• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Психологи предложили методику для измерения жизнеспособности семей

Ремонт, переезд, потеря работы и даже измены могут укрепить связь супругов

ISTOCK

Проблема: В психологической науке и практике существует понятие «жизнеспособность семьи». Оно обозначает ресурсы, посредством которых семьи могут совладать с событиями стрессогенного характера. Однако у отечественных специалистов до недавнего времени не было инструментов для измерения жизнеспособности реальных семей.

Решение: Российские психологи адаптировали американскую методику Family Resilience Assessment Scale — Шкалу жизнеспособности семьи Мегген Сиксбей. Уже проведены её апробация и валидация на российской выборке.

Теперь подробнее

Учёные из Московского государственного психолого-педагогического университета (МГППУ) адаптировали русскоязычную версию Шкалы жизнеспособности семьи. Её можно использовать в исследованиях психологических проблем семьи, связанных с кризисами, стрессами, экстремальными событиями, а также в кросскультурных исследовательских проектах и психологической практике. Результаты адаптации представлены на Международном научном семинаре «Измерения и анализ данных в психологии и образовании», организованного совместно Институтом образования НИУ ВШЭ, МГППУ и РАНХиГС.

О чём речь?

Понятие «жизнеспособность семьи» (ЖС) появилось в психологии в 1990-е годы. До этого, как рассказала на семинаре одна из авторов исследования, заведующая кафедрой психологии и педагогики дистанционного обучения МГППУ Мария Одинцова, преимущественно велись исследования индивидуальной жизнеспособности. Семья в них рассматривалась, как один из институтов, способствующих её формированию.

Жизнеспособность, согласно определению российских учёных А.В. Махнач и А.И. Лактионовой, — индивидуальная способность человека управлять собственными ресурсами: здоровьем, эмоциональной, мотивационно-волевой и когнитивной сферами в контексте социальных, культурных норм и средовых условий.

Единого определения понятия «жизнеспособность семьи» нет. Но учёные акцентируют внимание на таких ключевых моментах, как:

 способность семьи адаптироваться в сложных условиях и минимизировать негативные последствия;

 способность гибко реагировать на трудности и восстанавливаться после неблагоприятных событий;

 способность использовать полученный опыт для дальнейшего развития.

Одной из первых исследования в области жизнеспособности семьи начала американская психолог Фрома Уолш. В структуре ЖС она выделяет девять ключевых  процессов. Они, как рассказала на семинаре инициатор адаптации методики, магистр психологии Елена Гусарова, помогают, с одной стороны, снизить стресс и уязвимость в ситуациях повышенного риска, с другой —- способствуют восстановлению и выходу из кризиса, а также расширяют возможности семьи в преодолении «хронических» трудностей. Эти процессы реализуются в трёх сферах функционирования семьи: системе семейных убеждений, организационных паттернах, семейной коммуникации и решении проблем.

На основе этой концепции другая американская психолог Мегген Сиксбей (Meggen Sixbey) разработала Шкалу жизнеспособности семьи (FRAS — Family Resilience Assessment Scale), которая состоит из 54 пунктов и включает шесть субшкал:

 семейная коммуникация,

 использование социальных и экономических ресурсов,

 сохранение позитивного прогноза,

 связность семьи,

 духовность семьи,

 способность к пониманию значения невзгод.

Эта методика адаптирована во многих странах, в том числе в Канаде, Польше, Хорватии, Китае, Тайване, Сингапуре.

В России оформленная концепция жизнеспособности семьи, как отметила на семинаре Мария Одинцова, представлена в работах Александра Махнача применительно к замещающей семье, но самого инструмента измерения ЖС разработано не было. «На данный момент российские исследователи испытывают дефицит инструментов, позволяющих измерять жизнеспособность семьи», — отмечают учёные. Поэтому они также решили адаптировать методику Мегген Сиксбей. И в новом исследовании провели апробацию и валидизацию Шкалы оценки жизнеспособности семьи на российской выборке.

Как изучали?

В исследовании приняли участие 331 человек — 127 мужчин и 204 женщины в возрасте от 18 до 65 лет. Для проверки конструктной валидности использовались следующие методики: Шкала взаимной адаптации в паре (Ю.М. Полякова, М.Г. Сорокова, Н.Г. Гаранян), Тест семейных ресурсов-II (А.В. Махнач, Ю.В. Постылякова) и тест «Жизнестойкость человека» (Е.А.Рыльская).

Сбор эмпирических данных авторы осуществляли через Google Формы с октября 2019 по март 2020 года в Москве. Кроме ответов на тестовые вопросы респонденты заполняли анкету, в которой необходимо было обозначить одно из неблагоприятных событий в семье, отметить уровень его интенсивности и указать характер связи в семье после произошедшего. Для обработки и анализа данных использовали эксплораторный и конфирматорный факторный анализы.

Что получили?

Результаты анализа не подтвердили оригинальную структуру методики FRAS , что, как отмечают авторы, согласуется с данными зарубежных исследований. В итоге была получена четырёхфакторная структура, включающая подшкалы:

 семейная коммуникация и связность,

 позитивный прогноз и решение проблем,

 принятие и гибкость,

 социальные ресурсы.

В ходе исследования не обнаружилось различий по всем параметрам жизнеспособности семьи между мужчинами и женщинами. «Полученные данные свидетельствуют о достаточной надёжности и валидности методики, показывают логические и предсказуемые взаимосвязи с другими схожими конструктами», — отмечают авторы.

В процессе анализа анкет выяснилось, что чаще всего в качестве неблагоприятных событий в семье респонденты указывают: финансовые трудности и потерю работы (24%), смерть близких (18,4%), болезни членов семьи (15,4%), развод (13,6%), ссоры и трудности во взаимоотношениях с детьми и родственниками (10,6%). При этом, как отмечают авторы, наибольшую интенсивность переживания имели такие события, как измена (8,9 баллов), смерть близких (8,6 баллов), развод (8,1) и редко встречающиеся события, оцененные в 8,4 баллов (пожар, тюремное заключение, травля в рабочем коллективе).

Неблагоприятные события и их интенсивность

Выяснилось, что после наступления неблагоприятного события в 40% случаев связь стала более близкой («Мы стали ближе друг к другу»), в 34% случаев осталась прежней, в 26% — стала более дистантной («Мы отдалились друг от друга»).

Также были выявлены различия в показателях жизнеспособности семьи в зависимости от изменений связи после неблагоприятного события. Чем выше показатели жизнестойкости семьи, тем сильнее оказывается связь между её членами после наступления неблагоприятного события.

Для чего это нужно?

Полученная методика может быть использована в исследованиях психологических проблем семьи, связанных с кризисами, стрессами и экстремальными жизненными событиями, а также будет способствовать дальнейшему развитию кросскультурных исследований.

«Проведённое нами исследование заставило заострить внимание на следующем: каждый человек представляет своё, качественно отличное от других, неблагоприятное событие в семье, соответственно, это может сказаться на характеристиках жизнеспособности, так как особенности реагирования на данные события достаточно вариативны», — комментируют учёные результаты в своей статье, посвящённой апробации методики.

В дальнейшем они планируют продолжить работу по усовершенствованию отдельных субшкал русскоязычной версии «Шкалы оценки жизнеспособности семьи» и провести стандартизацию инструмента в отношении семей, находящихся на разных стадиях жизненного цикла или в трудных жизненных ситуациях.
IQ

 

Авторы исследования:
Елена Гусарова, Московский государственный психолого-педагогический университет
Мария Одинцова, Московский государственный психолого-педагогический университет
Марина Сорокова, Московский государственный психолого-педагогический университет
Автор текста: Селина Марина Владимировна, 29 июля