• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Сорвать грипп

Почему в период пандемии COVID-19 важно вакцинироваться от гриппа: тотальный путеводитель по штаммам, вакцинам и эпидемиологической статистике

ISTOCK

Сейчас в России идёт ежегодная кампания по вакцинации против гриппа. Учёные и врачи опасаются, что осенью-зимой 2020 года может произойти наложение двух волн эпидемий — второй COVID-19 и сезонного гриппа. Среди наиболее вероятных последствий подобной ситуации: коинфекция пациентов и более тяжелое течение заболеваний, перегрузка системы здравоохранения и временная нетрудоспособность до 25% медицинского персонала из-за заражения гриппом на пике эпидемии. Кроме того, по прогнозам Всемирной организации здравоохранения, в этом сезоне будут циркулировать новые штаммы гриппа, от которых население ещё не прививалось, а значит, не имеет популяционного иммунитета. Ну и, наконец, даже на фоне коронавируса грипп остается довольно опасным заболеванием, которое нельзя недооценивать.

Прививочный щит

Ситуация с гриппом в этом году в России, с одной стороны, вполне позитивная. Тренд на снижение числа случаев заражения, продолжающийся почти 20 лет, сохраняется. С другой стороны, однородности в эпидемиологической картине гриппа нет, да она и вряд ли возможна, особенно с учетом изменчивости его вирусов. Так, наблюдаются явные флуктуации заболеваемости. Да и в регионах ситуация очень разная. 

Самая большая потенциальная опасность — в этом году сезонный грипп может встретиться с COVID-19. По словам главы Роспотребнадзора Анны Поповой, «при наложении вируса гриппа на коронавирусную инфекцию, даже бессимптомную, течение гриппа усиливается значимо». То есть болезнь может быть особенно серьёзной. Но даже если пациент перенес только грипп, риски подхватить любую другую инфекцию, включая COVID-19, возрастают: после гриппа иммунитет зачастую резко снижен.

В ситуации возможной комбинации гриппа и коронавируса проще и разумнее загодя предупредить возможные тяжёлые последствия, например, вакцинироваться от гриппа. Причём сделать это заранее, чтобы иммунитет успел сформироваться до начала сезонной заболеваемости, — а тем более, наступления её пиков. Они обычно приходятся на конец осени — начало зимы, а также на февраль — март.

На сегодня вакцинация остаётся главным способом предотвращения гриппа. В среднем она предупреждает около 60% случаев заражения у здоровых взрослых людей в возрасте от 18 до 64 лет. А если после иммунизации человек всё же заболел (сказалось состояние организма, возраст и пр.), болезнь протекает легче, и рисков осложнений меньше.

Цифры говорят сами за себя: к 2018 году, за 20 с небольшим лет регулярной иммунизации от гриппа, заболеваемость им в стране снизилась почти в 200 раз.

А вот другая значимая статистика: заболеваемость гриппом в процентах от населения, по данным ВОЗ и ООН, составляла в среднем по миру 13% в 2018-2019 годах. В России же — 7%. Что вполне логично на фоне постоянного расширения прививочной кампании. В 2012 году  вакцинировались 37,7 млн россиян, в 2018 году — уже 70,9 млн. Рост — почти вдвое (в 1,9 раза). А если посчитать долю привитых в населении России в целом (146,8 млн человек в 2018 году), то она составила тогда 48% — почти половину.

Расширение масштабов вакцинации значимо и для экономики, и для социальной сферы. Эпидемия сильнее всего бьёт по ним: люди не выходят на работу, трудятся хуже, теряют производительность. Нагрузка на систему здравоохранения, которая сейчас в связи с COVID-19 и так мобилизована, повышается. Иммунизация снижает все эти риски.

Степени защиты

Какие штаммы должна содержать вакцина, обычно рекомендует ВОЗ. Она изучает ситуацию по миру и прогнозирует, какие штаммы будут циркулировать в сезон заболеваемости. «Прогноз Всемирной организации здравоохранения в том, что вирусы гриппа к нам придут такие, от которых мы не прививались ни в прошлом году, ни в предыдущие годы», — подчеркнула Анна Попова в конце июля. Иными словами, популяционного (или коллективного) иммунитета у населения к этим штаммам нет. Все надежды на вакцину.

Вакцина — медицинский препарат, способствующий появлению приобретенного иммунитета к конкретному возбудителю заболевания. В случае с вирусом это может быть как целый ослабленный или инактивированный вирион, так и один или несколько его белков или гликопротеинов.

Начиналось всё с моновалентных вакцин (с одним штаммом вируса) в 1936 году. Пионером разработок стал советский вирусолог и иммунолог Анатолий Смородинцев, создавший первую в мире живую ослабленную вакцину против гриппа. Сегодняшнее поколение вакцин — квадривалентные (с четырьмя разными штаммами вируса). 

Вакцины делятся на живые аттенуированные (вводятся интраназально — закапываются в полость носа, но применяются сейчас редко) и инактивированные (в виде инъекций). К последним относятся почти все предлагаемые на российском рынке разновидности:

  1. «Микрофлю» — используется целый, инактивированный вирион. Наименее безопасная вакцина, так как способна вызвать острый ответ иммунной системы.
  2. «Ваксигрип» — сплит-вакцина, состоящая из отдельных внутренних и внешних белков.
  3. «Инфлювак», «Совигрипп», «Гриппол плюс» — субъединичные вакцины, содержащие отдельные поверхностные антигены вирусов (гемагглютинин, нейраминидазу). Последние две — российского производства —- кроме антигенов (обычно импортируемых у голландской компании ABBOTT BIOLOGICALS B.V.) содержат также адъювант, который усиливает иммунный ответ организма.
  4. «Инфлексал® V» — наиболее современная виросомальная вакцина. Её отличия в том, что она содержит отдельные элементы вируса, как субъединичные или сплит-вакцины, из которых формируется имитация вириона вируса. Такая вакцина сочетает высокую эффективность и безопасность.

В Роспотребнадзоре уже пояснили, что в этом году иммунизация проводится с помощью вакцин со штаммами A/Guangdong-Maonan/SWL1536/ 2019(H1N1)pdm09, A/Hong Kong/2671/2019 (H3N2) и B/Washington/02/2019 (B/Victoria lineage). О том, что значат эти формулы, расскажем ниже. Заметим лишь, что ВОЗ называла именно эти штаммы в качестве наиболее вероятных в нынешнем эпидемическом сезоне, и её рекомендации — в действии.

В 2020–2021 году ВОЗ предложила использовать квадривалентные вакцины, в которые, помимо вышеназванных трёх штаммов, входит B/Phuket/3073/2013 (B/Yamagata lineage). Он уже входил в состав ряда вакцин в предыдущие годы. Остальные штаммы — новые. Поэтому в этом году вакцинация как никогда актуальна.

(Не)тривиальная опасность

Даже на фоне прививочных кампаний и разъяснений, как важно уберечься от гриппа, многие люди всё ещё не воспринимают это заболевание всерьёз. Хотя оно никуда не уходит и периодически вырастает в пандемии. Или же просто даёт вспышки заболеваемости.

В прошлом году, как отмечает журнал НИУ ВШЭ «Демоскоп Weekly» со ссылкой на данные Росстата, число зарегистрированных случаев болезни выросло на 41%. А вот данные опроса ВЦИОМ того же 2019 года, причём весьма показательные. Россиян опрашивали в феврале, в момент пика заболеваемости или сразу после него, относительно мер профилактики гриппа и ОРВИ. Респондентам задавали вопрос, что они делают для предотвращения болезни. 

Выяснилось, что прививку от гриппа делали менее четверти — 23% опрошенных. 16% защищались с помощью витаминов. 8% уповали на волшебные свойства лука и чеснока. 6% старались избегать многолюдных мест. И треть опрошенных — 34% — не делали вообще ничего.

При этом гриппом или ОРВИ болели больше четверти — 28% опрошенных. Вероятно, одна из причин, что защита организма была недостаточной? Или дело ещё и в том, что грипп воспринимается как рутинная болезнь, не требующая особых «оборонных» действий?

Многоликий, но всегда угрожающий

При всей своей давней истории и привычности (заболевание описано ещё Гиппократом и фигурирует во многих исторических хрониках под разными названиями: «итальянская болезнь», «повальный кашель», «лихорадка», «русская болезнь», «китайка», «инфлюэнца» и пр.), грипп так и не побежден навсегда. Есть данные, что, начиная с XII века, человечество перенесло более чем 130 эпидемий и пандемий гриппа. Вирус легко приспосабливался к окружающей среде, временами активизировался, а временами отступал, но так и не уходил навсегда. Но самое главное — у него чрезвычайно высокая изменчивость генома. При этом как бы он ни менялся, он остается контагиозным и опасным для человека.

Грипп быстро передается в местах больших скоплений людей, включая школы и вузы, — при контакте, воздушно-капельным путем или через фомиты (предметы, загрязненные патогенами). Но важнее другое — это заболевание может привести к смертельному исходу.

В мире грипп уносит до 650 тысяч жизней в год (что, конечно, меньше, чем COVID-19, но всё равно очень много), в Европе — более 70 тысяч. В России, по данным Роспотребнадзора, в 2016 году от гриппа умерли 1079 человек, в 2017 году — 432 человека, а в 2018 году — 127 человек. А, например, в США за сезон 2019–2020 годов были зафиксированы от 39 млн до 56 млн случаев заражения. До 740 тысяч пациентов были госпитализированы. Смертельных исходов оказалось до 62 тысяч, что катастрофически много.

Азбука вирусов

Есть четыре типа вирусов сезонного гриппа: A, B, C и D. Для человека наиболее опасны A и B. Тип B вызывает эпидемии средней тяжести каждые четыре-шесть лет. Вирусы типа А, крайне изменчивые, вызывают средние и тяжелые эпидемии каждые два-три года. Именно в силу их изменчивости к ним крайне сложно выработать постоянный иммунитет. Равно как и разработать универсальную вакцину.

Изменчивость типа А объясняется частыми мутациями двух гликопротеинов (сложных белков, состоящих из пептидного и углеводного компонентов) на поверхности вируса: гемагглютинина (обозначается буквой H) и нейраминидазы (буква N).

В зависимости от комбинаций этих двух белков вирусы гриппа А подразделяются на подтипы. В человеческой популяции циркулируют вирусы подтипов A(H1N1) и A(H3N2). Подтип A(H1N1) также обозначается как A(H1N1)pdm09, поскольку он вызвал пандемию 2009 года. А циркулирующие в последние годы вирусы гриппа В подразделяются на линии Yamagata, Victoria, Massachusetts.

В сезоне 2019/2020 года в Европе, по данным регионального бюро ВОЗ, почти в равных пропорциях циркулировали A(H1N1)pdm09 и A/H3N2 и один подтип из линии B/Victoria. В России, согласно специализированной базе данных FluNet Всемирной организации здравоохранения, преобладали A(H1N1)pdm09 и вирусы B («неопределенной» линии).

Прививочный ответ на них вполне адекватен. Отечественная трёхвалентная инактивированная вакцина «Совигрипп» содержит гемагглютинины вируса гриппа A(H1N1), А(Н3N2) и гриппа типа В. Другая отечественная инактивированная вакцина — уже четырёхвалентная «Ультрикс Квадри» — содержит аналогичные штаммы подтипа А и штаммы B линий Yamagata и Victoгia. Есть ещё одна четырехкомпонентная вакцина — «Гриппол Квадривалент», тоже российского производства. Можно использовать трёхкомпонентные зарубежные вакцины: французский «Ваксигрипп», нидерландский «Инфлювак» (инактивированный, содержит гемагглютинины и нейраминидазу двух штаммов А и один B) и пр. Впрочем, как уже отмечено выше, антигены у «Гриппола» и «Инфлювака» от одного и того же производителя из Нидерландов.

Неосозанные угрозы

По данным ВОЗ, в Северном полушарии ежегодные эпидемии гриппа поражают от 5 до 15% населения. Хотя большинство людей переносят болезнь в относительно легкой форме, без осложнений, тем не менее, в среднем три-пять миллионов человек в мире болеют тяжело. Часто с рисками летального исхода.

К фатальным последствиям приводят осложнения. От легочных (большинство смертей от гриппа связаны с развитием пневмонии) до поражений сердечно-сосудистой и нервной систем: миокардита (воспаления сердечной мышцы, нарушающего работу сердца), менингита (воспаления оболочек головного и спинного мозга) и пр. В группе риска — пожилые люди, маленькие дети, беременные женщины, пациенты с хроническими болезнями и ослабленным иммунитетом (из-за ВИЧ, рака и пр.). Высоки шансы заражения у медиков, преподавателей и всех, кто работает в местах большого скопления людей.

В целом сезонный грипп убивает существенно меньше 1% инфицированных людей, то есть в разы меньше, чем COVID-19, но распространяется грипп значительно быстрее. И если подробно сравнивать два заболевания, то по уровню угрозы они вполне сопоставимы. У гриппа более короткий инкубационный период (время от заражения до появления симптомов) — в среднем два дня — и меньший серийный интервал, то есть время между последовательными случаями. Для COVID-19 этот интервал составляет пять-шесть дней, для гриппа — три дня. Иными словами, он распространяется гораздо быстрее коронавируса. Поэтому на фоне пандемии COVID-19 есть опасность недооценить грипп, и это может стать роковой ошибкой.

До степени смешения

В целом вирусы гриппа и COVID-19 дают похожую клиническую картину. Они вызывают респираторное заболевание, причем спектр вариантов очень широк: от бессимптомного до тяжёлого.

Симптомы гриппа хорошо известны: резкое повышение температуры, головная боль, насморк, кашель, першение в горле, мышечные и суставные боли. Часть этих симптомов характерна и для заражения коронавирусами. Учитывая сходство симптомов, нужно понять, чем именно болен пациент, например, сдать тест на COVID-19. Задержки с тестированием и отсутствие налаженного триажа в условиях высокой загрузки медучреждений могут привести к попаданию в одну палату людей с гриппом и COVID-19, последующей коинфекции и тяжелейшим последствиям.

Постоянный враг человечества

Пандемия COVID-19 вызвала настоящую панику. Однако отнюдь не меньшая опасность всегда была и остаётся у нас под боком. Дабы не быть голословными вспомним некоторые из пандемий гриппа.

Например, свиной грипп 2009 года (вызываемый вирусом A/H1N1, штаммом H1N1pdm2009). По оценкам специалистов, в первый год циркуляции этого вируса в мире погибло от 151,7 тысяч до 575,4 тысяч человек. 

A/H1N1 оказался особенно заразным, поскольку это результат смешивания генетического материала нескольких вирусов. Это «микс» вирусов гриппа, которые заражают свиней, птиц и людей. Подобный возбудитель может инфицировать виды, которые раньше не проявляли к нему восприимчивости.

Коварным оказался и птичий грипп, раньше считавшийся чисто «орнитологическим». Он не был масштабным, но доля смертельных случаев среди заболевших поражает. По данным ВОЗ, с февраля 2003 года по февраль 2008 года из 361 подтвержденного случая заражения людей птичьим гриппом 227 стали смертельными (летальность до 70%). Однако эти вирусы гриппа птиц, к счастью, не преодолели главный барьер — инфекция не распространяется воздушно-капельным путем.

Если копнуть вглубь истории, то вспоминается пандемия «азиатского гриппа» (штамм A/H2N2, происходивший из штаммов вирусов птичьего и человеческого гриппа), стартовавшая в Китае. В период пандемии, с 1957 по 1958 год, по данным ВОЗ, из-за болезни умерли, по меньшей мере, около 2 млн человек. Примерно столько же погубил его «наследник» — «гонконгский грипп» (1968-1969), вызванный штаммом A/H3N2 вируса гриппа A (мутировавшим от H2N2). Причем, как и в случае с «азиатским гриппом», одним из центров эпидемии стали США (там от «гонконгского гриппа» умерли 33 800 человек).

Но страшнейшей эпидемией и одной из масштабных катастроф в истории человечества стала эпидемия испанского гриппа, разразившаяся столетие назад. «Испанка», начавшая свой жуткий «танец» на исходе Первой мировой войны, в 1918 году, и продлившаяся вплоть до 1920 года, заразила около 550 млн человек (что составляло тогда примерно треть населения мира) и погубила, по разным оценкам, от 17 млн до 50 млн человек и более. В итоге эпидемия превзошла Первую мировую войну по числу жертв.

Понятно, что пандемия «испанки» разворачивалась в особых условиях — на фоне войны, голода, антисанитарии. Однако это не отменяет её катастрофизма и масштабов. Летальность «испанки» — доля умерших в результате болезни от общего числа зараженных ею — составила от 3 до 9% и выше. 

Смертность считается от общей популяции, летальность — только от числа заболевших. Простой пример. Если из популяции в 1000 человек заболели 50, а из них умерли 40 человек, смертность будет составлять 4% (40:1000х100%), а летальность — 80% (40:50х100%).

Ну и, наконец, «испанка» показала, насколько страшны спутники гриппа. У людей развивались вирусная или бактериальная пневмонии, которые и становились причиной смерти (легочная ткань инфицированных была серьезно повреждена). Кстати, ту пандемию вызвал вирус, сейчас известный как «свиной грипп». 

И кто же побеждает?

Как отмечают исследователи НИУ ВШЭ, за последние 20 лет случаев гриппа стало меньше. Что, впрочем, не исключало довольно сильных их флуктуаций (возможно, отчасти связанных с особенностями подсчетов).

Так, по данным Роспотребнадзора, в 2018 году по сравнению с 2017 годом зарегистрированная заболеваемость снизилась на 24%. А в 2019 году грипп, как уже упоминалось, взял реванш (хотя заболеваемость другими острыми респираторными вирусными инфекциями, напротив, уменьшилась). Тем не менее, общий тренд на снижение заболеваемости очевиден.

По данным журнала НИУ ВШЭ «Демоскоп», с 2004 года зарегистрированная заболеваемость гриппом «не поднималась до уровня 650 случаев заболеваний с впервые установленным диагнозом в расчете на 100 тысяч человек, хотя до этого неизменно составляла несколько тысяч в год». В 2014 году было учтено наименьшее за период наблюдения число заболеваний гриппом — 12,8 тысяч человек, или 9 случаев на 100 тысяч человек постоянного населения. Это почти в восемь раз меньше, чем годом ранее (70 на 100 тысяч человек в 2013 году). 

Правда, в последующие годы заболеваемость гриппом колебалась от 60 (2016 год) до 26 в 2018 году на 100 тысяч человек. Колебания в 2,3 раза! А в 2019 году пик заболеваемости гриппом был в феврале, в течение которого зафиксировано 27,4 тысячи случаев заболевания (половина от общего числа случаев за январь — декабрь). Вдвое меньше случаев гриппа оказалось в марте (13,3 тысячи). В январе 2020 года зарегистрировано на 16% меньше случаев заболевания гриппом, чем за тот же месяц 2019 года (7,9 против 9,4 тысячи).

Снижение или всё-таки рост

В этом году сбор статистики по гриппу несколько затруднен во всем мире. Из-за пандемии коронавируса и карантина люди реже обращались к врачам по другим проблемам. Значит, часть случаев не учтены. В то же время, карантин и другие защитные меры, по-видимому, помогли снизить и заболеваемость гриппом.

Если говорить подробнее, то, как поясняет ВОЗ, пандемия COVID-19 вызвала перебои в предоставлении данных о гриппе. Сезон гриппа 2019-2020 года начался в Европе в конце ноября и достиг пика в начале февраля. Но уже тогда, на излете зимы, эпидемия коронавируса стала набирать обороты, и многим странам стало сложнее собирать данные по гриппу. 

Дальше перебои только усилились. Но на тех данных, что всё же есть, можно увидеть явное снижение активности гриппа, отмечает Европейское региональное бюро ВОЗ: «Появление новой коронавирусной инфекции, которая передается воздушно-капельным путем, потребовало внедрения во всем регионе мер физического дистанцирования, и это стало одной из причин быстрого окончания сезона гриппа».

Однако во второй половине года ситуация, по-видимому, несколько ухудшилась. Острые респираторные вирусные инфекции, в том числе, грипп, вспыхнули ещё до осени. Так, в Москве уже в первой половине августа выросло число заболевших гриппом и ОРВИ, хотя заболеваемость в двух столицах, по данным НИИ гриппа имени А.А.Смородинцева, конечно, не превышала эпидемического порога. 

А вот по регионам ситуация с заболеваемостью оказалась очень неоднородной. Она была выше эпидпорогов по населению в целом в четырёх федеральных округах: Северо-Кавказском, Уральском, Сибирском и Приволжском — на 43,8% 38,8%, 19,1% и 12,5% соответственно. И ниже эпидемического порога — в остальных четырех округах: Дальневосточном (-11,5%), Южном (-12,1%), Северо-Западном (-24,1%) и Центральном (-44,2%).

Среди взрослого населения эпидпороги были превышены почти во всех округах — правда, в разном диапазоне: от 229,3% в Северо-Кавказском Федеральном округе до 31,1% в Северо-Западном. Исключение — ЦФО, где заболеваемость была ниже эпидпорога (-3,4%).

Чередующиеся удары

В последние годы показатели летальности, согласно исследованию ученых НИИ гриппа им. А.А.Смородинцева, колебались довольно сильно — в зависимости от характера эпидемий и того, насколько сильно штаммы вируса ослабляли организм человека и обостряли сопутствующие заболевания.

Так, в сезоне 2014-2015 годов показатель летальности составил 0,7 на 100 тысяч заболевших гриппом и ОРВИ. А в 2016–2017 годах — 0,3 на 100 тысяч заболевших. Но между этими сезонами был резкий всплеск смертельных исходов: 6 на 100 тыс. заболевших гриппом и ОРВИ в 2015-2016 годах. Это почти в 9 раз больше по сравнению с ситуацией 2014-2015 годов и в 20 раз больше — относительно 2016–2017 годов!

Дело в том, что эпидемия 2015–2016 годов отчасти была «эхом» эпидемии 2009 года и характеризовалась высокой интенсивностью. Она очень быстро развивалась, давала более высокие пики, было немало госпитализаций (14% — примерно в семь раз больше обычного при гриппе) и много смертей: среди инфицированных существенную долю составляли люди 50-60 лет и старше. У них больше сопутствующих патологий, которые увеличивают риск летальности: болезни сердца и сосудов, печени и почек, хронические заболевания легких и иммунодефициты.

Восемь сезонов гриппа в России — с 2009 по 2017 год — были связаны с доминированием вируса гриппа А(H1N1)pdm09 и А(H3N2) — по четыре эпидемии на каждый. Доминирующим считали штамм, на долю которого приходилось свыше половины инфицированных. Эпидемия 2016–2017 годов была обусловлена циркуляцией вирусов гриппа А(H3N2) и В (70,5 и 29,3% соответственно от всех выявленных вирусов), так же как и эпидемия 2014–2015 годов (вирус гриппа А(H3N2) — 52,4% и В — 42,0%). А вот высокоинтенсивная эпидемия 2015–2016 годов была спровоцирована вирусом гриппа A(H1N1)pdm09 — 94,4%.

Оборонный комплекс

Как выяснилось в исследовании американских ученых, тяжесть протекания гриппа можно оценить по году рождения пациента (речь шла прежде всего о птичьем гриппе). Она зависит от того, с какими разновидностями вируса человек сталкивался в детстве. Эту информацию можно получить, зная их распространенность в конкретном сезоне.

У вирусов гриппа внутри одной группы сходные нейраминидазы. И если иммунная система уже «познакомилась» с нейраминидазами конкретной группы, она легче выстроит оборону против вирусов с гликопротеинами из той же группы. Ну и, конечно, никто не отменял более «быстрый» приобретённый благодаря вакцинам иммунитет.

Краткая история вакцинации от гриппа 

Узнать больше

 В 1933 году был впервые идентифицирован вирус гриппа (ему было присвоено название А/PR8). 

 В 1936 году свою моновалентную вакцину представил Смородинцев. 

 В начале Второй мировой войны активные разработки вели западные учёные для обеспечения массовой вакцинации в войсках. В те же годы в США, Австралии и Канаде научились инактивировать вирус. Вакцины оставались одновалентными до 1940 года. 

 Затем после мощной вспышки гриппа был идентифицирован вирус, не совпадающий с вакцинным, — его назвали B/Lee. В 1942 году вакцина от гриппа стала бивалентной. Однако ещё в первой половине ХХ века действенность вакцин вдруг снизилась. В итоге стало понятно, что нужно регулярно менять их состав в соответствии с появлением новых штаммов. 

 В 1973 году ВОЗ впервые порекомендовала штаммовый состав вакцин. В дальнейшем она стала делать это ежегодно. 

 С 1999 года Всемирная организация здравоохранения публикует раздельные рекомендации по штаммовому составу для Северного полушария — в феврале, и для Южного полушария — в сентябре. И это не просто ориентир, но руководство к действию.

Опасаясь последствий комбинации гриппа с коронавирусом и стараясь предотвратить повышенную нагрузку на клиники и больницы, многие страны начали расширять кампании по вакцинации против гриппа. По словам Анны Поповой, надежда, что вирусы гриппа и коронавируса будут конкурировать, не оправдалась. Об этом говорят и зарубежные исследования. В апреле этого года ученые Стэнфордского университета на относительно небольшой выборке обнаружили, что COVID-позитивные люди имели, как минимум, один дополнительный патоген.

Среди более чем 1200 пациентов у 116 был коронавирус. Причем у 24 человек из них (21%) оказались коинфекции. Самыми частыми из них были риновирус, энтеровирус и респираторно-синцитиальный вирус (англ. RSV). Грипп был только в одном случае.

Проект не выявил разницы в последствиях для пациентов исключительно с коронавирусом и с комбинацией двух инфекций, но задействованной выборки недостаточно, чтобы делать широкие обобщения. Не хватает и картины в динамике. Так или иначе, сочетание двух вирусов, как минимум, неприятно.

Российские учёные вполне допускают создание единой вакцины от коронавируса и гриппа. Вирусологи из МГУ имени М.В. Ломоносова рассматривают возможность создания «сезонной» вакцины, которая бы защищала от двух болезней сразу. А завкафедрой вирусологии биологического факультета МГУ Ольга Карпова отметила, что такой вариант уже предлагался: «У нас это конструктор <...>. То есть мы <...> буквально можем, что называется, сложить кубики и получить именно такую вакцину».

Создать и проверить подобную комбинированную вакцину можно в течение года, считает известный вирусолог, доктор медицинских наук Анатолий Альтштейн. Разработка такого препарата очень важна, особенно в свете того, что убедить людей вакцинироваться бывает непросто. Главное, чтобы препарат был хорошо изучен, проведены все фазы клинических исследований с большой выборкой пациентов и подтверждена его эффективность и безопасность. 

Ну а пока нам остаётся только обезопасить себя от гриппа, выбрав ту или иную вакцину. И, при желании, стать добровольцем для пострегистрационной фазы клинических испытаний вакцины против COVID-19.
IQ

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 8 сентября