• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Старик и ипотека

О финансовом поведении литературных героев

«Старик и море» / Александр Петров, 1999

Дюма писал о причинах экономических кризисов, Хемингуэй о принятии решений в сфере финансов, Достоевский о психологии игроков фондового рынка. IQ.HSE продолжает читать художественную литературу с точки зрения экономиста. О неожиданных поворотах классических сюжетов рассказывает доцент НИУ ВШЭ Генрих Пеникас.

Устроить панику

Роман «Граф Монте-Кристо» Александра Дюма читали, наверное, все. Но видим ли мы, что в приключенческом произведении середины XIX века описана проблема, от которой мир пострадал в 2007–2009 годах? Речь о так называемой банковской панике или набеге на банк (bank run) — массовом и быстром изъятии вкладов.

Именно так Монте-Кристо мстит банкиру Данглару. Убедив его в своей платежеспособности, Дантес получает «неограниченный кредит» и обязательства Данглара платить по векселям. В самый неожиданный момент векселя предъявляются, и граф требует деньги. 

В XXI веке напуганные вкладчики выступили «коллективным Монте-Кристо». Так, желающие взять свои депозиты из британского банка Northern rock выстраивались в очередь, некоторые пытались добиться денег насилием, беря в заложники сотрудников отделений. Результат одинаков и в романе, и в жизни — однократно выдать огромную сумму банк не смог и объявил себя банкротом.

От долга к милостыне

«Старик и море» Эрнеста Хемингуэя, казалось бы, никак не ассоциируется с финансами. Но обратим внимание на один диалог. «А что если нам купить лотерейный билет… За два доллара пятьдесят. Где бы нам их взять?» — спрашивает старик у мальчика. Пустяки, говорит тот, их всегда можно занять. Я тоже мог бы, отвечает старик, но не привык брать в долг, «сначала просишь в долг, потом просишь милостыню».

2,5 доллара для нищего — большие деньги, фактически это нынешний индикатор бедности (по оценкам Всемирного банка, бедным считается тот, кто живет меньше чем на $1,9 в день). Но когда человек оказывается на низшем уровне доходов, у него повышается склонность к риску: авось, выиграю и все наладится. Почему возникают финансовые пирамиды? Потому что в тяжелые моменты люди готовы на отчаянные поступки.

Занять не проблема, только от долга действительно дорога к милостыне, а дальше возникают глобальные кризисы. Как в том же 2007-м в США: ипотечные кредиты выдавались всем желающим, без подтверждения доходов, потому что банкирам это было выгодно. Если человек не платил, банк забирал у должника квартиру и на фоне роста цен оставался в выигрыше. Потом рост прекратился, заемщиков захотели видеть платежеспособными, а они как раз тогда платить перестали. И вот момент: от долга к милостыне, от жадности к бедности.

Жажда отыграться

В отечественной литературе тоже есть экономические сюжеты — например, в «Игроке» Федора Достоевского. С позиции принятия финансовых решений в романе интересны две темы — психология поведения финансовых спекулянтов и философский вопрос о том, как зарабатывать, чтобы преуспевать.

Подобно играющим в казино персонажам, спекулянты на фондовом рынке особо не думают: просто покупают, чтобы продать дороже или продают, чтобы купить дешевле. Их называют шумными торговцами (noisy traders) или пипсовиками (пипс — минимальное изменение цены с шагом в 0,00001). Сейчас развивается алгоритмический трейдинг, когда роботы помогают на пипсах выкраивать выгоду: приобретать на одну десятитысячную рубля меньше и реализовывать на две десятитысячные больше. Представьте, какой нужен оборот, чтобы эти сделки окупились.

Тем, кто восхищенно относится к таким играм, очень советую почитать роман. Возможно, чтобы понять, хотят ли они стать тем, кто постоянно ждет удачу и жаждет взять реванш. Важно, что Достоевский показывает: даже если такому человеку улыбается фортуна, он настолько бездарно распоряжается выигрышем, что в итоге не становится богаче и счастливее.

Национальный вопрос

Вторая тема — как зарабатывать, чтобы преуспевать — в «Игроке» упомянута мимоходом, что не уменьшает ее важности.

Рулетка — игра преимущественно русских, они склонны губить себя ради азарта, уверен англичанин Астлей. «Нет, он не прав! Он резок и скор насчет русских», — думает проигравшийся Алексей Иванович.

А может, правда, в отличие от Запада, в России нет склонности к систематическому зарабатыванию денег? Тогда как для преуспевания в обществе нужно не гнаться за риском и прорывными идеями, а идти к улучшению поступательно, приращивать достаток из поколения в поколение.

Причем приращивать (в прошлый раз мы говорили об этом на примере «Приваловских миллионов» Мамина-Сибиряка) не рентными доходами, а собственным трудом, развивая культуру предпринимательства.

Сила процентов

В романе Эриха Мария Ремарка «Жизнь взаймы» есть упоминание небольшого, как у нас бы сказали, уездного города Базеля: там «считается мотовством, если человек не живет на проценты с процентов».

Ремарк вспомнил о нем не случайно. С городом связана немалая часть мировой финансовой истории. Примерно в 1919 году в швейцарском Базеле был создан банк для контроля выплат долга Германии в пользу Франции по итогам Первой Мировой войны. В каком-то смысле, международный расчетный центр и, возможно, хранилище личных богатств. Поэтому ценность денег и процентов здесь понимали.

Что значит существовать на проценты и сколько при этом нужно, чтобы чувствовать себя комфортнее, чем герой Хемингуэя на два доллара в день? В России при нынешней ключевой ставке Центрального Банка в 6,5% годовых достаточно в среднем иметь $215 тысяч или около 14 миллионов рублей. Но если вы попробуете выживать на таком же уровне в Европе, где ставка кредитования банков Европейским Центральным Банком составляет 0,25% годовых, то есть в 25 раз ниже, чем у нас, то для бедного существования на проценты с процентов потребуется около $150 миллионов или более 9 миллиардов рублей.

Фантазии из реальности

Художественные произведения, где затронута экономика, важно читать в контексте времени, когда они создавались. Яркий пример — популярная сейчас книга Айн Рэнд «Атлант расправил плечи».

Автор эмигрировала в США из СССР и попыталась описать недостатки обеих экономик — советской и американской. Книга вышла в 1957 году. Америка уже жила после «нового курса» Рузвельта, при котором усиливалась роль государства, боролись с монополиями, приватизировались стратегически важные объекты — железные дороги, телекоммуникационные структуры. В романе тоже притесняется крупный бизнес, госпланирование наступает на свободный рынок, а самые толковые и перспективно мыслящие уезжают в некую долину — Атлантиду.

Героиню возмущает, что банкир Маллиган с состоянием в 200 миллионов долларов берет 25 центов за аренду его автомобиля. В долине запрещено одно-единственное слово — «давать», объясняют ей. И это один из главных экономических принципов: когда человек вовлечен во что-то своими деньгами, он намного разумнее и обоснованнее принимает решения. Потерять чужое — одно, а если при рисковой торговле акциями вам предложат внести минимум личных средств, вы задумаетесь о необходимости сделки.

С другой стороны, не все экономические принципы верны на века, и доверять беллетристике стоит не всегда. Айн Рэнд писала в 1950-х, когда незыблемым казался золотой стандарт — денежная система, при которой доллар гарантированно обеспечивался золотом, его курс был привязан к цене на этот драгоценный металл. Именно золотой доллар — идеал для Атлантиды, его там чеканят и только им расплачиваются. Но в реальном мире золотой стандарт уже критиковался, а в 1971-м был отменен.

Думайте сами

И напоследок повесть Оноре де Бальзака «Банкирский дом Нусингена».

В понимании автора, Нусинген персонаж отрицательный — «финансовый Наполеон», делец, спекулянт. В череде его операций Бальзак описывает одну, якобы мошенническую, но я бы ее такой не считал. Мол, смотрите, какой нехороший банкир: сначала всех подговорил дать ему денег, взял обязательства купить на них акции американских рудников, пообещал, что люди получат выгоду, а акции упали в цене.

Недостойное поведение? Так ведь он не забрал чужие деньги и не убежал, он выкупил обесценившиеся бумаги, они подорожали, что естественно умножило его богатство. Значит, речь про правильное управление финансами: если у вас есть средства в кризис, вы сможете стать более обеспеченным. Эта история не о недобросовестности банкира, а скорее об ответственности и грамотности его клиентов. Не надо полагаться на обещания, думайте своей головой, иначе все то же: жадность приведет к бедности.
IQ

Автор текста: Пеникас Генрих Иозович, 8 ноября