• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Не только деньги

Что мотивирует врачей к работе

«Доктор Хаус», 2004-2012

Повышение зарплат и стимулирующие надбавки, несомненно, важны для медиков. Но это лишь один из стимулов их труда. Для врачей не менее значимы интерес к делу, желание помочь людям и условия работы, включая аппаратуру. Мощный ресурс — и профессиональный рост, который, в отличие от денег, долго сохраняет мотивационный заряд. По материалам ряда исследований IQ.HSE рассказывает о стимулах работы докторов.

Уважение и признание

Мотивы труда врачей важны и для управлению отраслью, и для пациентов. Есть условия, от которых напрямую зависит качество работы докторов. И это не только деньги, хотя без них, бесспорно, многие начинания напрасны. Есть и нематериальные стимулы, срок действия которых не ограничен и которые не вызывают привыкания. Это, например, преданность профессии, стремление помогать людям. Или возможность профессионально развиваться и лучше лечить пациентов. Хороший импульс дает социальное признание, ощущение нужности обществу.

«Вредно думать, что все определяется деньгами», — говорит заведующий пульмонологическим отделением одной из больниц. По его словам, на самомотивацию врачей влияют, в том числе, общество и государство. Медикам необходимо уважение, «и государство не должно мешать это уважение завоевывать».

Это цитата из интервью в рамках исследования социолога Аллы Чириковой, которая показала, что в случае с врачами существует полимотивация. То есть один мотив не действует без других. Их сила — в синергии. Если зарплата растет, но специалист трудится на допотопном оборудовании и не может помочь пациенту должным образом, он, по словам опрошенных медиков, начинает думать об увольнении. «Работа по старинке» — просто удар по самоуважению.

Так же убийственно на мотивацию действует и восприятие медиков как «обслуги». Пациенты просто путают понятия. Врач — это помогающая профессия (так же как и учитель, социальный работник, психолог и пр.).

А потребительское отношение к представителям профессии плохо влияет на лечение.

Если вместо полимотивации говорить об иерархии мотивов к труду, то тут деньги для врачей на третьем месте. На первом и втором — интерес к работе и альтруистический фактор: желание помочь, облегчить страдания людей. Этот расклад мало меняется в обозримом времени. По данным исследования трудового поведения врачей в 2007-2014 годах, за эти ценности стабильно голосовали около 70% респондентов в разные годы. Работы последних лет подтверждают эту ситуацию. Помощь пациентам — ключевой мотив.

Как заметил главврач одной из больниц, при всей значимости зарплаты, медику важно «увидеть результат своего труда».

Профессиональная совесть

Многие исследования подтверждают значимость для врачей верности своему делу, ощущения профессии как призвания, полного погружения в работу. «Мы живем в медицине», — подчеркивает терапевт. Речь о глубоких внутренних мотивах, куда более устойчивых, чем внешние стимулы.

Врачи акцентировали важность профессионализма. «У меня много внутренних драйверов, но главный — возможность помочь ребенку, — замечает молодая врач-невропатолог. — <...> Докопаться до сути, поставить диагноз, назначить лечение — <...> это рождает чувство удовлетворения».

В этом контексте часто звучат этические мотивы — например, профессиональная честь. Нефролог убеждена: «Мы — последняя инстанция <...>. Если ты не сделал для пациента всего, значит, ты не тот человек».

По сути, это квинтэссенция работы медика как таковой (в идеале, конечно), предполагающей сопереживание. Но о ней часто говорили либо начинающие врачи (которые только утверждаются в профессии), либо сверхопытные специалисты (завотделениями), которые доказали эту «помогающую» установку всей своей практикой.

Среднее поколение, рядовые врачи реже говорят о высоких материях. Наверное, дело не в ценностях, а в утомленности рутиной. Но не исключено, что эти медики, по словам Аллы Чириковой, «оказались без внутренних опор» и не испытывают профессионального энтузиазма. В конце концов, модель общения врачей и пациентов изменилась. Доктора чувствуют себя обычными рыночными игроками. Они оказывают помощь, но минимизируют эмпатию.

Есть и другая крайность — в случае с сельскими врачами, когда от них ждут «всеотзывчивости», сочувствия и помощи во всех делах. «Я и пожарный, и милиционер, и няня, — рассказывает молодой сельский доктор. — По-другому никак. Потому что когда живешь рядом, внутри сообщества <…>, то все по-иному, как-то начинаешь воспринимать». Респондент с пониманием относится к ситуации, но вообще-то она может действовать по-разному. Нередко «врачи всеобщей практики» эмоционально выгорают и меняют работу.

Грамотность аудитории как (де)мотиватор

Отношения с пациентами могут и поддерживать, и демотивировать медиков. Еще несколько лет назад многие врачи сетовали, что им стало сложнее лечить людей, в том числе — потому, что пациенты порой считают себя компетентнее докторов. Или же просто лечатся, что называется, по интернету (ищут рецепты на соцсетях, чатах и пр.), а врачам приходится ликвидировать последствия этой «терапии».

Сегодня отношение к грамотности (в прямом и ироническом смысле этого слова) клиентов у врачей двоякое.

С одной стороны, пациенты, по словам медиков, «много чего читают» (и все еще занимаются самолечением), подчеркивают свое право на определение терапии и часто не доверяют врачам. «Конфликтность растет», — признают медики. И нередко увязывают ее с социальным уровнем пациентов. Чем он выше, тем чаще человек «пытается показать свою эрудированность».

С другой стороны, медики отмечают плюсы такой начитанности — и для пациентов, и для самих врачей. «Если есть у человека вопрос, то я ему отвечу», — говорит директор кардиологического центра. Молодой эндокринолог поясняет: «Они [пациенты] начинают осознавать свою болезнь». В этом случае врачам легче работать. А больным — выздоравливать.

Условия труда и оборудование

«От нас требуют увеличить количество платных услуг, но инфраструктура для этого не создана. Кроме рентгена, ничего нет», — рассказывает травматолог.

Еще десять лет назад условия труда, оснащенность современной техникой, по данным исследователей, не входили в число ключевых стимулов для медиков. Острее стоял вопрос зарплат. Теперь профессиональная самореализация врачей немыслима без хорошей аппаратуры. В конечном итоге, это вопрос и профессиональной уверенности. Качественное оборудование, современные лекарства «поднимают самооценку, дают стимул», подчеркивают врачи. Хорошее оснащение помогает профессионально расти. «Хирургия развивается <...>. Появляются новые методики оперирования. Ребята стараются посещать все мастер-классы, хотя раньше такого не было», — говорит врач в ГКБ.

И наоборот, нецелевое расходование средств — вечный раздражитель. «На томограф денег нет, зато на люстры денег хватило», — сетует травматолог. Из-за проблем с техникой доктора «разочарованы и думают о новом месте работы», добавляет другой респондент.

Профессиональный рост

Возможности развития в профессии — тоже ключевой мотив. В исследованиях труда медсестер показано, как важно поддерживать их карьерный рост, давать интересные задачи и расширять функции. Так, им делегируют часть работы врачей — по первичному обследованию, выписке рецептов и пр. Это повышает ощущение собственной нужности и ответственности.

То же касается и врачей. «Мне интересен профессиональный рост», — говорит молодая терапевт. «Я за любое обучение, поскольку для медика это важная сторона его работы», — вторит ее коллега. «Пока есть возможность получать знания, надо их получать, так жить очень интересно, — считает молодой травматолог. — Сообщество заинтересованных людей заряжает и <...> рождает хорошую конкуренцию». Кто-то ради развития готов к материальным издержкам (в случае с платным обучением, стажировкой и пр.). А для кого-то профессиональное развитие даже компенсирует недостаточный рост зарплат.

Вдохновляющий коллектив

Многие медики подчеркивали важность коллегиальной работы и поддержки сообщества:

Во-первых, врач «не может быть полностью автономен, потому что человеческий организм сложен», и нужны консультации разных специалистов.

Во-вторых, в коллективе можно набираться опыта. Он «определяет эмоциональный настрой, обучает, корректирует врачей», служит площадкой для профессиональных дискуссий, подчеркивает начальник медицинской службы поликлиники. Команда вдохновляет. «Нам интересно работать вместе», — говорит молодая врач-аритмолог. «Собрались специалисты, которые являются для меня примером», — добавляет она и заключает: «Всегда можно посоветоваться с врачами <...> ты не один на один со своим страхом, что можешь ошибиться и навредить».

Уход от уравниловки

Повышение дохода дает хороший импульс. Но есть нюансы. Те, у кого за счет стимулирующих надбавок зарплата увеличилась заметно, «голосуют» именно за этот ресурс повышения оплаты труда. Он позволяет выделить классных специалистов. Те доктора, у которых не было реального увеличения зарплат, предпочли бы повышение базовой части оклада. Это более гарантированный, стабильный доход.

Умеренная дифференциация зарплаты вполне оправдана, считает большинство. Доля ее сторонников в последнее время выросла. «Почему нам будут платить одинаково, если мы работаем по-разному», — размышляет заведующая хирургическим отделением поликлиники.

Однако респонденты признавали, что срок действия денег на мотивацию ограничен. Как только уровень зарплаты медиков достигает приемлемого уровня, на первый план выходит нематериальная мотивация: профессиональный рост, отношения в коллективе и пр. «Если я сегодня заплачу врачам больше, они скажут большое спасибо, но лучше работать не будут», — заявляет начальник медслужбы поликлиники.

Закрепление эффекта

У врачей есть мощная внутренняя мотивация оставаться в профессии и совершенствовать навыки. Ее поддержали позитивные перемены в отрасли — ее модернизация, рост зарплат и пр.

Но и этого недостаточно. Медики чувствительны к оценке их усилий со стороны общества. В конечном счете, люди — главный адресат их работы. Поэтому при реформах здравоохранения стоит не только повышать измеримые материальные показатели, но и поддерживать энтузиазм врачей. Речь и о возможностях профессионального роста, и об уважительном отношении к профессии и ее представителям.
IQ

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 19 сентября