• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Превышая норму

Как общество осуждает многодетные семьи

© WIKIMEDIA COMMONS

Пары, у которых трое и больше детей, часто сталкиваются с непониманием и осуждением. Их выбор в пользу многодетности раздражает родственников, соседей, коллег, врачей, чиновников. А поддержку часто оказывают лишь такие же большие семьи. С помощью интервью исследователи выяснили, как социальные связи влияют на рождаемость.

Социальный контроль

Решение родить еще одного ребенка складывается под влиянием многих факторов. Это, например, вступление в новый брак, пример родительской семьи (в которой было много детей) и репродуктивные стереотипы, связанные, в том числе, с национальными и религиозными традициями.

По сути, на репродуктивные намерения людей влияют и индивидуальные, и экономические, и социальные факторы. Среди третьих значимы мнение и поступки ближайшего окружения, дальних знакомых, коллег и общества в целом.

В целом социальные отношения сказываются на желаемом числе детей, календаре рождений (возрасте материнства и интервале между детьми), а также чувстве родительской самоэффективности — умении правильно воспитывать детей. Если есть уверенность в поддержке близких и друзей, семьи легче решаются на многодетность. Плюс — сказываются макрофакторы, меры государственной поддержки.

Но социальное окружение действует неоднозначно — и негативно, и позитивно. Механизма влияния четыре: давление, заражение, поддержка и обучение.

Прессинг и контроль

В большинстве российских семей — один или двое детей. Это своего рода репродуктивный стереотип, мыслимый как «норма». Чего не скажешь о многодетности. 

В массовом сознании большая семья часто ассоциируется с бедностью, неустроенностью, зависимостью от помощи государства.

Общество пытается «контролировать» многодетность: на женщин оказывают давление. Например, отговаривают рожать снова, осуждают за многодетность и не признают их законные права, выяснила социолог Мария Голева в ходе 25 глубинных интервью с родителями в Москве с областью, Архангельске и Владимирской области. Такое отношение нередко демонстрируют врачи, чиновники, соседи и незнакомые люди. По словам респондентов, им приходится часто противостоять чужим стереотипам.

Многодетная мать рассказывает о своем визите к гинекологу: «Когда я пришла к ней в третий раз, она мне сказала: ну все, пошли на аборт, прямо сейчас». Информантка говорит: «Они [врачи] выльют ушат помоев на меня». Еще одна респондентка вспоминает, как отправилась к чиновникам за пособием и была вынуждена взять с собой пятимесячную дочь (не с кем было оставить). Но приема пришлось ждать наравне с остальными посетителями. «Мне сказали: нарожала, вот теперь сиди в очереди», — поясняет она.

С неприятием приходится сталкиваться в детском саду, во дворе, в магазине. «В садике мы одни такие, — замечает информантка. — Понятно, что на нас как бы смотрят и осуждают <...> и как-то там оценивают, естественно». Недоброжелательство не всегда высказывается в лицо — часто звучит за спиной, но его ретранслируют. «Соседи приходят, рассказывают, что кто-нибудь кому-нибудь что-нибудь [сказал]… А зачем вообще они столько рожают, зачем это надо?», — говорит участница исследования. «Без конца какие-то такие вопросы», — поясняет она. 

Как резюмировал один из респондентов, любая большая семья «проходит через социальные испытания». Многие решались на многодетность вопреки всему: установкам общества, материальным проблемам и отсутствию заметной помощи.

Сила примера

Социальное окружение может играть и позитивную роль: поддерживать многодетные семьи и влиять на их решение родить еще одного ребенка.

Так действует пример родственников и знакомых, сильные социальные связи. В одном из исследований показано, что в случае рождения детей у близких друзей и для респондента растет вероятность появления ребенка (в течение двух ближайших лет). Исследование Марии Голевой тоже говорит о значимости сильных социальных связей.

Так, респондентка считает, что сначала не была готова к многодетности: «Я как-то для себя думала, что хотя бы два [ребенка], но три…». Но потом она вдохновилась примером из ближайшего окружения: «У наших друзей есть хороший такой опыт. И мы, может быть, на них глядя, [действовали], чтобы можно было как-то все это сдюжить».

Значимым примером может быть и история родительской семьи. Если респондент участвовал в воспитании братьев и сестер, он понимает, «как с детьми в принципе управляться». Это влияет на репродуктивное решение.

Впрочем, сила примера (или, в терминологии исследования, «социального заражения») может работать и на слабых социальных связях. Речь, например, о коллегах или недавних знакомых. Причем здесь к механизму поддержки подключается механизм обучения, перенимания опыта. Так, респондент рассказывает, как его вдохновила история родителей, воспитывавших пятерых детей: «Повлиял Олег со своей семьей, с Любой. Мы к ним начали заходить, они нам начали объяснять, что и как. И меня это начинало заинтересовывать».

В обоих случаях респонденты убедились, что вполне могут «сдюжить» воспитание нескольких детей, — хотя раньше сомневались в этом.

Поддержка родственников

Сильные связи — ключевые и в механизме социальной поддержки. Респондентам помогают родители и, в меньшей степени, друзья. «Такое родительство едва ли возможно “в одиночку”, без поддержки со стороны социального окружения», — подчеркивает исследовательница. Речь и о психологической солидарности, и о физической помощи — в уходе за детьми: присмотреть, отвезти на занятия и пр. 

«Бабушки у меня просто высший пилотаж, что называется, — говорит многодетная мать. — <...> Они совершенно понимающие, они принимают нас как многодетную семью, понимают, что нужна помощь, и полностью посвящены нам». Бабушки водят детей на занятия, на выставки — «то есть у нас жизнь бьет ключом». В другом случае активные помощники — дедушки: «Если мой папа здесь, он старается тоже подойти <…>. Потом приезжает другой дедушка».

Возможна и денежная поддержка: респонденты рассказывали, как родители помогли им купить квартиру или машину.

Интенсивность помощи может определяться также отношением родителей информантов к многодетности как явлению. Это может проявляться, в частности, в ситуации, когда одна из дочерей многодетная, а другая — нет. Бабушка, которая с трудом воспринимала многодетность, предпочитала посещать вторую семью. В таких случаях актуализируются неродственные сети поддержки — друзья.

Солидарность и сочувствие

Информанты рассказывали, как друзья помогали им решить вопрос с поиском съемной квартиры — приглашали к себе пожить. Или помогали с переездом, присматривали за детьми, организовывали совместное посещение занятий (отец отвозил в школу и своих детей, и их одноклассников).

Важна и поддержка сообщества — таких же многодетных семей (есть клубы, ассоциации и пр.). Главное в них — солидарность и обмен опытом. Но многодетные родители подчеркивали и роль среды в целом — социального окружения, придерживающегося тех же ценностей. Часто речь о простом сочувствии и понимании. «И еще тебя спасает то, что твоя среда ровесников это разделяет, это важно», — заключает информант.
IQ

24 сентября