• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мета-анализ связал доброжелательный сексизм с насилием над женщинами

Отношение как к «прекрасной, но слабой принцессе» может скрывать враждебность

ISTOCK

Ситуация: Насилие в отношении женщин часто считается следствием социального неблагополучия, психических расстройств и зависимостей.

На деле: Кроме индивидуальных и социальных факторов, поддержке насилия способствуют сексистские установки. В том числе, доброжелательные, в рамках которых женщина рассматривается как «прекрасное создание, но слабое и нуждающееся в постоянной опеке и защите».

Теперь подробнее

Исследователи из НИУ ВШЭ Елена Агадуллина, Андрей Ловаков, Марьяна Балезина и Ольга Гулевич изучили связь разных видов сексизма — враждебного и доброжелательного — с проявлением и поддержкой насилия над женщинами. Чтобы понять, каким образом сексистские установки способствуют насилию, авторы провели мета-анализ научных текстов. Всего было проанализировано свыше 150 статей, посвященных взаимосвязи сексизма и насилия. Выяснилось, что как враждебный, так и доброжелательный сексизм связаны с насилием по отношению к женщинам, однако их роль в проявлении насильственного поведения неодинаковая. Препринт с результатами работы опубликован на PsyArXiv Preprints.

О чём речь?

Традиционно, с научной точки зрения, сексизм рассматривался как проявление враждебного и презрительного отношения к женщинам. Но в последние 20 лет это представление изменилось. Появилось понимание об амбивалентной или двойственной природе феномена. В теории амбивалентного сексизма выделяют два вида сексистских установок по отношению к женщинам — враждебный (hostile) и доброжелательный (benevolent) сексизм.

Враждебный сексизм — негативная, традиционная форма. В его основе — антипатия к женщинам, особенно тем, которые не подчиняются традиционным женским ролям, а также претендуют на власть. Одна из важных особенностей враждебного сексизма — убеждённость в том, что женщины менее компетентны, нежели чем мужчины. По этой причине они могут прибегать к «нечестным» способам, которые помогают им добиться власти или подчинить себе мужчин. Это может быть использование сексуальности или ложных обвинений мужчин в сексуальных домогательствах или дискриминации.

Доброжелательный сексизм, напротив, на первый взгляд, позитивная, но тем не менее стереотипная установка. Она предполагает, что женщину нужно защищать и заботиться о ней. Но речь идёт именно о женщине, соответствующей гендерным стереотипам. Мужчина в таком случае, как поясняет одна из авторок исследования Елена Агадуллина, представляется «сильным и галантным рыцарем», а девушка «прекрасной, но слабой принцессой».

Несмотря на явные отличия между враждебным и доброжелательным сексизмом, эти формы сосуществуют друг с другом. Каждая из них вносит свой вклад в поддержку гендерного неравенства, оправдания существующей системы гендерных отношений и укрепление высокого статуса мужчины в обществе, отмечают исследователи.

Здесь возникает вопрос, как разные формы сексизма связаны с насилием. Результаты исследований на этот счёт противоречивы. Одни научные работы показывают, что две формы сексизма могут иметь противоположные связи с насилием по отношению к женщинам. С одной стороны и враждебный, и доброжелательный сексизм предполагают доминирующую роль мужчины. Но при этом доброжелательная установка подразумевает защиту женщины, и должна препятствовать поддержке или проявлению насилия.

Другие работы показывают, что обе установки позитивно связаны с поддержкой физического насилия, контролирующего поведения, угрозами и оскорблениями в адрес женщин. Так, доброжелательный сексизм способствует абъюзивному поведению по отношению к женщинам, которые не соответствуют гендерным стереотипам. Подобные женщины могут в том числе подвергаться виктимблеймингу (обвинение жертвы) — «сама виновата».

Авторы отмечают, что их работа — первая попытка изучить взаимосвязь разных видов сексизма с насилием. Подобных исследований с использованием анализа большого количества научных источников ранее не проводилось.

Как изучали?

В ходе работы авторы использовали метод мета-анализа научной литературы. Первоначально был выполнен глобальный поиск статей по исследуемой теме в базах Scopus, Web of Science, EBSCO и других. При поиске использовались такие ключевые слова, как амбивалентный сексизм, враждебный сексизм или доброжелательный сексизм и др. В изначальном обзоре присутствовало свыше 11 484 источников. В процессе дальнейшей работы из них для анализа учёные отобрали 152 статьи на русском, английском, немецком, французском и португальском языках. 37 статей описывали связь между проявлением насилия и амбивалентным сексизмом, а 124 — связь между отношением к насилию мужчин над женщинами и амбивалентным сексизмом.

Что получили?

Результаты метаанализа подтвердили, что как враждебный, так и доброжелательный сексизм независимо друг от друга значимо связаны с поддержкой установок, которые оправдывают и легитимизируют насилие в отношении женщин. Однако роль враждебного сексизма всё-таки значительно выше.

Насилие может проявляться в разных формах: физическом, сексуальном и психологическом. При этом психологическое форма не всегда воспринимается как насилие. Между тем оно наносит серьёзный вред психическому здоровью женщины и может включать в себя угрозы, манипуляции, обесценивание, а также ограничение личной свободы.

Что касается непосредственно проявлений насилия, то только в случае враждебного сексизма эффект позитивный. Иными словами, люди, разделяющие враждебный сексизм, могут быть потенциально склонными к насилию над женщинами. Однако границы между двумя видами установок условные. Если женщина не соответствует гендерным стереотипам, то враждебный сексизм может активироваться, как запасной «инструмент» борьбы мужчины за своё доминирование.

В результате, как отмечают авторы, доброжелательный сексизм на самом деле не может защищать или противостоять насилию над женщинами, он просто потенциально скрывает другую — более агрессивную сторону сексистских установок.

При этом доброжелательный сексизм — это достаточно социально приемлемая установка, считают исследователи. В том числе, нередко именно таких «покровительственных» отношений со стороны мужчины ожидают сами женщины. Они могут получать финансовую и физическую защиту от мужчины. Но есть риск, что выйдя за пределы стереотипов о гендерных ролях, они могут столкнуться с враждебным сексизмом или угрозой насилия, если для мужчины важно поддерживать доминирующие позиции.

Исследователи акцентируют внимание на том, что сексизм показывает сильную связь именно с поддержкой установок в отношении насилия над женщинами, чем с непосредственными проявлениями насилия. То есть сексизм — это то, что поддерживает дискурс, оправдывающий насилие. Но само проявление насилия, как отмечают авторы, может быть связано с другими индивидуальными и социальными факторами.

Для чего это нужно?

Насилие над женщинами — серьёзная социальная проблема, касающаяся прав человека и здоровья населения. Согласно ВОЗ и современным исследованиям, насилие оказывает негативное влияние на физическое здоровье (в том числе, рост смертности, репродуктивные проблемы, сложности с вынашиванием беременности), психологическое здоровье (например, риски депрессии и посттравматического стрессового расстройства), а также социальный и экономический статус.

Показано, что женщины, которые пережили насилие, имеют более высокие риски безработицы, развода и алкогольной или наркотической зависимости. Поэтому изучение факторов насилия является крайне важным. Результаты исследований в этом направлении, как отмечают авторы, могут, например, помочь в разработке соответствующих социальных и образовательных программ.
IQ
 

Авторы исследования:

Елена Агадуллина, заведующая научно-учебной лабораторией психологии социального неравенства

Андрей Ловаков, младший научный сотрудник международной научно-учебной лаборатории институционального анализа экономических реформ НИУ ВШЭ

Марьяна Балезина, аспирант департамента психологии НИУ ВШЭ

Ольга Гулевич, заведующая научно-учебной лабораторией политико-психологических исследований

 

Автор текста: Селина Марина Владимировна, 31 октября