• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Домо(м)учение

Уроки пандемии для школьного образования

ISTOCK

Дистанционное образование школьников — вынужденное и временное решение, связанное с эпидемией COVID-19, — вызвало немало эмоциональных дискуссий. Семьи школьников переживают из-за качества и результатов обучения онлайн, учителя — по поводу непомерной нагрузки. У директоров школ своя головная боль в связи с организацией дистанта. С начала пандемии прошёл год, а на удалёнке ученики сидят с марта — уже можно подвести определенные итоги и взглянуть на ситуацию комплексно и беспристрастно, как, например, учёные из НИУ ВШЭ. Рассказываем о главных результатах их исследования и предложенных решениях самых острых проблем.

Неожиданный альянс

Оставив в стороне эмоции, сразу подчеркнём: на дистанте непросто всем — и школьникам, и их родителям, и учителям, и директорам школ. Дети нередко хуже усваивают знания, больше устают и страдают от дефицита общения. Родители трудятся в две смены: утром на работе, вечером дома, объясняя детям кучу непонятного материала. В таком же режиме нон-стоп работают учителя, которые до ночи общаются с учениками и их семьями по поводу уроков. Школьное руководство старается держать руку на пульсе, решать многие проблемы, но тоже устает и эмоционально выгорает.

Но есть и хорошая новость! Если раньше семье и школе не хватало конструктивного общения, то теперь они лучше понимают друг друга. Во всяком случае, стало меньше взаимных упрёков в невнимании к детям и больше попыток компромисса. Совершенствовать цифровое образование стараются все, хотя каждый на свой лад.

Так или иначе, робкий и неуверенный дистант, наблюдавшийся весной, осенью стал более зрелым. Хотя, несомненно, ничто не заменит очное образование, а проблем с цифровизацией обучения немало.

Исследование ВШЭ проводилось весной, в начале пандемии COVID-19, когда школы впервые осознали весь технический и квалификационный дефицит — от нехватки компьютеров до неумения части педагогов работать онлайн. Учёные опросили педагогов, директоров школ и родителей — всех, кого больше всего беспокоит судьба образования. Тогда ещё было далеко до обсуждения дистанционных образовательных технологий в Госдуме. Зато уже обнаружились серьезные проблемы и даже появились рецепты для их решения.

С директорами школ проводили интервью, родителе и педагогогов опрашивали с помощью анкет. В исследовании участвовали десять школ Московской области, полсотни родителей учеников (Москва и область) и более 500 учителей из разных российских городов. Выборка педагогов формировалась из участников вебинаров по организации обучения во время пандемии.

Учителя в роли школьников

В новых обстоятельствах без цифровой грамотности никуда. Но поскольку такого массового онлайн-обучения до сих пор не было, оказалось, что учителя недостаточно владели соответствующими компетенциями. Это чувствовалось и на уроках, и в выборе домашних заданий. По мнению родителей и детей, занятия нередко были скучными, а задания на дом — то очень простыми, то чересчур сложными.

«Необходимо привлечь профессионалов, отладить процесс <...>, — говорят родители. — Да, на это нужны силы и время, но то, что делается сейчас, сплошная профанация. Плохо организованное обучение только отобьёт у ребенка желание учиться».

Администрации школ проверяли компетентность в информационных технологиях педагогов («каждому учителю был выдан чек-лист») и старались восполнить дефициты навыков. Но обучить педагогов быстро и хорошо получалось не всегда. Во многих школах банально не хватало системных администраторов, и директора спешно назначали ответственных за техническую поддержку. Но и внешние курсы обучения цифровым технологиям (вебинары, мастер-классы, видеолекции, онлайн-конференции и пр.) тоже нередко разочаровывали.

Респонденты-директора отмечали, что рекламные акции по платформам со стороны разработчиков «порядком поднадоели», нужны серьёзные курсы. «Имеющиеся сегодня программы повышения квалификации учителей <...> даже близко не затрагивают формы и методы, которые можно результативно <...> применять на дистанционном уроке, — говорит руководитель одной из школ. — Не хватает знаний в применении, например, ресурсов Google, по использованию на уроках виртуальных досок, систем опросов, например, Kahoot! [игровая обучающая программа] и Quizizz [веб-инструмент для викторин и тестов], которые могут позволить учителю самостоятельно моделировать дистанционный урок».

Учиться для галочки

Наиболее эффективным оказалось взаимообучение педагогов. Например, учителя информатики записывали видеоинструкции для коллег и выкладывали в группу в WhatsApp, проводили занятия и показывали, как заходить на платформы, работать в Zoom, устраивать конференции и делать ссылки. В ряде регионов учителям в качестве волонтеров помогали студенты педвузов.

Для периода дистанционного обучения хорошо иметь под рукой хорошие готовые материалы, добавляют авторы статьи. Пригодились бы и примерные рабочие программы для дистанта. Но в принципе учителям всё равно приходится садиться за парту — такова реальность.

Сами педагоги в целом хорошо отнеслись к обучению, хотя их занятость возросла. Многие расценивали новый опыт как возможность апгрейда компетенций. В то же время педагоги не считали, что качество их работы серьёзно повлияет на конкурентоспособность, и не видели риска увольнения из-за несоответствия новым квалификационным требованиям.

«Можно предположить, что низкий уровень конкуренции в сфере образования не способствовал заинтересованности педагогов, и это могло повлиять на качество результатов повышения квалификации и на качество учебного процесса в дистанционном режиме», — резюмируют исследователи.

Неравенство обучения

Школьный курс рассчитан на очные занятия. «С колёс» перевести его в дистант непросто: программа очень насыщенная, но и урезать материал — неправильно. На практике выяснилось, что не все предметы можно изучить дистанционно. Как быть с химией, физикой, биологией, когда нужны практикумы в лаборатории? Да и физкультура или изобразительное искусство — дисциплины практические.

Материал усваивался хуже и потому, что ученики оказались в разных условиях. Не у всех были свои компьютеры, планшеты или даже смартфоны, особенно в многодетных семьях. В них дети занимались по очереди. Не каждая семья может себе позволить покупку гаджета. В итоге многим помогали школы — давали ноутбуки во временное пользование. Такая ситуация должна быть заранее предусмотрена в учебных учреждениях (и на это должен быть бюджет!).

Впрочем, компьютеров и ноутбуков не хватало не только у семей, но и у школ. Учителя вынужденно использовали собственную технику и домашний интернет, и кому-то даже компенсировали эти расходы (как, по идее, и должно быть). Но не у всех педагогов были хорошие средства связи. «У многих учителей чего-нибудь да не оказалось: не было или камеры, или микрофона, или ноутбука», — говорит директор школы. Кому-то технику выдали (для временного пользования), но на всех не хватало — семьям учеников тоже надо было помочь. Вывод простой: у школы должны быть средства на оборудование.

Наконец, интернет у всех разного качества, да и не все дети и родители — продвинутые пользователи. В этом случае ученикам можно предложить индивидуальный учебный план. В принципе вариантов организации дистанта много. Не обязательно использовать компьютер. Могут быть задания по телефону, почте и другим каналам связи.

(Недо)контроль

Часть материалов предлагаются для самостоятельного изучения. Но многие из них слишком сложны — нужна помощь взрослых. Однако родители часто загружены работой и не имеют возможности помогать детям с уроками. Нет времени, да и нужно знать методики преподавания. «Очень хотелось бы в такой ситуации полноценное онлайн-обучение, а не скидывание заданий для самообучения», — говорит респондентка. Возникает вопрос: возможно, следовало скорректировать образовательную программу?

Но изменения в части полноты освоения программы не вносились. «Изменена только форма обучения на дистанционную. Все предметы изучаются по утвержденному расписанию на учебный год», — поясняет информант-директор.

В итоге школам приходилось маневрировать: что-то преподавали «в эфире», что-то оставляли семьям — «доучивать». «Было рекомендовано наиболее сложные темы, контрольные работы проводить в онлайн-режиме, более легкий материал и повторение предложить для самоизучения на электронных платформах, с помощью учебника, проверки домашних работ и тестирований», — говорит респондент-администратор.

Но если контрольная идёт онлайн, то вопрос, как оценивать её результаты. Не секрет, что многие ученики списывают из интернета — и домашние задания, и тесты. А учителям по правилам игры надо поставить оценку. В итоге получается, что такая аттестация отчасти условна. Традиционные методы на дистанте не работают. Нужно менять текущий контроль успеваемости и промежуточную аттестацию учеников, считают исследователи.

В режиме скорой помощи

При переходе в дистант наметилась диспропорция: у одних работников школы нагрузка резко возросла, а другим нечего делать. Чем, например, заниматься школьному библиотекарю, психологу или социальному педагогу в отсутствие в школе детей? Администрации приходилось думать, какую работу им дать.

С другой стороны, учителя часто перегружены, у них изменилось соотношение аудиторной и внеаудиторной нагрузки. Спрашивать на уроке стало сложнее (у детей есть проблемы с техникой), и приходится проверять больше письменных работ. «При очном преподавании учитель не опрашивает 100% учеников на каждом уроке. При начале дистанционного обучения поток высланных домашних заданий резко увеличился», — замечает руководитель одной из школ. Ситуацию немного облегчают задания с автоматической проверкой результатов их выполнения.

Нагрузку усугубило и то, что учителя в большей мере стали консультантами. У родителей и детей по учебе много вопросов, и они хотят получать ответы. В итоге педагог всё время переписывается с ними — в мессенджерах, в группе и лично, по почте и пр. И так до ночи.

Сейчас режим дня учителя выглядит так: с утра — дистант, после обеда — проверка присланных заданий, консультации для детей и родителей, вечером — подготовка к занятиям и... бесконечная переписка, пояснения и инструкции. «Установили, что общение с родителями и обучающимися завершается в 17:00, включая пересылку домашних заданий, — рассказывает директор одной из школ. — Не работает! Многие родители помогают с выполнением заданий вечером, постоянно возникают вопросы, приходится реагировать круглые сутки».

Другой администратор подчёркивает: «Нагрузка и нахождение за компьютером возросли непомерно, психологическое состояние стало неудовлетворительным». Всё это влияет на качество обучения, снижает его эффективность, признаёт он.

В ряде школ в итоге всё же ввели временные ограничения на работу педагогов, включая ответы на все запросы, поступившие после определённого времени, в течение следующего рабочего дня. А родителей проинформировали о правилах коммуникации с педагогом.

Можно также менять время начала и окончания рабочего дня (как было в некоторых школах), с тем, чтобы учителя успевали отдохнуть. Стоит минимизировать и совещания или другую деятельность, напрямую не связанную с дистантом. А к организационным делам привлекать сотрудников, оставшихся не у дел.

«Соцпедагогу было предложено в школьном портале мониторить детей группы риска [например, тех, кто не участвует в обучении], — рассказывает директор школы. — Если возникают вопросы, она связывается с классным руководителем, родителями, и вопрос решается. Педагог-организатор проводит онлайн-конкурсы, флешмобы, вся информация размещается в Instagram школы, в группе “ВКонтакте” и на сайте».

Перегруз родителей

При дистанте и родители вовлечены в обучение детей больше обычного. Респондентка подчёркивает: «Учитель не работает с детьми — всё организовано через родителя, приходится выполнять задачи учителя с ущербом для собственной работы». Для отцов и матерей прибавилось хлопот: проследить, чтобы ребенок сфотографировал и переслал задание учителю, прошёл цифровой тест, вовремя подключился к платформе, зарегистрировался на обучающих сайтах и пр. Многие консультировали наследников прямо из офиса.

Тут уж решать семьям, в какой степени они хотят быть вовлечены в образование детей. Для кого-то это обременительно, а для кого-то — привычная практика. Не стоит обвинять их в невнимании к детям. Если родители «по уровню собственной подготовки не могут помочь ребенку либо в силу высокой загруженности по работе физически не успевают этого сделать», это не должно рассматриваться как нарушение родительских обязанностей, подчеркивают эксперты. Возможный выход — индивидуальный учебный план для ребенка.

Есть контакт!

В целом во время пандемии многие школы стали намного активнее работать с родителями, в основном через WhаtsApp, Zoom, региональные платформы, школьные сайты, электронную почту и соцсети. Директора старались учитывать мнение родителей, многие устраивали регулярные онлайн-встречи. Они «дают возможность снимать напряжение», отлаживать учебный процесс, подчеркивает респондент-администратор.

«Психологическую поддержку родителям нам помогает оказывать районный методический центр, — рассказывает директор одной из школ. — Они разработали советы для родителей». Основное напряжение снято, уточняет он, но семьи всё равно «ждут, когда дети вернутся в школу и продолжат свое обучение там».
IQ 

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 3 декабря, 2020 г.