• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Страсти по дистанту

Что тревожило студентов на старте онлайн-обучения

ISTOCK

Год назад, в марте 2020-го, из-за распространения COVID-19 и введения самоизоляции российские вузы начали переходить на дистанционные технологии. Сегодня, когда многие из них возвращаются в офлайн, пора оценить эту форс-мажорную ситуацию спокойно. Экстренная цифровизация, перестройка форматов, удаленное общение преподавателей с аудиторией — всё было непросто, но вузы справились. Студенты извлекли для себя важные уроки. Стало ясно, что абсолютно незаменимо в учебе и какие переживания сопровождают дистант. Опираясь на исследование сотрудников Центра социологии высшего образования ВШЭ Евгении Шмелевой и Татьяны Семеновой и их соавторов из Уральского федерального университета, рассказываем, что тревожило студентов и как развеять эти страхи.

Неожиданная самостоятельность

«Я не боялась, что онлайн даст меньше знаний, — рассказывает IQ.HSE третьекурсница из Москвы Екатерина К. — Я до этого уже училась удаленно и знала, что многое зависит от меня самой. Надо держать внимание, делать домашку, быть на связи с преподавателем». По словам Екатерины, «тут всё то же, что и в офлайне, только учебу выстраиваешь сам». Переход на дистант у нее прошел гладко, тревожило только одно: «Казалось, преподаватели как-то совсем далеко, контакт слабый».

Но третьекурсники — люди искушённые по сравнению с новичками в университете, первокурсниками. Тем было явно сложнее. Тимофей Б. из Санкт-Петербурга вспоминает свою растерянность в марте прошлого года: «Я учился, но мне было непонятно, что я реально знаю. Все по домам, каждый сам за себя, понял тему или нет — догадайся сам».

Москвичка Вероника Т., которая тоже была тогда на первом курсе, уточняет: «Мы же после школы, а там, как нам часто говорили учителя, с нами нянчились, “вели” нас». По её словам, все её одногруппники «были в шоке, что теперь всё делаем самостоятельно, что сами себя организуем».

Этот момент исследователи обычно комментируют так: когда студентов меньше направляют и курируют, становится ясно, что они могут делать сами и насколько заинтересованы в этом. Это говорит об уровне их субъектности.

«Эта взрослость, которая на нас свалилась, была непривычной», — подчёркивает Вероника. Несмотря на переживания, она оценивает ситуацию позитивно: «Это бывает даже полезно. На дистанте ты лучше понимаешь, что тебе реально интересно и где ты можешь найти информацию».

Как бы ни был непрост опыт удаленки, он преподал немало уроков. «У меня [теперь] уверенные цифровые навыки, — говорит Екатерина К. — С технологиями всё нормально. Но начинаешь понимать, что в учёбе важны не только баллы. Хорошо, когда есть общение с преподавателем, участие какое-то человеческое», — поясняет собеседница IQ.HSE. Тимофей Б. соглашается: «Педагоги поддерживают, могут хорошо поднять мотивацию. Ты видишь, что ты крутой, ты здесь не просто так».

Но тут есть и обратная сторона. Тем, кто полагался больше на педагогов — трансляторов знаний и кураторов, чем на самих себя, до сих пор сложновато. «Самостоятельность — окей, но мне, например, надо, чтобы меня кто-то сориентировал, хотя бы поначалу», — признается второкурсник Александр Л. (Санкт-Петербург).

Адаптация к реальности

Вузы, по-видимому, перестроились всё же легче, чем школы, где кипели нешуточные страсти. Университеты «оцифровывались» конструктивнее.

В мониторинге ВШЭ, с опросом преподавателей 93 вузов, лишь 20% респондентов отметили неготовность университетов к экстренному «дистанцированию». Почти две трети полагали, что преподаватели были вполне готовы перейти в онлайн.

А ведь еще в 2019 году все было гораздо менее оптимистично. Данные исследования аналитического центра НАФИ свидетельствовали о серьёзном цифровом неравенстве в вузах и о том, что IT-инфраструктура университетов пока не слишком приспособлена для масштабного выхода в онлайн. Согласно исследованию, «цифру» в учебном процессе использовали лишь около трети вузовских преподавателей. И около трети считали, что их коллеги — весьма неуверенные пользователи электронных технологий.

Впрочем, это вопрос не только компетентности, но и удобства. Так, в цитируемом выше мониторинге ВШЭ 70% опрошенных педагогов сочли онлайн-формат некомфортным. Тревогу вызывало и качество образования. Больше половины респондентов — 57% — ожидали, что оно упадёт, если не вернуться к очному обучению.

Подобные опасения были и у студентов. «Казалось, что онлайн несерьёзный, мало что даёт», — говорит Тимофей Б. «Мы думали, что вот теперь провалы в знаниях точно будут. Ну и уставали от дистанта», — вспоминает Вероника Т.

Во всяком случае, переживаний у учащихся при переходе на «учёбу по интернету» было немало. Что вполне понятно.

Переход на новые рельсы

«Дистанцирование» образования шло в форс-мажорных обстоятельствах. Надо было оперативно обеспечить университеты всеми IT-условиями для удаленки, научить студентов и преподавателей пользоваться цифровыми сервисами, конвертировать учебные материалы в новый формат — и всё это в отсутствие каких-либо проверенных рецептов.

Так или иначе, университеты продемонстрировали хорошую реакцию. Кейсов успешной цифровизации, по данным исследования ВШЭ, немало. Но проблемные точки — пусть даже субъективного свойства — оставались.

И студентов, и преподавателей больше всего волновала эффективность онлайн-формата. Не секрет, что даже вполне обкатанный вариант — массовые открытые онлайн-курсы (МООК) — все еще вызывают скепсис. Во всяком случае, идея заменить ими часть очных занятий не так давно воспринималась неоднозначно. Возможно, отчасти — из-за недостаточной информированности. Так или иначе, многие вузы несколько «спасовали» перед дистантом потому, что ранее слишком слабо интегрировали цифровые технологии в обучение.

Другие проблемные точки — это, как уже говорилось, удаленное общение педагогов с аудиторией, а также учащихся между собой. Так, на дистанте резко снижаются влияние образовательной среды и эффект сообучения. Успехи и учебные стратегии одногруппников, которые могут нести для студента мотивационный заряд, становятся малозаметны. По данным исследований, бывает трудно учиться онлайн просто из-за нехватки поддержки и одиночества.

В предчувствиях цифры

Когда нет привычных форм контроля успеваемости, становятся особенно важны метакогнитивные навыки студентов — например, самоорганизация. Так, успешность онлайн-обучения сильно зависит от навыков тайм-менеджмента и самоконтроля. Студенты с развитыми навыками учатся лучше.

Нужно и умение справляться со стрессами. Быстро меняющиеся условия обучения могут вызвать у студента ощущение беспомощностиснизить его уверенность. Он может начать сомневаться в своей способности освоить материал, а это ударит по мотивации и успеваемости.

Совместное исследование сотрудников Института образования ВШЭ и Уральского федерального университета (УрФУ) показало, что страх не справиться с обучением был на старте дистанта, в марте 2020 года, у многих студентов.

Исследователи выяснили, какие группы учащихся ожидают трудностей с пониманием материала больше всего.

Анализ показал связь опасений с курсом обучения, метакогнитивными навыками (самоорганизации и мотивации), а также с ожиданием таких трудностей, как слабая коммуникация с педагогами.

Больше всего беспокоились младшекурсники, студенты, невысоко оценивающие свою самоорганизацию, а также учащиеся, опасающиеся трудностей в общении с преподавателями и собственной низкой заинтересованности.

Всего было заполнено свыше 6 тысяч анкет. Опрос учащихся проводился с помощью Google-форм.

Сигналы тревоги

Для измерения ожидания «дистантных» сложностей использовался вопрос, в котором были перечислены возможные проблемы при онлайн-обучении — от технических (с оборудованием, сетью и пр.) до низкой мотивации студентов. Ожидание трудностей в понимании материала было дихотомической переменной («0» — студент не ожидает проблем, «1» — ожидает).

Контрольными переменными стали курс обучения, опыт использования дистанционных технологий, самооценка навыков самоорганизации, посещение занятий ради знаний, а также две переменные по ожиданию трудностей, связанных с недостаточной коммуникацией с педагогом и низкой мотивацией студентов.

Среди участников исследования 64% были с первого и второго курса. Большинство — 70% — посещали занятия в университете для получения знаний. С дистанционными технологиями обучения встречались до этого 58% респондентов. 70% опрошенных невысоко оценивали свои навыки самоорганизации. В среднем около половины отметили, что ожидают столкнуться на дистанте с такими проблемами, как непонимание материала (58%), слабая коммуникация с преподавателем (50%) и низкая мотивация к учебе (46%).

Исследователи построили три модели регрессии, последовательно включая в них от одного до шести предикторов.

 В первой модели был только курс обучения. Выяснилось, что начиная с третьего курса студенты реже ждут проблем с освоением материала.

 Во второй модели фигурировал также опыт студентов в дистанционном обучении, их оценка своей организованности и мотивации посещать занятия ради знаний. Низкая или средняя самооценка организованности и высказываемая важность приобретения знаний повышали шансы беспокоиться по поводу проблем с материалом.

 Третья модель также включала сложности, с которыми студенты предполагали столкнуться при переходе «в цифру». Больше тревожились те, кто опасался дефицита общения с преподавателями и собственной низкой мотивации.

Развеять страхи

Студенты младших курсов волновались больше, вероятно, потому, что ещё не успели полностью вписаться в университетскую среду, не знали общих правил коммуникаций с преподавателями. По мнению исследователей, такие опасения отчасти снимает общение со старшекурсниками. Они могут поделиться с новичками своим опытом обучения в вузе и рецептами преодоления трудностей.

Алармизм в связи с дистантом присущ и студентам, невысоко оценивающим свои навыки самоорганизации. Ясно, что онлайн-обучение особенно требует умения планировать свое время, ставить цели, выбирать грамотные стратегии их достижения. Нужно уметь объективно оценивать свои достижения. Если всего этого нет, учиться хорошо сложнее.

При этом сопряжённые с дистантом страхи показывают и связь с успеваемостью. Чем выше тревожность, тем ниже достижения студентов, отмечают исследователи. Поэтому невысокая оценка самоорганизации вкупе с опасениями не понять материал может удвоить эффект ожиданий трудностей в обучении. В итоге студент может потерять интерес к занятиям и учиться хуже.

Одно из решений этой проблемы — налаживание коммуникации между студентами и преподавателями, которые выстраивают понятную структуру курсов, поддерживают учащихся и дают им возможность оценить свой прогресс — например, с помощью тестов для самопроверки.

Студенты, которые акцентируют важность получения знаний, тоже ждут трудностей. Если дело в скепсисе по отношению к дистанту, то важно наглядно объяснять, почему электронный формат вполне эффективен.

Любопытно, что обеспокоенность высказывают даже те респонденты, которые уже успели поучиться онлайн. «Возможно, это связано с тем, что студенты не были готовы к полному переходу на дистанционный формат и столкнулись с неопределённостью, которая затронула не только их обучение, но и другие стороны жизни», — комментируют исследователи.

Очевидно, что учащимся нужно больше рассказывать об изменениях в образовании. «Опасения студентов могут усилиться к концу семестра, — уточняют авторы статьи. — Отсюда крайне важно оповещение не прекращать, чтобы студенты могли найти нужную информацию и ответы на свои вопросы».

Так или иначе, вузы за последний год прошли явный цифровой апгрейд. Преподаватели и студенты познакомились со множеством онлайн-курсов от лучших мировых университетов. Были обкатаны новые форматы материалов и тестов. Так что вторую волну эпидемии COVID-19 университеты встретили уже более подготовленными. А тревог по поводу «цифры», очевидно, стало меньше.
IQ

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 29 марта