• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

В НИУ ВШЭ научились измерять синдром самозванца

Российские учёные адаптировали методику, помогающую понять, насколько человек уверен в своих способностях, компетенциях и достижениях

ISTOCK

Ситуация: Синдром самозванца — достаточно популярная тема. Он нередко обсуждается среди друзей, коллег, на сессиях с психологами и упоминается в СМИ. Многие люди, достигнув успеха на том или ином поприще, сомневаются в своей квалификации и справедливости заслуг. И здесь важно понять — насколько подвержен человек синдрому самозванца, а также мешает ли он работать и получать удовлетворение от своего труда.

На деле: В российской научной литературе феномену самозванца уделено очень мало внимания. Кроме того, до сих пор не существовало апробированной русскоязычной методики, позволяющий измерить уровень выраженности синдрома самозванца. Эту ситуацию исправили учёные из НИУ ВШЭ и РАНХиГС.

Теперь подробнее

Учёные из НИУ ВШЭ и РАНХиГС апробировали русскоязычную версию «Шкалы феномена самозванца» Паулины Кланс (Сlance Imposter Phenomenon Scale). Этот инструмент был выбран для адаптации, как один из самых надёжных и изученных из всех существующих на данный момент методик, измеряющих синдром самозванца.

Адаптация иностранной психометрической методики — это комплекс мер, куда входит не только перевод опросника, созданного в иной социокультурной среде, но и проверка его надёжности и валидности, формирование тестовых норм для представителей конкретной культурно-языковой общности.

В исследовании приняли участие почти 400 студентов вузов. Учёные получили данные, которые свидетельствуют о высокой надёжности Шкалы. Теперь методика может применяться в научных и прикладных целях, например, использоваться в процессе психологического консультирования, в сфере HR и для самодиагностики. Статья по результатам исследования и сама методика опубликованы в Психологическом журнале РАН. Работа выполнена в рамках гранта РФФИ «Перфекционизм и синдром самозванца как факторы психологического благополучия в профессиональной среде». 

О чём речь?

О синдроме самозванца из научной литературы стало известно в конце 1980-х годов прошлого века. Его описала психолог Паулина Кланс (Pauline Clance) — как результат систематических наблюдений во время психотерапевтических сеансов.

В своей монографии в 1985 году она сформулировала основные характеристики феномена, к которым относятся:

ощущение того, что собственные способности и компетенции гораздо ниже, чем думают окружающие, и страх перед тем, что реальная ситуация станет всем известна;

неспособность объективно оценить результаты собственной деятельности и принять похвалу за них с одновременным переоцениванием достижений других людей;

приписывание успеха внешним факторам и неспособность признать собственные достижения.

Для синдрома самозванца характерна внутренняя убеждённость человека в том, что его успех зависит исключительно от случайности, внешней ошибки, личного обаяния или усердной работы, но не от способностей или умений.

Авторы исследования Марина Шевелева и Татьяна Пермякова из НИУ ВШЭ, а также Дмитрий Корниенко из РАНХиГС в своей статье отмечают, что синдром самозванца чаще всего проявляется в новых для человека ситуациях, при принятии новой роли и в начале истории успеха. «Он развивается в условиях, когда люди пытаются изменить своё поведение, чтобы их положительно оценивали в новой ситуации или группе, в связи с чем данный феномен может стать препятствием вхождения в среду и успешной адаптации».

В первых работах Паулины Кланс было показано, что синдром самозванца характерен для женщин, занимающих высокие должности или имеющих высокие академические достижения. Но затем выяснилось, что он имеет гораздо более широкое распространение. «Он характерен для расовых и этнических меньшинств, профессиональных групп, где успех не поддаётся количественному исчислению, а также для тех, кто в обществе считается экспертами или специалистами благодаря возрасту или накопленным знаниям», — пишут учёные.

 

Таким образом, с исследовательской точки зрения, синдром самозванца можно рассматривать как фактор, препятствующий достижениям в конкретной сфере деятельности и ведущий к переживанию негативных эмоциональных состояний. «Было показано, что феномен самозванца отрицательно коррелирует с самооценкой и самовосприятием, положительно — с тревожностью и депрессией, страхом неудачи, и является препятствием в развитии карьеры», — пишут авторы в обзорной части исследования.

С конца 1980-х за рубежом было опубликовано более 1200 научных работ, посвящённых синдрому самозванца. 80% этих работ появились за последние 20 лет.

Предварительных анализ учёных из НИУ ВШЭ и РАНХиГС показал, что исследований синдрома самозванца в России практически не проводилось. Есть лишь ограниченное число работ, носящих ознакомительный или описательный характер.

Шкала феномена самозванца (Clance Impostor Phenomenon Scale) — это диагностический инструмент, который был разработан Паулиной Кланс для его измерения. Она уже была переведена на корейский и немецкий языки.

Существует ещё три инструмента для измерения синдрома самозванца:

  1. шкала феномена самозванца Харви (Harvey), 
  2. шкала субъективного обмана Коллигиана и Стернберга (Kolligian, Sternberg), 
  3. шкала самозванца Лири (Leary).

Однако шкала феномена самозванца Кланс, как отмечают авторы, — наиболее исследованный и надёжный психометрический инструмент на данныий момент. Поэтому целью проведённого исследования было — апробация его русскоязычной версии. Учёные связались с Паулиной Кланс и получили разрешение на адаптацию методики.

Как изучали?

В исследовании приняли участие 370 студентов 1-4 курсов пермских вузов, которые оценивали утверждения, включённые в исследуемую методику по шкале Лайкерта — от 1 — никогда, до 5 — очень часто.

В целом Шкала позволяет определить три фактора синдрома самозванца:

 Обман (пример: «Иногда я опасаюсь, что другие обнаружат, скольких знаний и способностей я на самом деле лишён»), 

Обесценивание (пример: «Я часто сравниваю свои способности со способностями людей вокруг меня и думаю, что они, возможно, умнее меня»), 

Удача (пример: «Временами я чувствую, что своим успехом обязан какой-то удаче»).

В целях исследования внешней валидности использовались Методика самоотношения (Пантилеева С.Р., Столин В.В.), а также Портретный опросник Большой пятёрки (Егорова М.С., Паршикова О.В.). 

Методика самоотношения позволяет диагностировать три фактора или модальности самоотношения: самоуважение, аутосимпатия и самоуничижение. Эта методика использовалась, как отмечают авторы, так как описание шкал является содержательно близким к характеристикам синдрома самозванца, описываемым П.Кланс.

 

Портретный опросник Большой пятерки позволяет измерить пять основных личностных черт. К ним относятся: нейротизм, экстраверсия, доброжелательность, сознательность и открытость опыту.

В ходе исследования проводилась статистическая обработка данных с помощью программы SPSS 20. Использовались корреляционный, эксплораторный и конфирматорный факторный анализ.

Что получили?

Полученная Шкала феномена самозванца, состоящая из 20 вопросов, продемонстрировала высокие показатели надёжности. Авторы отмечают, что повышенные значения по Шкале связаны с низким общим самоотношением — чем сильнее выражен феномен самозванца, тем в большей степени человек:

ориентирован на мотивацию социального одобрения, 

обладает внешним локусом контроля, 

не удовлетворён собственными возможностями, 

обладает низкой субъективной ценностью, 

сомневается в собственных качествах и в способности вызвать уважение у других, 

присутствует ригидность Я-концепции и неверие в возможность развития себя, при этом возникает неудовлетворенность собой, приводящая к внутреннему конфликту и самообвинению.

Результаты, приводимые другими исследованиями, как отмечают авторы, также показывают, что высокие значения по Шкале феномена самозванца связаны с низкой или негативной самооценкой, низким уровнем доверия себе. Также исследование выявило взаимосвязи с чертами личности. Высокие значения Шкалы феномена самозванца связаны с интровертированностью, низкой сознательностью и самоконтролем, негативным отношением к другим и закрытостью к новому, при эмоциональной нестабильности. «Возможно, это отражает составляющую внешней социальной оценки в феномене самозванца, то есть ориентации на то, что окружающие скорее всего будут негативно оценивать достижения человека», — отмечают исследователи.

Для чего это нужно?

Синдрому самозванца уделено мало внимания в отечественной научной литературе. Автор исследования Марина Шевелева объясняет это имеющимся разрывом между научной и практической психологией. «В то время как за рубежом психологи-исследователи одновременно занимаются и консультативной практикой, у нас эти сферы чётко разделены и мало пересекаются, что само по себе определяется как одна из ключевых проблем современной психологии. Понятие «феномен самозванца» как раз и является ярким примером взаимосвязи научной и практической психологии», — считает она.

Пока нет данных, которые бы позволяли сравнивать Россию с другими странами в плане распространенности синдрома самозванца. Учёные рассматривают этот вопрос как одну из дальнейших перспектив в исследованиях. Тем не менее, проблема, по их мнению, очень актуальна в отечественном контексте.

 

«В настоящее время в России можно наблюдать ряд факторов с большой вероятностью приводящих к возникновению синдрома самозванца», — комментирует Марина Шевелева. Во-первых, как поясняет исследовательница, всё больше женщин (а именно женщины демонстрируют высокий уровень синдрома самозванца) преуспевают в бизнесе и политике, при этом в обществе сохраняется тенденция к гендерной стереотипизации. Во-вторых, Россия является многонациональным государством. Зарубежные исследования показали, что синдром самозванца выше у расовых и этнических меньшинств. В-третьих, повысилась географическая мобильность молодёжи в связи с введением ЕГЭ, предоставляющим возможность получить высшее образование в столице и других крупных городах.

Синдром самозванца может препятствовать процессу адаптации в вузе и увеличивать риск бросить учёбу, отмечают авторы исследования.

Полученная Шкала феномена самозванца, как отмечают учёные, может применяться в различных целях — в образовательной, управленческой и консультационной практике во всём русскоязычном мире. Её можно использовать в научных исследованиях, в психологическом консультировании и для самодиагностики.
IQ
 

Авторы исследования:
Марина Шевелева, доцент социально-гуманитарного факультета НИУ ВШЭ в Перми
Дмитрий Корниенко, профессор кафедры общей психологии Института общественных наук РАНХиГС
Татьяна Пермякова, профессор департамента иностранных языков НИУ ВШЭ в Перми
Автор текста: Селина Марина Владимировна, 19 мая