• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Зачем волонтеры помогают людям

Желание делать добро, реализовать себя и выстроить отношения с коллегами — вот основные причины, по которым сотрудники компаний помогают сиротам, инвалидам и ветеранам.

АВТОРЫ ИССЛЕДОВАНИЯ:

Иван Климов, доцент факультета социальных наук НИУ ВШЭ, руководитель Центра изучения интернета и общества РЭШ.
Ирина Краснопольская, научный сотрудник Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Желание помочь нуждающимся — главный, но не единственный мотив участия в корпоративном волонтерстве. Сотрудники компаний оказывают людям помощь еще и потому, что видят в таком опыте и личную пользу. Добровольчество позволяет им самореализоваться, наладить отношения с коллегами и улучшить репутацию в компании. Многие волонтеры рассчитывают на признание среди коллег, пусть чисто символическое. «Люди хотят, чтобы их деятельность замечали и говорили “спасибо” те, кто не обязан это говорить, даже если на деле это будет просто хлопок по плечу в курилке и короткое “круто!”», — пояснил Иван Климов.

Добровольчество в крупных компаниях исследовалось в рамках масштабного проекта ученых НИУ ВШЭ «Корпоративное волонтерство в России: оценка состояния и рекомендации по развитию»*.

Про альтруизм и самореализацию

Корпоративное волонтерство прижилось бы в компаниях хуже, если бы так и осталось инициативой «сверху». Но большинство добровольцев помогают людям не потому, что «так хочет начальство», а из личных побуждений. Срабатывает сразу множество моментов. Это и альтруистическое желание помочь, и склад характера — активность и ответственность, и жизненные ценности. Среди них — саморазвитие и стремление к новизне. Наконец, действуют и чисто прагматические соображения.  

Для большинства волонтеров главное — помочь другим. «Считаю преступлением располагать свободным временем, физическими возможностями, денежными средствами — и быть равнодушной к сложным ситуациям детей, пожилых людей», — отметил один доброволец. «Если ты имеешь возможность отдать частичку своего времени и себя самого, ты должен это сделать! — уверен другой волонтер. — И тогда тебе добро вернется в еще большем размере». Добровольцы стараются поделиться своим жизненным успехом с теми, у кого судьба сложилась менее удачно, чтобы таким образом «компенсировать» свое положение, прокомментировали исследователи.

Виды помощи при этом могут быть самые разные: от сбора вещей до бесплатных консультаций — услуг «pro bono» (направления корпоративного волонтерства указаны на рисунке А Приложения 1).

Добровольцы говорили и о том, что к волонтерству их привел собственный опыт. «В моей жизни произошли трагические события, после которых поменялся угол восприятия… — рассказал респондент. — Захотелось хоть как-то помогать людям в трудных ситуациях: деньгами, делами, просто добрым словом».

Рисунок 1. Мотивы участия в корпоративном волонтерстве.

Источник: исследование «Корпоративное волонтерство в России: оценка состояния и рекомендации по развитию».

Волонтеры видят в социальной работе и личные, индивидуалистические бонусы. Респонденты старались повысить свою квалификацию, развить определенные качества, с пользой провести свободное время, «освежить» взгляд на мир. Корпоративное волонтерство — еще и возможность пообщаться с коллегами в иной обстановке. Это позволяет «найти единомышленников и укрепить рабочие связи», отметил один из добровольцев. Для другого важен шанс «личного знакомства с руководителями».

Еще одна группа мотивов определяется внешними приоритетами. Волонтеры говорят о важности своей работы для компании/страны.

Признание необходимо

Исследователи НИУ ВШЭ нашли еще одну причину стать волонтером. Это репутационные дивиденды от участия в благотворительности. Такой мотив был выявлен, что называется, окольными путями. Добровольцев спрашивали о проблемах социальной работы. В ходе интервью выяснилось, что некоторым волонтерам важно получать некие более прагматические бонусы — в виде продвижения в карьере, поощрений. Кому-то не хватает ощущения «общего дела»: руководство компании не участвует в волонтерстве, не близки направления деятельности.

По сути, у фирм часто не оказывается стимулов, которые бы не только вовлекали людей в волонтерство, но и показывали ее особое отношение к волонтерам. Не секрет, что большинству нужно внешнее «позитивное подтверждение» их деятельности, пояснили исследователи. Так люди ощущают заинтересованность компании в них как сотрудниках.

Рисунок 2. Трудности и проблемы участия в корпоративной благотворительности.

Источник: исследование «Корпоративное волонтерство в России: оценка состояния и рекомендации по развитию».

Нужно популяризировать волонтерство «хотя бы на уровне руководства», подчеркнул один из опрошенных: «Не исключено, что сотрудники отказываются принимать участие в акциях…в том числе и потому, что их руководители негативно относятся к такой деятельности, считая, что потраченное время подчиненного пойдет не на пользу основному рабочему процессу».Стимулировать волонтеров должны и грамоты — как признание. Волонтеры считали значимым «подробное и позитивное» описание результатов акций. «Эта мера значима для увеличения символического капитала (уважения, признания)», — пояснил Иван Климов.

В целом респонденты голосуют за такие «знаки отличия», как билеты в театр и на соревнования, информирование о результатах акций через корпоративные СМИ, благодарности и обучающие семинары.

Рисунок 3. Ожидания волонтеров относительно поощрений за проделанную работу. 

Источник: тот же.

Успех плюс «чувство локтя»

«Корпоративное волонтерство — своего рода школа самосознания и ответственности», — считает Климов. Волонтеры убеждены, что их благополучие зависит от них самих. Для них также важно коллективное действие. Они готовы объединяться с другими людьми. По сути, добровольцы делают свой личный успех достоянием «своей» группы/сообщества. «Корпоративное волонтерство учит людей выходить за пределы повседневной жизни, находить тех, с кем им интересно», — убежден исследователь.

Комбинация всех этих установок, по данным многих специалистов, встречается только у «высокоресурсных» групп населения. При этом значим не столько размер дохода, сколько хорошее образование, конкурентоспособность на рынке труда и удовлетворенность главных жизненных потребностей. Таким людям обычно свойственна гражданская активность.

Волонтеры склонны к гражданскому участию

Для большинства опрошенных корпоративное волонтерство — это не начало и, тем более, не конец истории. У многих из них и до этого был опыт помощи другим и участия в социально значимых акциях. «Я постоянно какие-то экологические инициативы поддерживал», — заявил один респондент. «Я с 2010 года работала в отделе развития добровольческой деятельности в одном из молодежных центров, с 2013 года занималась этой работой в Выборге», — вспомнил другой респондент. Третий готовил волонтеров к Олимпийским играм в Сочи. Информанты активно участвовали как в социальных мероприятиях своих фирм (71%), так и самостоятельно или с группой знакомых вне компании (по 51%).

Чаще всего опрошенные помогали нуждающимся деньгами (75%), вещами и продуктами (60%). Сотрудники оказывали помощь и личным участием — организовывали мероприятия (58%), присматривали за детьми и престарелыми (44%), помогали в быту (33%) и пр.

Гражданская самоорганизация тоже распространена среди корпоративных добровольцев. 29% имели опыт публичных выступлений, 14% работали в некоммерческих организациях. «Корпоративные волонтеры являются «ядром» гражданского общества — отличаются активностью и разнообразием практик гражданского участия», — резюмировали исследователи.

97% опрошенных намерены в будущем помогать другим людям: вещами, деньгами или личным участием. При этом безусловно готовы к этому 79%, а 19% «допускают» такую возможность. «В любом случае продолжу заниматься [благотворительностью] в том или ином формате, потому что мне важно помогать людям, которым повезло меньше, чем мне», — подчеркнул один из волонтеров. «Если... закроются программы [волонтерства] или я уйду из компании, я планирую продолжать заниматься волонтерством по мере своих… возможностей», — заключил другой доброволец.

В исследовании участвовали волонтеры более двадцати крупных компаний, среди них — ABBYY, KPMG, «Газпром нефть», МТС, «Нестле Россия», «Нижфарм», ГМК «Норильский никель», «Северсталь», «Филип Моррис» и «Ям! Ресторантс Раша». Проанкетированы 1434 волонтера, проведены 13 интервью с руководителями и координаторами программ корпоративного волонтерства в российских компаниях, а также онлайн-фокус-группы.

*В группу исследователей входили также преподаватель факультета социальных наук НИУ ВШЭ Андрей Быков, ведущий научный сотрудник Лаборатории сравнительных исследований массового сознания НИУ ВШЭ Максим Руднев,старший научный сотрудник Международной лаборатории прикладного сетевого анализа НИУ ВШЭ Дарья Мальцева, аспирант факультета социальных наук НИУ ВШЭ Ольга Дмитриева, а также сторонние эксперты.

 Приложение 1. (DOC, 125 Кб)

См. также:

Москвичи общественно активны в быту

Роль НКО в социальной сфере должна расти
НКО в Восточной Европе не стали серьезной силой
Средний класс чаще проявляет гражданскую активность

Материалы по теме

Главное о России. Социология

Самые интересные исследования по версии Бориса Грозовского

Как эгоизм уходит в прошлое

Альтруизм, основанный на индивидуалистических ценностях, меняет западное общество.

Пять научных фактов о благотворительности

«Индустрия» добрых дел ширится. В помощи нуждающимся участвуют корпорации, малый бизнес, обычные семьи. Такие проекты выгодны всем: и обществу, и самим благотворителям.

Кто финансирует благотворителей

Ежегодно в Европе и США благотворительные фонды расходуют на социальные нужды по 54 млрд долларов. Но откуда берутся деньги у самих фондов?

Почему буксуют общественные советы в России

Экспертное сообщество нуждается в большей открытости со стороны госорганов.

Государство и НКО активизируют партнерство

Большинство некоммерческих организаций (НКО) считают, что государство в целом старается сотрудничать с третьим сектором – опорой гражданского общества. НКО, со своей стороны, тоже часто говорят о готовности к партнерству с властью. На практике доля примеров такого альянса скромна, хотя проявления встречного движения государства и третьего сектора очевидны. Об итогах опроса руководителей НКО рассказала в статье директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ Ирина Мерсиянова.