• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Доверие в маске

Как коронавирус изменил отношение россиян друг к другу

ISTOCK

Пандемия отправила страну на самоизоляцию — кому-то приходится обращаться за поддержкой, кто-то проверяет себя на готовность её оказать. Поднялся ли за последние месяцы градус настороженности, или рассаженные по квартирам не разучились доверять и помогать? Разбираемся по данным нового всероссийского соцопроса Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ. Итоги опроса на онлайн-дискуссии представила директор Центра Ирина Мерсиянова.

Держим дистанцию

С 1 апреля по 3 мая в рамках мониторинга состояния гражданского общества социологи ВШЭ провели 2012 телефонных интервью по всероссийской репрезентативной выборке. Изучался уровень доверия россиян, их готовность объединяться и приходить на помощь пострадавшим от «пандемических» ограничений.

Результат, казалось бы, парадоксальный. Доля считающих, что большинству людей можно доверять, с 2019 года выросла (с 23% до 26%), но при этом около 30% полагают, что за последний месяц уровень доверия россиян друг к другу уменьшился.

Речь о так называемом доверии на дальней социальной дистанции, или обобщенном. Его измеряли ответом на вопрос, готов ли человек в принципе доверять большинству или считает, что с большинством нужно быть осторожным.

Доверие к людям на дальней социальной дистанции

% выбравших ответ «большинству людей можно доверять»

Динамика доверия людей друг к другу

«По Вашим ощущениям, за последний месяц уровень доверия людей друг к другу увеличился, уменьшился или не изменился?»

Вторая дистанция — ближняя. Вопрос тот же, только про отношение к тем, кто окружает нас лично. Здесь доверяющих уже 75%. Но парадокс остается: 75% — это рост по сравнению с 2019 годом (67%), однако за последний месяц почти каждый четвертый стал настороженнее к окружающим незнакомым.

Доверие к людям на ближней социальной дистанции

% выбравших вариант «большинству людей можно доверять»

Отношение к незнакомым людям

«За последний месяц Ваше отношение к окружающим Вас незнакомым людям стало более настороженным, менее настороженным или не изменилось?»

Объяснимая тревога

Так все-таки, доверия прибавилось или коронавирус надел на нас маску осторожности? Социологи парадокса в данных не видят. Обобщенное доверие, объясняет Ирина Мерсиянова, относится к разряду базовых ценностей, а они быстро не меняются. Ожидать, что сегодня что-то произойдет и завтра доверие обрушится, нельзя. Поэтому фундаментальный показатель — 26% доверяющих большинству — не снизился. А сиюминутный — оценка ситуации за последний месяц — развернулся к пессимизму.

Субъективно мы стали менее доверчивы и более насторожены. Сигнал тревожный, но в текущей ситуации объяснимый.

«Мне кажется, — говорит Елена Тополева-Солдунова, директор Агентства социальной информации (АСИ), — это связано со страхом, который в нас сидит — что рядом ходят зараженные люди, далеко не все ответственно относятся к своему поведению, мы видим много covid-диссидентов, не желающих подчиняться очевидным, казалось бы, требованиям. Я бы удивилась, если бы это не повлияло на данные об уровне доверия за последний, пандемический месяц».

Настройка на помощь

Достаточно низкое обобщенное доверие (23–26% — это примета последних лет, в 2007–2013 годах в основном было 17–18%) не отменяет готовности людей помогать друг другу. Более того, она достаточно высока и выдерживает испытание кризисом.

По результатам опроса, свыше 60% настроены на помощь незнакомым, оказавшимся на самоизоляции, в решении бытовых проблем — деньгами, вещами, личным участием. У каждого четвертого (26%) такой опыт уже был.

«Каждый четвертый — это не много и не мало, это просто факт — констатирует Ирина Мерсиянова. — Хорошо, что только каждый четвертый. Значит, среди институтов, призванных заниматься этой помощью, нет таких провалов, что она уходит в неформальные взаимоотношения».

Потенциал поддержки самоизолированных соседей тоже на слабый: 88% согласны покупать им продукты, 83% — выносить мусор.

Причем доверие на дальней социальной дистанции на эти установки особо не влияет: доля согласных примерно одинакова и среди тех, кто большинству доверяет, и среди настороженных. А вот на ближней картина меняется: доверяющие другим в своем непосредственном окружении, выносить мусор и доставлять продукты готовы чаще.

От цифр к жизни

Человек доверяет и поэтому помогает, или помогает и начинает доверять — вопрос без ответа. «Взаимосвязи между уровнем доверия и вовлеченностью в практики гражданского общества нет. Не мы ее не установили, а в принципе она никем не доказана», — отмечает Ирина Мерсиянова.

«Непонятно, в чем связь между уровнем доверия и готовностью к действию, — соглашается Мария Черток, директор Благотворительного фонда развития филантропии «КАФ». — Может, ее и нет, потому что при нашем уровне доверия все вообще должны сидеть по квартирам и носу не высовывать. Но есть некий разрыв между жизнью и цифрами в лучшую сторону».

«КАФ» — российский координатор международного благотворительного проекта #ЩедрыйВторникСейчас. Обычно акция проходит в конце года, но востребованность помощи в период пандемии заставила сдвинуть календарь. В результате, 5 мая прошло свыше 200 благотворительных кампаний в Москве и регионах и флешмоб «Спасибо» с возможностью поблагодарить кого хочешь: НКО, врача, соседа…

Онлайн-формат мероприятий ограничивал активность, но отвлекающие факторы не отменили главного — «почти спонтанного проявления сопричастности, солидарности, доброты и щедрости», которое, по словам директора «КАФ» не просто случается, а показывает, что у россиян к нему есть привычка.

Вопрос денег

Люди готовы к помощи и это действительно заметно, комментирует итоги соцопроса Елена Тополева-Солдунова. Но — каким образом? Вынести мусор — одно, совсем другое — поделиться рублем: «Количество тех, кто помогает деньгами, сейчас все-таки уменьшается. Об этом нам говорят, например, представители Ассоциации фондов «Все вместе» — в организациях, входящих в объединение, денежные пожертвования в среднем сократились на 30 процентов».

С другой стороны, Фонд «Нужна помощь», который возобновил акцию «Рубль в день», отмечает, что сохраняется и даже растет количество жертвующих небольшие суммы. Этот факт, по мнению Елены Тополевой-Солдуновой, коррелирует с тем, что выявили социологи ВШЭ.

Большинству в своем непосредственном окружении, напомним, доверяют 75% россиян, и именно они значительно чаще расположены к оказанию помощи. «Обе установки — на желание доверять и помогать постепенно утверждаются в обществе, и люди продолжают поддерживать других в той мере, в какой им сейчас это кажется безопасным для устойчивости своей семьи», — считает эксперт.

При этом вопрос динамики денежных поступлений остается открытым. Потенциал есть, уверена Ирина Мерсиянова. Мониторинги показывают, что половина россиян «уходят в вещи и продукты», однако почти 25% (каждый четвертый!) согласны давать деньги безвозмездно, а 14% — в долг.

Добровольно и сообща

«У пандемии есть заслуга: идея волонтерства ушла в мейнстрим, волонтеров стало очень много, люди их увидели», — говорит Мария Черток. Исследовательские данные это подтверждают.

Большинство (76%) населения считают, что в ситуации самоизоляции помогать должны государственные службы, но практическую отдачу от них замечают лишь 23%. В то время как волонтеры в общественном мнении ценятся все больше.

О реальной помощи добровольцев в середине апреля сказали 36% опрошенных Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ. По состоянию на 3 мая — уже 41%.

Проблема в том, продолжает Мария Черток, что в России волонтерство, активизм — действия не обычные, а скорее, героические: «За рубежом, в той же Франции или Швеции, у населения даже небольших городков и деревень есть опыт постоянного участия в житейских сообществах — содержащих приход, школу, местный парк и так далее. Мы вокруг таких задач не объединяемся, инфраструктуры массового гражданского участия в чем-нибудь простом, понятном и бытовом у нас нет».

Но опять же — есть потенциал. По результатам опроса, каждый второй взрослый россиянин (58%) согласен объединяться с другими для совместных действий.

Готовность объединяться

«Вы лично готовы или не готовы объединяться с другими людьми для совместных действий, если Ваши идеи и интересы совпадают?»

Показатель высок и связан с желанием помогать незнакомым людям, обращает внимание Ирина Мерсиянова. Среди сторонников действовать сообща 72% настроены поддержать оказавшихся на самоизоляции, 28% это уже делали. Благотворительные ресурсы не готовых объединяться значительно скромнее: 46% и 20% соответственно.

Счастливы вопреки

Готовность объединяться не говорит о вовлеченности в волонтерские практики, сплотиться можно вокруг чего угодно и не обязательно хорошего — главное с этим потенциалом правильно работать, считают эксперты. И не только с ним. Опрос подтвердил, что даже в кризис у россиян немалый запас оптимизма.

На вопрос, если говорить в целом, вы счастливы или нет, 79% ответили «да»: 30% — «безусловно» и 49% — «скорее счастлив».

Ответы о счастье — субъективные, каждый человек вкладывает в это понятие что-то свое. Поэтому исследователей не удивляет высокая доля счастливых в трудные времена. Тем более что уровень счастья в нашей стране традиционно высок, а в апреле 2019 года ВЦИОМ зафиксировал максимальное значение за всю историю измерений: частично или полностью счастливыми себя чувствовали 86% граждан.

И, безусловно, счастье связано с отношением к другим людям — настороженные менее счастливы и оптимистичны в своих экономических ожиданиях. Данные ВШЭ это подтвердили: среди доверяющих большинству 85% полагают, что счастливы; среди не доверяющих — 78% и здесь же почти вдвое выше доля несчастливых.
IQ

Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 3 июня