• A
  • A
  • A
  • ABC
  • ABC
  • ABC
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Regular version of the site
vision

COVID-19: краш-тест для экономик XXI века

Алексей Белянин — о том, как переживать пандемию сообща

На карантине сегодня — почти весь «золотой миллиард». Столкнувшись с одним и тем же вызовом разные страны, однако, приняли не одинаковые стратегии ответа. Экономист Алексей Белянин в колонке для IQ.HSE рассуждает о том, на кого сейчас ложится ответственность за выживание национальных экономик в разных сценариях — и почему.

Призрак бродит по планете — призрак эпидемии. Коронавирус нельзя увидеть, пощупать, поймать за хвост — и все-таки он есть. Менее чем за месяц он до неузнаваемости изменил нашу планету: по крайней мере, ту его часть, где проживает золотой миллиард.

Первая проблема, вызванная эпидемией, на наших глазах переродившейся в пандемию, состоит в том, что жители развитых стран оказались катастрофически не готовы к ситуации, когда серьезная медицинская помощь (в данном случае, искусственная вентиляция легких) одновременно требуется десяткам и сотням тысяч людей. Последняя глобальная эпидемия — знаменитая испанка, охватившая без малого треть населения земли — случилась ровно 100 лет назад, свидетелей уже не осталось, и три поколения европейцев и американцев выросли в полной уверенности, что уж что-что, но их здоровье точно находится под защитой современных медицинских технологий. В результате системы здравоохранения развитых стран расслабились или же соблазнились бюджетной экономией, и попросту перестали быть рассчитаны на массы тяжелых больных с одинаковым диагнозом.

Речь, конечно, не о врачах, которые без преувеличения героически противостоят эпидемии, в прямом смысле слова рискуя собственной жизнью. Речь о том, что запас прочности, на который рассчитаны современные системы здравоохранения — даже самые продвинутые, такие как американская или бельгийская — оказались недостаточными: США сейчас абсолютный лидер по числу зараженных, а в Бельгии уровень смертности от заболевания почти вдвое превышает среднемировой.

Советская система, кстати, была в этом отношении более консервативной, и потому надежной. Однако Россия последовала тем же путем: как раз в последнее десятилетие московские инфекционные больницы в массовом порядке попали под сокращение, пораженные вирусом бюджетной экономии. Во всех странах, где счет зараженным пошел на тысячи, остается одна надежда — на то, что удастся сгладить пик эпидемии, распределив его во времени (что это значит, можно посмотреть здесь). Только при этом условии с наплывом больных может быть удастся справиться без применения технологий военного времени, когда в первую очередь лечат тех, у кого наибольшие шансы выжить.

По этой причине ближайший месяц «золотой миллиард» проведет на карантине, как бы это ни называлось в конкретном случае.

Отменены все массовые мероприятия, закрыты магазины и рестораны, закрываются границы и транспорт, в том или ином виде введены ограничения на выход граждан из дома, и пустынные улицы напоминают сцены из фантастических боевиков. Все сюжеты средств массовой информации вращаются вокруг коронавируса, включая информацию о санитарных нормах и призывах «stay home», которые в массе своей жители выполняют, попутно активно осваивая Zoom, новые техники рукоделия и кулинарные рецепты.

Национальные стратегии разных стран различаются в деталях, подчас довольно существенных. Однако полностью оценить их эффекты сейчас — по разным причинам — не представляется возможным. Но практически все государства признают ситуацию чрезвычайной, и раскупоривают кубышку, чтобы прийти на помощь своим предприятиям и гражданам.

США в срочном порядке выделили на борьбу с эпидемией 2 триллиона долларов — практически половину годового бюджета, причем по этому вопросу немедленно нашли общий язык обе палаты Конгресса и президент, в обычных условиях не замеченные в симпатиях друг к другу. Помимо поддержки ключевых корпораций типа Boeing, не менее четверти этой суммы в виде прямых невозвратных субсидий населению, и еще столько же — в форме субсидий малому бизнесу.

Германия выделила на поддержку малого бизнеса 50 млрд. евро, объявила отсрочку налоговых платежей и предоставила субсидии и кредитные гарантии предприятиям на сумму, достигающую четверти годового ВВП. Правительство Великобритании предоставляет предприятиям налоговые каникулы, а также покрывает 80% заработной платы всем вынужденно неработающим гражданам, если эта сумма не превышает 2500 фунтов. Италия, одна из наиболее пораженных стран, в самый разгар эпидемии выделяет 10 миллиардов евро на поддержку занятости и предоставляет кредитные гарантии на 350 миллиардов евро — более 20% ВВП.

У России, как обычно, особый путь. Президент переносит голосование по конституции (что в условиях эпидемии более чем разумно), однако не вводит карантин: это режим чрезвычайного положения, при котором забота о благосостоянии граждан напрямую ложится на государство. В общем, ни мира ни войны, но армию не распускать (весенний призыв состоится в срок, несмотря на то что призывные пункты — естественные очаги эпидемии). Вся ответственность за выживание ложится на население, которому подняли налоги, и предприятия, которые в условиях карантина лишаются львиной доли выручки, но с сохранением обязательных платежей, таких как аренда, налоги в федеральный бюджет (НДФЛ) и выплаты заработной платы. Плюсы такой политики очевидны: при успешном выполнении фискальных планов бюджет в течение ближайшего месяца практически не пострадает, а там, глядишь, и эпидемия пойдет на спад.

Однако если крупные государственные корпорации такой простой в целом переживут, то мелкие и средние предприятия — тот самый «средний класс», создающий, на минуточку, до трети рабочих мест и дающих свыше 20% налогов в бюджет — ожидает волна массовых банкротств. А это — потеря налоговых поступлений, в разы превышающая ту, которую дает нынешнее усиление фискальных мер. За ними неизбежно следует резкий скачок безработицы, а также передел рынков с ростом их монополизации и цен, а значит — дальнейшее увеличение разрыва между богатыми и бедными, криминогенной обстановки и рост социальной напряженности. Особенно болезненным этот удар окажется для регионов, где спрос не достаточно масштабен для крупных корпораций, и где основными работодателями являются именно малые предприниматели. Расчет, конечно, может быть на то, что у граждан на самом деле есть кое-какие запасы в закромах, причем не только в форме гречки.

В сложившейся ситуации разумной представляется политика полной поддержки широких слоев населения, малых и средних предприятий за счет государственных запасов. Золотовалютные резервы ЦБ на начало апреля составляют свыше 500 млрд. долларов, фонд национального благосостояния — еще 120 млрд., что в сумме составляет не менее 30% ВВП. Интервенции, сопоставимые с теми, которые проводят крупные экономики развитых стран, вполне по силам и России, и они также не обязаны быть все в виде прямых субсидий. 

Но если эпидемия — это общая беда, то и переживать ее надо сообща, переживая прежде всего за будущее народа и его благосостояние, а не за целость евродолларов в казне.
IQ

Author: Alexis V. Belianin, April 13