• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Вахтовый перелом

Почему скоро некому будет работать «на Северах»

Поток внутренних мигрантов, уезжающих на заработки в северные и восточные регионы страны, может в будущем сильно обмелеть. Местная экономика, основанная на добывающей промышленности, производстве и лесозаготовке, нуждается в опытных работниках со средним профессиональным образованием. Но эти преимущества есть, как правило, у людей 35-50 лет, а на смену им прийти некому. Молодые россияне редко имеют такую квалификацию и едва ли поедут «на Севера» заниматься тяжелым физическим трудом. Никита Мкртчян изучил* возрастной профиль внутренней трудовой миграции.

Пики мобильности

Интенсивность миграции связана с возрастом и целью переездов. Наиболее географически мобильны молодые люди, которые перемещаются ради получения образования или работы. Есть и психологические факторы, влияющие на мобильность: молодежь больше готова к рискам, трудностям, «непрестижной» занятости, отъезду из родительской семьи.

Если человек в итоге приживается в другом городе/регионе, такая миграция считается долговременной. Ее возрастной пик приходится на 15-19 лет. Это возраст обучения в колледже, вузе, пора выхода на рынок труда.

Трудовая миграция — более взрослая и, как правило, временная. Человек может месяцами работать вдали от дома (если, например, трудится вахтовым методом). Либо он постоянно (почти каждый день) курсирует между родным городом и местом работы, — это маятниковая миграция. Взлет такой мобильности — более поздний. Он «приходится на десятилетие, следующее за окончанием получения профессионального образования, 20-29 лет», поясняет исследователь. Пик перемещений и для курсирующих внутри региона, и для межрегиональных мигрантов соответствует 23-24 годам.

С возрастом мобильность людей снижается. Однако интенсивность уменьшения разная и зависит от типа миграции. В случае с долговременной миграцией спад резкий. Уже к 30 годам активность перемещений в несколько раз меньше, чем в пиковые годы. Во временной трудовой миграции кульминация выражена меньше, а интенсивность переездов с возрастом снижается плавно. «Резкий спад происходит ближе к концу трудоспособного возраста, после 50 лет», — уточняет Никита Мкртчян. 

В то же время возрастной профиль миграции связан не только с ее типом, но и со специализацией регионов прибытия.

Сколько лет мигрантам

Средний возраст межрегиональных трудовых мигрантов, по данным росстатовского Обследования рабочей силы, составил в 2014 году 36,9 лет. Столько же в среднем и их внутрирегиональным «коллегам». Маятниковые межрегиональные мигранты старше: им 38,7 лет. Людям, трудоустроенным по месту жительства, и того больше — 40,7 лет.

Исследователь выявил такую взаимосвязь возраста мобильных работников и специализации регионов:

 
В столичные агломерации (Москву и Санкт-Петербург) едут люди помоложе. Многие трудовые мигранты в этих регионах заняты в сфере услуг, торговле, строительстве, охранных предприятиях. Такой сравнительно легкий труд не всегда требует специальной квалификации и поэтому вполне подходит молодым неопытным работникам.

 
В регионы, живущие за счет добывающей промышленности (нефть, газ, металл, алмазы и пр.), строительства, металлообработки, лесозаготовки, машиностроения, напротив, приезжают работники постарше. В этих отраслях необходимы квалификация, опыт, умение управлять сложным оборудованием. Все это есть у людей 35-50 лет. Самые старшие из них получали среднее профессиональное образование (СПО) еще в СССР. Многие не могли трудоустроиться в старопромышленных районах и моногородах из-за ликвидации предприятий. Выходом стали регулярные «рейды» в северные и восточные регионы страны, где можно найти высокооплачиваемую работу по профессии. Это позволяет мигрантам обеспечивать свои семьи, покупать квартиры в крупных городах для повзрослевших детей и для последующего собственного переезда.

Проблема в том, что это уже достаточно возрастные работники, а заменить их в будущем почти некому. Молодые люди не имеет таких компетенций: СПО за последние 20 лет утратило популярность. Кроме того, как отмечает ряд ученых, «чем моложе человек, тем менее он готов заниматься тяжелым физическим трудом <…> и подвергать себя опасностям «серых» трудовых отношений».

Не случайно, по данным Обследования рабочей силы, в отрасли «добыча полезных ископаемых» доля работников старше 40 лет значимо превышает средний по всем отраслям показатель. А в торговле высока доля работников 25-39 лет.

Оседлые и кочевые

Возрастной профиль долговременной миграции имеет один пик — в районе 20 лет. Уже к 35-40 годам интенсивность такой мобильности низка. Люди оседают в городах.

Профиль временной миграции более сложный: у него два бугра. Первый – на все тех же молодых возрастах. Второй — на отрезке 40-49 лет. По некоторым данным, он даже больше сдвинут на следующий пятилетний период — 45-54 года.

Если смотреть по отдельным регионам, то среди занятых в Сахалинской области больше всего работников в возрасте 30-34 лет, в Якутии и Ненецком автономном округе — 35-39 лет, в Магаданской области — 40-44 лет, в Камчатском крае – 45-49 лет, а в Республике Коми – 50-54 лет.

В целом это «нетипичное для миграции возрастное распределение», подчеркивает исследователь. Оно связано с тем, что, во-первых, эти мигранты сохраняют мобильность и в зрелом возрасте, а во-вторых, есть и семейный фактор. К этому возрасту родителей их дети, как привило, подрастают настолько, что перестают нуждаться в постоянной опеке.

Центры миграции

В Москву едут трудиться жители Центрального, Южного и Северо-Кавказского федеральных округов, а также Поволжья (например, Нижегородской и Саратовской областей) и Калининграда.

Санкт-Петербург привлекает мигрантов из Северо-Западного федерального округа (хотя Архангельская область ориентирована также и на Москву).

В сырьевые регионы — Тюменскую область, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий АО – прибывают жители Урала, областей Западной Сибири (Новосибирской, Омской, Томской) и части регионов Поволжья. 

В целом «выезд на работу на север и восток страны идет понемногу и из многих регионов», уточняет автор. Пока курсируют старшие поколения отходников, он вполне постоянен. Вопрос в том, что будет с северным «заездом» впоследствии. Новая смена в нем представлена слабо. «Северное направление трудовой миграции в силу демографических причин может иметь суженное воспроизводство в будущем, что вызовет кадровые проблемы отдельных отраслей экономики», — заключает исследователь.
IQ

*Работа опирается на данные текущего учета миграции, данные Обследования рабочей силы (Росстат, 2012-2014 годы) и ряд других источников.

Автор исследования:

Никита Мкртчян, ведущий научный сотрудник Центра демографических исследований Института демографии НИУ ВШЭ
 
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 3 июля