• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Автор: Соболевская Ольга Вадимовна
В новых районах Москвы жилье строится намного быстрее, чем социальная и культурная инфраструктура, что снижает удовлетворенность горожан своей жизнью.
Система здравоохранения ищет пути повышения своей эффективности на фоне отсутствия роста государственного финансирования. В то же время структурные диспропорции в отрасли нивелируются медленно, многие вопросы совершенствования медпомощи остаются нерешенными.
В условиях роста миграционного давления на развитые страны Россия должна по-новому взглянуть на приток иностранцев: оценить его геополитические выгоды и упредить связанные с ним социальные риски. В этом поможет продуманная адаптация мигрантов.
Подростки из средних и малых городов, посещающие внеклассные занятия, реже употребляют спиртные напитки. Риски алкоголизации школьников в целом более низки в тех городах, где выше уровень образования и социально-профессиональный статус населения.
Малым городам России грозит вымывание львиной доли молодежи: три четверти учеников выпускных классов планируют, получив аттестат, перебраться в областные центры и две столицы ради лучшей жизни. Остаться на родине намерены лишь 4%.
Индивидуальные решения о деторождении могут существенно зависеть от социального контекста - поддержки или давления со стороны родных, друзей, коллег, сверстников.
Сжатие спроса на иностранных работников, падение курса рубля и изменения миграционного законодательства привели к сокращению объема денежных переводов, отправленных мигрантами на родину. Между тем, это «донорство» помогает более бедным странам СНГ поддерживать экономическое развитие и социальную сферу.
Культурный капитал семей школьников часто мешает действию социального лифта и «приговаривает» детей к определенной образовательной траектории. При одинаковой успеваемости подростки из семей с разным социально-экономическим статусом — уровнем образования и доходов родителей — с разной вероятностью продолжают обучение в школе после девятого класса. Дети образованных и обеспеченных родителей чаще идут в старшие классы, а затем и в вузы. Подростки из простых семей нередко уходят в техникумы, даже когда учатся неплохо. Так закрепляется социально-экономическое неравенство.
«Купить диплом», «второе высшее», «заказать курсовик» — такие запросы чаще всего конструируют в поисковых системах интернет-пользователи, когда ищут информацию о вузовском образовании. Статистика употребления этих словосочетаний и выбор ключевых слов говорят о девальвации высшего образования в представлениях аудитории Рунета и о восприятии вузовских квалификационных работ как коммерческого продукта.
Каждый восьмой россиянин в возрасте 15-24 лет не работает и при этом не учится. При этом молодые мужчины становятся безработными реже, чем их европейские сверстники. А россиянки той же социальной группы «проигрывают» европейкам, чаще их проявляя экономическую неактивность, что связано с более ранним материнством и «недружелюбностью» российского рынка труда к гибким формам занятости.
Интернет все больше превращается из площадки общения в ораторскую трибуну — коммуникации в социальных сетях утрачивают диалогическое начало. Распространение получили монологи и одностороннее взаимодействие: «вещание» в медиа-«эфире» с помощью постов и визуальных материалов, высказывания ради создания нужного сетевого имиджа, рассылки и другие способы поставить читателя перед фактом. Профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ Мария Пильгун изучила коммуникативное поведение пользователей Рунета.