• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Английские банкиры предпочитают попроще

Когда одна собака лучше, чем десятки дипломированных экономистов

ISTOCK

Чересчур сложные вещи не всегда эффективны. Особенно в мировой банковской системе. Но высказать и донести эту простую мысль, если она идёт вразрез мнению большинства экспертов — крайне трудно. Из-за чего покинул свою должность в Банке Англии его главный экономист и исполнительный директор Эндрю Халдейн — объясняет доцент факультета экономических наук и старший научный сотрудник Международного центра анализа и выбора решений НИУ ВШЭ Генрих Пеникас в двадцать третьем выпуске рубрики «Экономист на диване».

 




Генрих Пеникас,
доцент факультета экономических наук,
старший научный сотрудник
Международной научно-учебной лаборатории
анализа и выбора решений НИУ ВШЭ


«Почему колли намного лучше ловит фрисби, чем люди с учёными степенями?» Для кандидатов, докторов наук, обладателей степени PhD такой вопрос звучит обидно. Особенно с учётом, что он очень правильный!

А задал его около десяти лет назад на встрече со своими американскими коллегами Эндрю Халдейн (Andrew G. Haldane). Тогда он отвечал за финансовую стабильность банковской системы в Банке Англии (выполняет функции Центрального банка). И хотя со стороны вопрос кажется странным, он имеет непосредственное отношение к современному регулированию банковской деятельности.

На всякий случай напомню, что десять лет назад — это как раз период «разбора полётов» после мирового кризиса 2007-2009 годов. Для понимания, международные правила регулирования для банков сегодня насчитывают десятки тысяч страниц. Это объём учебников нескольких магистерских программ. Насколько человек может их понять, запомнить и суметь применить? Люди-то и одну фразу на титульной странице часто не понимают, что уж говорить о таких плотно исписанных томах!

Поэтому Эндрю Халдейн и обратился к мировому сообществу банковских регуляторов с вопросом про колли. В нём нет подвоха, а есть простая логика. Энди тогда объяснял её своим коллегам по банковскому цеху так: «Понимаете, если вы сможете вложить в голову одного человека, допустим, формулы всех физических законов, то он всё равно за время полета фрисби не сможет учесть все факторы, обсчитать её траекторию и поймать. А колли? Что колли? Она не думает, почему и как фрисби летит. Она просто знает, что тарелку нужно поймать во что бы то ни стало». 

Так Энди попытался доступно объяснить коллегам со всего света, что банковское регулирование надо не усложнять, а, наоборот, упрощать, чтобы не делать вид, что они все «ловят тарелку» (в приложении к банкам — пытаются остановить кризисы), а действительно ловить (эффективно останавливать кризисы)!

Халдейн — единственный человек, кто тогда набрался храбрости отстаивать мнение, полностью противоположное мнению большинства. Его мысли напомнили мне историю, однажды рассказанную Евгением Григорьевичем Ясиным, что слово «рынок» в СССР впервые без критики произнёс Николай Иванович Рыжков на съезде Верховного Совета в 1987 году. Это было первое, хотя и незначительное продвижение к рынку после более ранних попыток А.Н. Косыгина в 1965 году. Поэтому может быть и предложение о простом банковском регулировании будет восприниматься без критики — так же нормально, как слово «рынок» — только лет через 20-30 после его первой артикуляции.

Тем не менее сегодня за нестандартные (хотя и правильные!) взгляды их носителю часто приходится платить своей карьерой. Вероятно, настойчивость Эндрю Халдейна в отстаивании того, во что он верил, и привела к его внеплановому уходу из Банка Англии в середине 2021 года после 32 лет работы там. Если вам будет интересно узнать о взглядах Халдейна на новую и новейшую историю банков, то очень рекомендую прочитать его заключительную речь!
IQ

 

Автор текста: Пеникас Генрих Иозович, 2 августа