 242) сообщили, что это либо их первый опыт донорства, либо они сдают кровь не чаще раза в год. Участники не получали никакой материальной компенсации, кроме бесплатной порции еды после сдачи крови.

Респондентов из России опрашивали на круглосуточно работающей станции переливания крови в Москве, куда они приходили в качестве доноров. Данные собирались в течение двух месяцев (май-июнь 2019 года). Большинство участников были регулярными донорами, которые сдают кровь более пяти раз в год (69,2%) или 2-4 раза в год (33,24%). В России, как отмечают авторы, доноры получают некоторое вознаграждение — бесплатная еда после сдачи крови и два дня оплачиваемого отгула на работе за каждую сдачу, а также общественное признание (звание «Почётный донор») и дополнительные льготы для тех, кто сдавал кровь более 40 раз.

Что получили?

В результате проведённого анализа подтвердились все гипотезы исследования. Автономная мотивация предсказывает намерения респондентов быть донорами крови в будущем. Причём эта связь оказалась более сильной у респондентов из США. В результате регрессионного анализа выяснилось, что среди американских доноров большой позитивный эффект на донорские намерения оказывает внутренняя автономная мотивация и негативный эффект — внешняя контролируемая мотивация.

Позитивный эффект мотивации идентификации одинаково силён и статистически значим для обеих выборок. Контролируемая мотивация также не имеет положительной связи с будущими намерениями сдавать кровь ни среди российских, ни среди американских доноров.

Дополнительно подтвердилось, что автономная мотивация связана с позитивными эмоциями среди доноров. Связь контролируемой мотивации с эмоциями оказалась неодинаковой в двух выборках. Выяснилось, что интроецированная мотивация (когда человек внутренне принуждает себя к действиям, чтобы избежать чувства вины и т.п.) связана с положительными эмоциями в российской выборке. Среди американцев такого эффекта не было зафиксировано.

И, наконец, подтвердилось, что те доноры, которые испытывают положительные эмоции во время сдачи крови, с большей вероятностью готовы заниматься донорством и дальше.

Авторы отмечают, что некоторая разница между российской и американской выборками может быть объяснима культурными отличиями, например, связанными с ценностными ориентациями. Но этот вопрос нуждается в дальнейшем анализе, поясняют они. Также учёные обращают внимание на различный контекст донорства в двух выборках — марафон по сдаче крови в США и регулярно работающая станция по переливанию крови в России. При этом в русской выборке присутствовали в основном постоянные доноры, в отличие от американской. В то же время, в США ежегодно сдают кровь около восьми миллионов человек, или 2,4% населения. А в России — только 1,3 миллиона, или 0,9%.

Тем не менее несмотря на разницу в выборках и культурные различия результаты исследования подтвердили, что автономная мотивация оказывает в целом позитивный эффект на намерения людей заниматься донорством в будущем. Если человек чувствует внутреннюю необходимость в этом и желание вне зависимости от внешних вознаграждений, социального давления и чувства вины, то есть большая вероятность, что он сдаст кровь снова.

Для чего это нужно?

Ситуации, когда кому-либо срочно необходимо переливание крови, происходят повсеместно. Поэтому банки донорской крови должны постоянно обновляться, отмечает один из авторов исследования, заместитель заведующего Международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ Евгений Осин.

Большинство организаций, занимающихся снабжением крови, работают за счёт вклада доноров-волонтёров, которые сдают кровь на случай экстренной необходимости. В связи с этим важно знать, что именно мотивирует людей регулярно сдавать кровь, поясняет исследователь. Особенно актуально это стало во время распространения COVID-19. Количество пациентов, нуждающихся в донорской крови, увеличилось, а организациям в условиях обязательного социального дистанцирования стало намного сложнее проводить общественные акции по сбору крови.
IQ
 

Авторы исследования:

Кеннон Шелдон, научный руководитель Международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ, профессор Университет штата Миссури (США)

Евгений Осин, заместитель заведующего Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ

Саманта Лапка, Университет Пердью, штат Индиана (США)

Елена Рассказова, ведущий научный сотрудник Международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ

Людмила Титова, Вашингтонский университет, Сиэтл (США)

Сергей Хрущев, Национальный медицинский исследовательский центр гематологии, Москва

Дмитрий Выборных, Национальный медицинский исследовательский центр гематологии, Москва

Татьяна Гапонова, Национальный медицинский исследовательский центр гематологии

Автор текста: Селина Марина Владимировна, 14 октября