• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Публикации

Low Carbon Growth in the Northeast Asian Economies: Mirage or Reality?

The Paris Climate Agreement established a new target of combating global warming "well below 2 degrees Celsius". This goal will lead to the transformation and deep decarbonization of world economy aiming at nearly zero carbon emissions soon after 2050. The Northeastern Asian countries (responsible for 40% of global CO2 emissions) have all rechnological, resource and ivnestment potential for decarbonization both domestically and internationally, and can show leadership in this efforts on global scale.

… 
Safonov G., Enkhbayar S.
Iss. 1701e. Niigata: ERINA, 2017.

Making the Korean nation in the Russian Far East, 1863–1926

Exploring the history of Koreans in the Russian Far East from the perspective of New Imperial History, the article demonstrated that political activism of Koreans and policies of the Russian (Soviet), Korean, and Japanese governments resulted in consolidation of two visions of their future. The first vision implied unity between the Koreans living in the Russian Far East with those who stayed in Korea, moved to Japan, or emigrated elsewhere and corresponded to the agenda of building a Korean nation. The second vision implied that the bilingual or Russified Koreans aspired to stay in the Russian Far East permanently, ensuring their own livelihood in the new regional frontier. The two currents interlaced in the project of Korean autonomy in a post-imperial state, first the Far Eastern Republic (FER) and later the Union of the Soviet Socialist Republics (USSR). The project involved inclusion of Koreans into the global spread of revolution through the Communist International and left the issue of the duration of Korean presence in the Russian Far East opened. Its ultimate failure in 1926 left the Koreans partly excluded from the Soviet system without the institutional benefits of a national autonomy.

… 
Sablin I., Kuchinsky A.
Nationalities Papers. 2017.

Towards the First Far Eastern Republic: Regionalism, Socialism, and Nationalism in Pacific Russia, 1905–1918

The working paper offers a new interpretation of the intellectual and political genealogies of the Far Eastern Republic (1920–1922). The working paper demonstrates that the Far Eastern Republic was not a new project, as a similar formation was first proclaimed on April 10, 1918, in Khabarovsk as an autonomy within the Soviet Russian Republic under the name of the Soviet Republic of the Far East in line with the resolutions of the Third All-Russian Congress of Soviets. The Soviet Republic of the Far East was a product of regionalist and nationalist discourses and built on the ideas of decentralization which were widely discussed since the First Russian Revolution (1905–1907) by liberals and socialists alike and began to be implemented after the February Revolution (1917). The Chernobyl-born and Chicago-educated Bolshevik Aleksandr Mikhailovich Krasnoshchekov, who led the establishment of the Far Eastern Republic in 1920, also headed the Soviet Republic of the Far East in 1918. Its government, the Far Eastern Council of People’s Commissars (Dal’sovnarkom) defied the authority of the Central Executive Committee of Siberian Soviets (Tsentrosibir’) and disobeyed the Moscow central government implementing thereby a regionalist approach to Soviet federalism. Krasnoshchekov’s project relied on the ideas of the Populists (Narodniki), the Socialist Revolutionaries, and the Social Democrats which were tested in the Russian Far East during the First Russian Revolution and the interpretations of Far Eastern history and interests which were put forward by regional deputies in the Russian State Duma. The formation of the first Far Eastern republic was facilitated by the activities of Deputy of the Fourth Duma and Commissar of the Provisional Government for the Far East Aleksandr Nikolaevich Rusanov who led the formation of a regional organization uniting democratically elected zemstvo and municipal self-government bodies. … 
Humanities. HUM. Basic Research Programme, 2017. No. 142.

Внешнеполитический курс постсоветской России: в поисках идентичности

В основе национального менталитета, определяюще- го основные направления российской внешней политики, не может не стать согласие о том, что мы все вместе должны приспособить уникальный дар, доставшийся нашей стране от предшествующих поколений, - ее про- странство к императивам быстро бегущего времени. Именно это является для России вызовом - не менее, а, быть может, более трудным, чем те, с которыми лучше или хуже справлялись наши предшественники. Для Евро- пы, Евразии, для мира в целом такое направление нацио- нальной идентичности России не является конфронтаци- онным. Оно не является и не должно быть вызовом для нашего внешнего окружения. Это - вызов для нас самих. А патриотизм сегодня состоит в том, чтобы достойно ответить на этот вызов

… 
Международная жизнь. 2017. № 1. С. 42-62.

Китайский язык. Второй иностранный язык. 5 класс: учебник для общеобразовательных организаций

Учебник  предназначен для учащихся общеобразовательных организаций, начинающих изучать китайский язык в качестве второго иностранного языка с 5 класса. Подготовлен в соответствии с требованиями Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования. Сбалансированная структура учебника, большой объём страноведческих знаний, аутентичность текстов, педагогически выверенные материалы для аудирования и тренировочных упражнений, привлекательный дизайн, созданные с учётом возрастных особенностей обучающихся и лучших современных образовательных практик, направлены на успешную реализацию целого ряда подходов в преподавании китайского языка школьникам, прежде всего, межкультурного коммуникативного. Использование материалов данного учебника в учебном процессе направлено на достижение личностных,  метапредметных и предметных результатов.

… 
Сизова А. А., Чэнь Ф., Чжу Ч.
М.: Просвещение, 2017.

Китайский язык. Второй иностранный язык. Книга для учителя. 5 класс: учебное пособие для общеобразовательных организаций

Учебно-методический комплект  по китайскому языку для 5 класса общеобразовательных организаций линии «Время учить китайский!» предназначен для учащихся, изучающих китайский язык в качестве второго иностранного языка. Книга для учителя является одним из основных компонентов учебно-методического комплекта по китайскому языку для 5 класса. Книга для учителя соответствует содержанию основного компонента УМК – учебника, подготовленного в соответствии с личностными, метапредметными и предметными требованиями ФГОС основного общего образования к результатам освоения программы. Настоящее издание содержит  методические рекомендации, примерные разработки уроков, календарно-тематическое планирование и другие материалы в помощь учителю.

… 
М.: Просвещение, 2017.

"Новая нормальность" китайской внешней политики

В последнее время Китай проявляет «напористость» в международных вопросах, в то время как ранее он предпочитал, скорее, оставаться в тени, ссылаясь на необходимость решения внутренних проблем. Количество внутренних вызовов вряд ли уменьшилось, однако сейчас Китай позиционирует себя как активный и ответственный игрок на международной арене. В статье предпринимается попытка определить опорные точки современной китайской внешнеполитической стратегии, исходя из новых международных и внутриполитических условий.

… 
Актуальные проблемы Европы. 2017.

"Россия как противовес между Западом и Востоком на примере международных отношений с Китаем".

Данная работа посвящена оценке текущих российско-китайских отношений в контексте традиционной роли России в качестве относительно самостоятельного от Западной и Восточной цивилизаций государства. Как показывает опыт исторического развития России, в ней не могут полностью адаптироваться западные ценности несмотря на то, что Россия, безусловно, включена в общие европейские процессы развития. Вместе с тем, не подлежит сомнению тот факт, что наша страна не находится в единении с азиатской цивилизацией. 

В статье автором рассмотрена специфика нынешней стадии развития международных отношения между Россией и Китаем, ее основные причины, предпосылки и тенденции. Автор приходит к выводу о том, что текущие русско-китайские отношения не обладают целостным, системным характером, имеет место быть лишь развитие дипломатических отношений, основанных на взаимных симпатиях лидеров государств и стремлении показать свою самостоятельность на международной арене, тогда как реальной интеграции на экономическом и тем более культурном уровне не происходит, более того, к данной интеграции не имеется абсолютно никаких предпосылок, китайский рынок несоразмерно больше российского, устойчивых связей между культурными парадигмами нет, Китай не стремиться к созданию с Россией военно-политического союза. Однако, это вовсе не означает того, что какая-либо из двух рассматриваемых стран в чем-то превосходит (или наоборот) другую – у нас с Китаем совершенно разные пути развития, которые могут время от времени пересекаться без какого бы то ни было синтеза. 

  … 
Вестник МГИМО Университета. 2017.

2050 low-emission pathways: domestic benefits and methodological insights – Lessons from the DDPP

The piblication provides the key lessons learnt from DDPP project experience on designing long-term pathways of low carbon development for 16 world largest economies. The Paris Climate Agreement requires countries to build their concrete vision of the national low-emission transition, consistent with global climate goals that would widely shared by domestic stakeholders and explicitly articulated with domestic socio-economic priorities. We analyze the experience of USA, France, Germany, Russia, China, India, Indonesia, Japan, UK, Mexico, Canada, Italy, Brazil in projecting the deep decarbonization scenarios for their economies by 2050.

… 
Safonov G., Waisman H., Spencer T. et al.
Iss. 15/16. P.: IDDRI, 2016.

Astolphe de Custine. Oeuvres. La Russie en 1839

Since its publication in 1843, La Russie en 1839 by Custine has lent itself to contradictory interpretations. Illuminating its historical context, this edition reveals what the author owed to his predecessors and signals the details of Russian life which he saw or guessed as well as those he badly understood or even transformed. The edition is richly commented by Vera Milchina and Alexander Ospovat (see: Notes, pp. 899-1124.

… 
P.: Classiques Garnier, 2016.

Belarus-Russia Relations After The Ukraine Conflict

Исследование рассматривает интеграционные/дезинтеграционные тенденции в белорусско-российских отношениях с начала протестов в Украине в ноябре 2013 года. 

После начала российско-украинского конфликта Кремль настойчиво пытается увеличить контроль над Беларусью, что приводит к обратному эффекту – в течение 2014–2015 гг. политика белорусского правительства стала более самостоятельной.

В белорусско-российских отношениях всегда существовал парадокс одновременного сближения и отдаления. Сегодня второй процесс выглядит более сильным, о чем свидетельствуют уменьшение военной зависимости и отказ от размещения военной базы на белорусской территории; снижение роли российской экономики (вызванное прежде всего кризисом) для Беларуси; расхождения во внешней политике и медийной сфере; конфликты между политическими элитами обеих стран.

Эти и другие выводы отражены в аналитическом докладе "Белорусско-российские отношения на фоне конфликта в Украине", подготовленном Центром Острогорского.

… 
Astapenia R., Balkunets D.
L.; Minsk: Ostrogorski Centre, 2016.

Changing Climate: What The Paris Accord Means For Russia

In December 2015, nearly 200 countries reached a historic agreement in Paris to limit greenhouse gas emissions in hopes of curbing global warming. Law360's Expert Analysis special series looks at the impact the agreement will have on policies in various regions and countries.

… 
Law360's Expert Analysis special series. 2016.