• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Публикации

The Impact of WTO Membership: A Comparative Analysis of China, Russia and Ukraine

Комплексный анализ социально-экономических последствий вступления Китая, Украины и России в ВТО по различным отраслям экономики позволил выработать рекомендации для наиболее успешной адаптации России к нормам ВТО. Акцент сделан на опыте Китая. Практика его участия в ВТО крайне полезна для России с позиций позитивного влияния  на развитие экономики страны, когда с одной стороны, идет расширение промышленного и производственного секторов экономики, продвижение товаров на мировых рынках, а с другой, есть возможность использовать правовые инструменты ВТО для защиты национального внутреннего рынка.

Положительный опыт участия в ВТО Китая несколько контрастирует с приведенным опытом Украины. Оценка многовекторной  политики Украины и ее ассоциирование с ЕС позволила сделать вывод о невозможности этой страны идти одновременно по пути и евразийской  и европейской интеграции. 

Обострившееся в последнее время торгово-экономическое и политическое противоборство России с американскими и европейскими партнерами подталкивает к кардинальному изменению государственной экономической стратегии. Определить направления таких трансформаций поможет постижение как положительного, так и отрицательного опыта продвижения в мировое экономическое пространство давних торговых партнеров России – Китая и Украины. 

… 
Abingdon; NY: Routledge, Taylor & Francis Group, 2018.

Запреты и дозволения в «питейной» политике дореволюционной и современной России

Статья посвящена особенностям реализации национальной алкогольной политики в дореволюционной и современной России. Выявлены устанавливаемые в разные исторические периоды группы запретов и дозволений в сфере розничной продаже алкогольной продукции, связанных с территорией, ценой, количеством, временем, участниками розничной торговли алкоголем. Обозначены векторы динамики системы ограничительных мер в розничной реализации алкогольных напитков. Делается вывод об активном вмешательстве государства в процесс функционирования «алкогольного» рынка.

… 
Вестник Томского государственного университета. 2018.
14 декабря 2017

Оценка рисков либерализации торговли товарами со странами Азии для Российской Федерации

Вопрос либерализации торговли со странами АТР – один из ключевых в повестке интеграции России и ЕАЭС в торгово-экономические связи в АТР. Однако заключение соглашений о зоне свободной торговли традиционно негативно воспринималось как в России, так и странах-партнерах ЕАЭС в силу превалирующей крайне консервативной торговой политики. Для оценки рисков таких соглашений была проведено исследование, моделирующее ситуацию полной либерализации торговли товарами России с Республикой Корея, Сингапуром, Индией, Японией и Китаем. Страны были выбраны на основе текущих переговорных треков ЕАЭС и анализа российской внешней торговли со странами АТР. Моделирование производилось с помощью модели частичного равновесия, встроенную в программу SMART, которая предоставляется World Integrated Trade Solution.

В работе выделяются ключевые товарные группы, увеличение импорта которых можно ожидать при полной отмене тарифных пошлин с российской стороны (с учетом чувствительных тарифных линий). Кроме того, авторы приходят к выводу, что в таком случае импорт индийской и корейской продукции увеличится примерно на 7,5%, японской – на 7%, сингапурской – на 6,5% от стоимости импорта из данных стран. Моделирование показало увеличение импорта китайской продукции на 8%, однако, в абсолютном выражении данный прирост превышает текущий уровень торговли с Индией и Сингапуром вместе взятых, что подтверждает низкую вероятность запуска переговоров о ЗСТ с Китаем в кратко- и среднесрочном периоде.

Поскольку ЗСТ охватывает не только тарифные меры, но и другие важные аспекты международного торгового регулирования, в статье были представлены результаты анализа уже подписанных и вступивших в силу ЗСТ Китая, Японии, Индии и Республики Корея, а также приложений к ним. Данный анализ позволил выявить устойчивые практики в данной области и определить ключевые переговорные приоритеты стран Азии на текущем этапе. Применительно к России, анализ показал, что перспективные для российского экспорта категории товаров в рассматриваемых странах чаще всего относятся к чувствительным (мясо, злаки, молочная продукция и т.д.) и не подпадают под ЗСТ. В связи с этим по данным товарам и российским ведомствам, и ЕЭК для наращивания экспорта в страны Большой Евразии будет принципиально важно направить максимум усилий на нейтрализацию нетарифных барьеров по данным товарным категориям.

В ходе исследования также было подтверждено, что ЗСТ влекут за собой значительный рост товарооборота между странами или, по крайней мере, замедление его снижения (как в случае ЗСТ Китай – Республика Корея) – в последнем случае по товарам, включенным в ЗСТ падение товарооборота было меньше, чем по «чувствительным». Подтвердилось и то, что подобные соглашения нацелены не только на увеличение взаимной торговли товарами благодаря снижению таможенных тарифов, но и усиление взаимодействия между странами в таких направлениях, как регулирование нетарифных мер, в особенности СФС и ТБТ.

… 
Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2018. № 2.

Alcohol consumption and individual time preferences of Russians

This paper explores the relationship between socioeconomic factors—particularly, the rate of time preferences and alcohol consumption in Russia. The rate of time preferences shows an individual’s willingness to delay the utility from consumption to future periods of time. The relationship between this rate and indicators of alcohol consumption is examined separately for men and women. We find significant differences in men’s and women’s patterns of consumption of alcohol. Our findings suggest that the rate of time preferences, along with age, educational level, income, place of residence, and health substantially, affects an individual’s decision to drink alcohol. We show that employment status is endogenous to alcohol consumption and that estimating a system of binary equations is necessary.

… 
International Review of Economics. 2017. Vol. 64. No. 1. P. 47-85.
14 сентября 2016

Children out of parental care in Russia: what we can learn from the statistics

В статье представлен подробный анализ данных официальной статистики сиротства в России. Используя широкий набор источников данных, авторы показывают, что, несмотря на устойчивое снижение на протяжении последних пятнадцати лет, первичный риск сиротства в России остается высоким. Так, число выявленных в течение 2015 г. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, превышало 2% от общей численности детей в возрасте до 18 лет. Анализ статистических данных свидетельствуют о происходящем с начала 2000-х гг. процессе деинституциализации сиротства: если в 2000 г. доля детей, проживающих в институциональных учреждениях, в общем числе детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, достигала 27%, то к 2014 г. этот показатель снизился до 11,5%. Авторы связывают это как с положительной экономической динамикой 2000-х гг., так и развитием системы устройства. В то же время, в статье показано, что действующая система выявления и устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспроизводит ряд серьезных проблем. Во-первых, несмотря на то, что более 80% ежегодно выявляемых детей имеют одного или обоих родителей, задача по восстановлению кровных семей все еще не рассматривается в качестве приоритетной в системе устройства: по данным официальной статистики только один из десяти детей возвращается к родителям после изъятия из семьи. Во-вторых, отдельные группы детей по-прежнему относительно редко попадают на семейные формы устройства. Так, до настоящего времени высокие риски длительной институциализации наблюдаются в отношении детей старших возрастов, а также в отношении детей с физической или психической инвалидностью. В-третьих, общая распространенность случаев повторного сиротства, то есть возвратов детей в институциальные учреждения из семей, равно как и динамика числа таких случаев в последние годы указывают на важность профессиональной подготовки замещающих родителей и на необходимость постоянного сопровождения замещающих семей, пока что не получивших должного развития в России. В заключительной части статьи авторы обсуждают применимость полученных в ходе анализа статистики результатов для корректировки политики, адресованной детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей.

… 
Journal of Social Policy Studies. 2017. Vol. 15. No. 3. P. 367-382.

Measuring individual material well-being using multidimensional indices: an application using the Gender and Generation Survey for Russia

В данной статье предлагается оригинальный подход к оценке материального благосостояния домохозяйств на основе многомерного индекса. В рамках подхода, применяемного в работе, материальное благосостояние рассматривается как комплексная концепция, охватывающая ряд сфер жизни, или доменов, включая денежную обеспеченность, удовлетворение минимальных потребностей, наличие товаров длительного пользования, жилищные условия и субъективные оценки экономического положения домохозяйства. Положение домохозяйства оценивается отдельно в каждом домене с использованием наилучших индикаторов, доступных в базе данных, которые затем объединяются в частный индекс домена. Процедура перевзвешивания показателей внутри отдельных доменов позволяет учитывать различия в ресурсах и потребительских предпочтениях различных подгрупп населения. Окончательные индексы доменов включаются в общий индекс материального благосостояния с использованием весов. Индексы отдельных доменов и общий индекс материального состояния были протестированы на валидность. С этой целью они были  включены в регрессионный анализ в качестве зависимой переменной, где независимыми переменными выступали социально-демографические характеристики домохозяйств. Хотя индекс был рассчитан на данных российского обследования РИДМИЖ (2007 г.), методологический подход, который был применен в данном исследовании, может быть легко перенесен на данные других обследований домохозяйств, в том числе в других странах. 

… 
Social Indicators Research. 2017. Vol. 125. No. 3.

Prospects of Changes in the Total Size and Age Composition of Adults with Disability in Russia

В статье рассматривается подход к прогнозу численности и половозрастного состава инвалидов в возрасте 20 лет и старше в России, основанный на гипотезах, связывающих динамику уровня инвалидности со сценариями изменения смертности в демографическом прогнозе. Полученные результаты показывают, что в предстоящие десятилетия следует ожидать убыль численности  инвалидов в возрастах до 60 лет и рост – после 60 лет, а также обусловленное демографическим старением увеличение доли инвалидов в населении старше 20 лет.

… 
Studies on Russian Economic Development. 2017. Vol. 28. No. 5. P. 558-567.

Russia: A Migration System with Soviet Roots

The Russian Federation appeared on the world map as an independent state at the end of 1991, following the dissolution of the Soviet Union. Even as it grappled with huge political and economic upheaval, Russia suddenly found itself home to a massive number of “immigrants” from former Soviet states. With little experience managing international migration flows to guide policy in this area initially, Russia has been at the center of transformative shifts in migration, all while its government has worked to solidify a comprehensive migration management system.

The history of international migration in Russia did not begin with the breakup of the Soviet Union. Therefore, analysis of migration patterns in the Russian Federation, as in other former Soviet republics, should begin in earlier times, when they formed a single state. Many sociodemographic issues and ethnopolitical conflicts in former Soviet republics, as well as migration flows between them after the breakdown of the Soviet Union, are to a large extent the result of Soviet-era migration. Today, Russia maintains strong cultural, political, and economic ties with residents of former Soviet states—reflected in ongoing migration patterns—which it works to strengthen with its citizenship policies.

… 
Denisenko M. B., Choudinovskikh O.
Migration Information Source. 2017.

Sources of long run economic growth of the Russian economy before and after the global financial crisis

                Although a productivity slowdown of the global economy was observed before 2008, it was the 2008 crisis that stimulated studies on its origins. Recent literature suggests inefficient investments in machinery, human capital and organizational processes. This includes skill mismatches and a lack of technology diffusion from advanced to laggard industries and firms. To what extent is this global view helpful in understanding recent productivity slowdown of the Russian economy?                 The present study reports that at least some of these origins can be observed in Russia. Using conventional industry growth accounting, it compares the pre- and post-crisis sources of growth in the Russian economy. Specifically, it represents aggregate labour productivity growth as the sum of capital deepening and total factor productivity (TFP) growth in industries, and the contribution of labour reallocation between industries. It shows that the stagnation of 2008-2014 is more an outcome of the TFP slowdown and a deterioration of the allocation of labour rather than a lack of capital inputs. The TFP slowdown started in Russia a few years before the crisis, as in other major global economies, such as OECD countries, China and Brazil. Russia demonstrated relatively stable capital deepening makes the Russian pattern similar to resource abundant Australia and Canada. Next, the contribution of information and communication capital to labour productivity growth in Russia after 2008 declined, which could have hampered technology diffusion. Finally the structure of the flow of capital services in Russia changed after 2008. Before the crisis the contribution of machinery and equipment dominated, while after the crisis construction provided the most capital inputs.  … 
Economics/EC. WP BRP. Высшая школа экономики, 2017. No. 179.
14 ноября 2017

Structural change, expanding informality and labour productivity growth in Russia

В последние десятилетия экономика развивающихся стран характеризуется интенсивным ростом, значительными структурными сдвигами и расширяющейся долей неформальной экономики. Однако при изучении влияния структурных сдвигов на экономический рост неформальность, как правило, не учитывается. Данное исследование анализирует связь структурных сдвигов, происходивших в российской экономике в 1995-2012 гг., и рост производительности труда с учётом перетоков работников между формальным и неформальным сегментами внутри отрасли. В работе используется новый массив данных из 34 видов деятельности и применяются три альтернативных подхода для декомпозиции роста производительности труда на вклады внутри- и межотраслевых перетоков рабочей силы. Все три подхода показывают, что совокупный вклад межотраслевых перетоков рабочей силы способствовал росту, хотя и снижался с течением времени. В то же время, реаллокация труда между формальным и неформальным сегментами в отраслях замедляла рост из-за увеличения доли неформальных сегментов с низким уровнем производительности труда. В то же время, отраслевые вклады эффекта реаллокации оказались чувствительны к используемому методу декомпозиции. … 
Economics/EC. WP BRP. Высшая школа экономики, 2017. No. 168.

Structural change, expanding informality and labour productivity growth in Russia

Intensive growth, structural change and expanding informality has characterized many developing and emerging economies in recent decades. Yet most empirical investigations into the relationship between structural change and productivity growth overlook informality. This paper includes the informal sector in an analysis of the effects of structural changes in the Russian economy on aggregate labour productivity growth. Using a newly developed dataset for 34 industries covering the period 1995–2012 and applying three alternative approaches, aggregate labour productivity growth is decomposed into intra-industry and inter-industry contributions. All three approaches show that the overall contribution of structural change is growth-enhancing, significant and attenuating over time. Labour reallocation from the formal sector to the informal sector tends to reduce growth through the extension of informal activities with low productivity levels. Sectoral labour reallocation effects are found to be highly sensitive to the methods applied. … 
BOFIT Discussion Papers. DP. Bank of Finland Institute for Economies in Transition, 2017. No. 18.

Structural decisions of multinationals in regions with weak courts

В работе исследуется влияние качества судов на решения иностранных инвесторов о входе на региональные рынки, о размере создаваемого предприятия и выборе между совместным предприятием и предприятием только с иностранными собственниками в разрезе субнациональных регионов в России. Мы опираемся на литературу о неоднородных фирмах и работы об институциональных драйверах инвестиционного поведения, которые предсказывают рост размера и границы эффективности преприятия с иностранной собственностью с ростом институциональных издержек. Эмпирический анализ основан на микроэкономических данных предприятий с иностранной соственностью в России. Показано, что более слабая судебная система и более высокая политическая сила региональных губернаторов де-стимулирует вход иностранных инвесторов в регионы. Большинство инвесторов входит в Россию, страну с изначально высокими ожидаемыми рисками, с крупными и очень крупными филиалами, полностью приналежащими иностранным инвесторам. Дифференциация бизнес стратегий многонациональных фирм между регионами внутри России в значительной степени объясняется состоянием региональной судебной системы. Иностранные инвестроры адаптируют свои стратегические решения, чтобы компенсировать проблемы с судами, увеличивая размер создаваемого предприятия и приобретая доступ к местному институциональному опыту через партнерства с местными фирмами. Мы также обнаружили, что структурная адаптация к судебным рискам в основном свойственна горизонтальным иностранным инвестициям, обслуживающим внутренний российский рынок. … 
Basic research program. WP BRP. National research university Higher School of economics, 2017. No. 161.
12 апреля 2017