• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Публикации

The Impact of WTO Membership: A Comparative Analysis of China, Russia and Ukraine

Комплексный анализ социально-экономических последствий вступления Китая, Украины и России в ВТО по различным отраслям экономики позволил выработать рекомендации для наиболее успешной адаптации России к нормам ВТО. Акцент сделан на опыте Китая. Практика его участия в ВТО крайне полезна для России с позиций позитивного влияния  на развитие экономики страны, когда с одной стороны, идет расширение промышленного и производственного секторов экономики, продвижение товаров на мировых рынках, а с другой, есть возможность использовать правовые инструменты ВТО для защиты национального внутреннего рынка.

Положительный опыт участия в ВТО Китая несколько контрастирует с приведенным опытом Украины. Оценка многовекторной  политики Украины и ее ассоциирование с ЕС позволила сделать вывод о невозможности этой страны идти одновременно по пути и евразийской  и европейской интеграции. 

Обострившееся в последнее время торгово-экономическое и политическое противоборство России с американскими и европейскими партнерами подталкивает к кардинальному изменению государственной экономической стратегии. Определить направления таких трансформаций поможет постижение как положительного, так и отрицательного опыта продвижения в мировое экономическое пространство давних торговых партнеров России – Китая и Украины. 

… 
Routledge, Taylor & Francis Group, 2018.

Capital Cities: Varieties and Patterns of Development and Relocation

The issue of capital city relocation is a topic of debate for more than forty countries around the world. In this first book to discuss the issue, Vadim Rossman offers an in-depth analysis of the subject, highlighting the global trends and the key factors that motivate different countries to consider such projects, analyzing the outcomes and drawing lessons from recent capital city transfers worldwide for governments and policy-makers.

… 
L.; NY: Routledge/Taylor & Francis, 2017.

Low Carbon Growth in the Northeast Asian Economies: Mirage or Reality?

The Paris Climate Agreement established a new target of combating global warming "well below 2 degrees Celsius". This goal will lead to the transformation and deep decarbonization of world economy aiming at nearly zero carbon emissions soon after 2050. The Northeastern Asian countries (responsible for 40% of global CO2 emissions) have all rechnological, resource and ivnestment potential for decarbonization both domestically and internationally, and can show leadership in this efforts on global scale.

… 
Safonov G., Enkhbayar S.
Iss. 1701e. Niigata: ERINA, 2017.

Making the Korean nation in the Russian Far East, 1863–1926

Exploring the history of Koreans in the Russian Far East from the perspective of New Imperial History, the article demonstrated that political activism of Koreans and policies of the Russian (Soviet), Korean, and Japanese governments resulted in consolidation of two visions of their future. The first vision implied unity between the Koreans living in the Russian Far East with those who stayed in Korea, moved to Japan, or emigrated elsewhere and corresponded to the agenda of building a Korean nation. The second vision implied that the bilingual or Russified Koreans aspired to stay in the Russian Far East permanently, ensuring their own livelihood in the new regional frontier. The two currents interlaced in the project of Korean autonomy in a post-imperial state, first the Far Eastern Republic (FER) and later the Union of the Soviet Socialist Republics (USSR). The project involved inclusion of Koreans into the global spread of revolution through the Communist International and left the issue of the duration of Korean presence in the Russian Far East opened. Its ultimate failure in 1926 left the Koreans partly excluded from the Soviet system without the institutional benefits of a national autonomy.

… 
Sablin I., Kuchinsky A.
Nationalities Papers. 2017.

Relaciones comerciales entre Rusia e España a los principios del siglo XIX

В статье рассматривается развитие торговых отношений между Россией и Испанией во время правления Карла IV и Фердинанда VII, внимание автора сосредоточено на деятельности дипломатов в развитии коммерции между двумя странами, в первую очередь И.М. Муравьёва-Апостола, российского полномочного посланника в Испании (1802-1805), его испанского коллеги в Санкт-Петербурге, Гаспара-и-Марии де ла Нава Альвареса де Норонья, (1802- 1807), а также генеральных консулов Испании Антонио де Коломби (Санкт-Петербург) и Франсиско де Багер-и-Рибаса (Одесса). На основе их донесений изучены причины сокращения торговли между Испанией и Россией во время правления Фердинанда VII.

… 
Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России. 2017. No. 3.

Towards the First Far Eastern Republic: Regionalism, Socialism, and Nationalism in Pacific Russia, 1905–1918

The working paper offers a new interpretation of the intellectual and political genealogies of the Far Eastern Republic (1920–1922). The working paper demonstrates that the Far Eastern Republic was not a new project, as a similar formation was first proclaimed on April 10, 1918, in Khabarovsk as an autonomy within the Soviet Russian Republic under the name of the Soviet Republic of the Far East in line with the resolutions of the Third All-Russian Congress of Soviets. The Soviet Republic of the Far East was a product of regionalist and nationalist discourses and built on the ideas of decentralization which were widely discussed since the First Russian Revolution (1905–1907) by liberals and socialists alike and began to be implemented after the February Revolution (1917). The Chernobyl-born and Chicago-educated Bolshevik Aleksandr Mikhailovich Krasnoshchekov, who led the establishment of the Far Eastern Republic in 1920, also headed the Soviet Republic of the Far East in 1918. Its government, the Far Eastern Council of People’s Commissars (Dal’sovnarkom) defied the authority of the Central Executive Committee of Siberian Soviets (Tsentrosibir’) and disobeyed the Moscow central government implementing thereby a regionalist approach to Soviet federalism. Krasnoshchekov’s project relied on the ideas of the Populists (Narodniki), the Socialist Revolutionaries, and the Social Democrats which were tested in the Russian Far East during the First Russian Revolution and the interpretations of Far Eastern history and interests which were put forward by regional deputies in the Russian State Duma. The formation of the first Far Eastern republic was facilitated by the activities of Deputy of the Fourth Duma and Commissar of the Provisional Government for the Far East Aleksandr Nikolaevich Rusanov who led the formation of a regional organization uniting democratically elected zemstvo and municipal self-government bodies. … 
Humanities. HUM. Basic Research Programme, 2017. No. 142.

XVII Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4 кн.

Сборник составлен по итогам XVII Апрельской международной научнойконференции по проблемам развития экономики и общества, организованной Национальным исследовательским университетом «Высшая школа экономики» при участии Всемирного банка и проходившей 19–22 апреля 2016 г. в Москве. 

Рассматриваются следующие темы: экономическая история, методология экономической науки, мировая экономика, торговая политика, фирмы и рынки, политические процессы, местное самоуправление и гражданская самоорганизация и др.

Для экономистов, финансистов, менеджеров, политологов, социологов, а также студентов, аспирантов и преподавателей вузов.

Книга может быть полезна всем, кто интересуется проблемами и перспективами реформирования российской экономики.

… 
Под редакцией: Е. Г. Ясин
Кн. 2. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017.

Без партнерства

На фоне изменения баланса сил в мире, роста великодержавного соперничества и хаотизации мировой политики происходит формирование трансрегиональных экономических объединений. Не ставя своей целью углубление регионализации в мире, США отчасти способствуют этому процессу. Вашингтон стремится посредством создания американо-центричных блоков – ТТП и ТТИП - укрепить свои лидирующие позиции. США надеются вовлечь в макрорегиональные союзы большую часть союзнических стран и тем самым заставить остальные государства присоединиться к уже выработанным правилам регулирования экономической сферы. Другими словами, цель США состоит в изменении существующих правил и стандартов экономического регулирования на глобальном уровне с помощью трансрегиональных объединений. Одним из таких мегаблоков может стать Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП). Его геополитическое значение возрастает в американской внешней политике на фоне углубления великодержавного соперничества. Помимо достижения заявленных экономических выгод, скорее всего, ТТИП будет способствовать укреплению лидирующей роли США, консолидации Евроатлантики – США и ЕС, и ассоциируемых с Европейским союзом стран.

… 
Россия в глобальной политике. 2017. № 1. С. 17-29.

Внешнеполитический курс постсоветской России: в поисках идентичности

В основе национального менталитета, определяюще- го основные направления российской внешней политики, не может не стать согласие о том, что мы все вместе должны приспособить уникальный дар, доставшийся нашей стране от предшествующих поколений, - ее про- странство к императивам быстро бегущего времени. Именно это является для России вызовом - не менее, а, быть может, более трудным, чем те, с которыми лучше или хуже справлялись наши предшественники. Для Евро- пы, Евразии, для мира в целом такое направление нацио- нальной идентичности России не является конфронтаци- онным. Оно не является и не должно быть вызовом для нашего внешнего окружения. Это - вызов для нас самих. А патриотизм сегодня состоит в том, чтобы достойно ответить на этот вызов

… 
Международная жизнь. 2017. № 1. С. 42-62.

В объятиях победителя

Джон У. Дауэр в настоящее время является профессором истории в Массачусетском технологическом институте. Многие из тем, рассмотренных в данной книге, основаны на его долгих научных исследованиях вопросов войны, мира, власти и справедливости в новейшей истории Японии и в японско-американских отношениях. Его работа Empire and Aftermath: Yoshida Shigeru and the Japanese Experience: 1878-1954 стала пионерским исследованием существующих и нарушенных связей в довоенной и послевоенной Японии. Впервые опубликованное в 1979 г., это исследование деятельности самого влиятельного в послевоенное время японского политика стало бестселлером в японском переводе. Книга профессора Дауэра War Without Mercy получила широкое одобрение за глубочайший сравнительный анализ расовых и психологических аспектов Второй мировой войны в Азии. Эта книга получила несколько премий в США, включая Премию Национальной ассоциации литературных критиков для документальных исследований. В Японии она получила премию Охира Масаёси за выдающиеся научные исследования проблем Азиатско-Тихоокеанского рагиона. В 1993 г. ряд его статей были опубликованы под общим названием Japan in War and Peace. Профессор Дауэр вышел за рамки традиционных исследований, используя визуальные материалы и прочие выражения массовой культуры, такие как песни и лозунги, в своих исследованиях современной Японии и ее взаимодействий с западным миром. Помимо указанных, он опубликовал книги о японском дизайне, о первых ста годах японской фотографии и о политическом аспекте творчества художников Маруки Ири и Маруки Тоси. В 1986 г. он стал исполнительным директором документального фильма о работах Маруки - A Journey from Hiroshima, номинированного на Академическую премию. Он является избранным членом Американской академии науки и искусства, а также Общества американских историков.

 

… 
Дауэр Дж.
М.: Серебряные нити, 2017.

«Группа двадцати» и международные организации: взаимодействие для обеспечения сильного, устойчивого и сбалансированного роста

Созданная в ответ на экономический и финансовый кризис, с которым существующие институты не смогли справиться должным образом решить, «двадцатка» превратилась из института антикризисного управления в главный форум международного экономического сотрудничества. Как и ее предшественник «Группа семи», созданная в 1975 году, а также БРИКС, созданный в 2009 году, «Группа двадцати» является неформальным институтом высшего уровня, или институтом «клубного типа». Для обеспечения последовательности, легитимности и эффективности «Группа двадцати» взаимодействует с другими международными организациями в рамках реализации функций глобального управления, включая обсуждение, определение направлений действий, принятие решений, исполнение решений и развитие глобального развития управления. Предполагается, что для получения максимальных выгод от такого взаимодействия с международными институтами «двадцатка» использует комбинацию моделей «каталитического воздействия», «ядра, влияющего на систему» и «параллельного управления», то есть: стимулирует или поддерживает изменения и реформирование международных организаций; определяет новые направления действий для других организаций; и создает собственные механизмы. В статье проверяется эта гипотеза. Для того, чтобы проследить динамику взаимодействия «Группы двадцати» с многосторонними организациями и определить предпочтительные модели взаимодействия в рамках отдельных председательств и сфер политики, анализ осуществлялся в рамках теории рационального выбора институционализма на основе количественного и качественного анализа документов, принятых «двадцаткой».
Результаты исследования показывают, что интенсивность взаимодействия «Группы двадцати» с международными организациями очень высока и в основном «двадцатка» использует комбинацию моделей «каталитического воздействия» и «ядра, влияющего на систему», хотя ситуация зависит от сферы политики, организации, с которой осуществляется взаимодействие, и повестки дня председательства. Интенсивность взаимодействия «Группы двадцати» с МВФ, Советом финансовой стабильности, Всемирным банком и Организацией экономического сотрудничества и развития значительно превосходит интенсивность взаимодействия с другими институтами. ООН занимает только седьмое место по доле и интенсивности упоминаний в дискурсе «двадцатки». Зафиксировано очень мало случаев «параллельного управления», и большинство из них приходится на сферу инвестиций в инфраструктуру, что может быть интерпретировано как реакция «Группы двадцати» на сохраняющийся разрыв между спросом на инвестиции в инфраструктуру и их предложением и ее стремление к лидирующей роли в этой сфере. Таким образом, при реализации своей миссии и функций «двадцатка» предпочитают взаимодействовать с ключевыми международными организациями, выступая в качестве «хаба глобальной сети».
Статья начинается с краткого обзора аналитической парадигмы исследования и методологии. Затем рассматриваются динамика и модели взаимодействия «Группы двадцати» с международными организациями по широкому спектру приоритетов. В последнем разделе представлены результаты и выводы.
… 
Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2017. Т. 12. № 2.

Китайский язык. Второй иностранный язык. 5 класс: учебник для общеобразовательных организаций

Учебник  предназначен для учащихся общеобразовательных организаций, начинающих изучать китайский язык в качестве второго иностранного языка с 5 класса. Подготовлен в соответствии с требованиями Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования. Сбалансированная структура учебника, большой объём страноведческих знаний, аутентичность текстов, педагогически выверенные материалы для аудирования и тренировочных упражнений, привлекательный дизайн, созданные с учётом возрастных особенностей обучающихся и лучших современных образовательных практик, направлены на успешную реализацию целого ряда подходов в преподавании китайского языка школьникам, прежде всего, межкультурного коммуникативного. Использование материалов данного учебника в учебном процессе направлено на достижение личностных,  метапредметных и предметных результатов.

… 
Сизова А. А., Чэнь Ф., Чжу Ч.
М.: Просвещение, 2017.