• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социологи оценили взаимопонимание поколений в постсоветской России

«Отцы» и «дети» готовы слышать друг друга, причём «дети» — в первую очередь

ISTOCK

Сначала коротко

Мнение: Старшие и младшие поколения россиян живут в разных мирах с непересекающимися интересами, запросами и ценностями. Пропасть углубили сложные десятилетия после распада СССР и развитие информационных технологий. Прогрессивной молодёжи не нужен опыт «отстающих» пожилых, а пожилые не верят в «оцифрованных» молодых.

На деле: Отрицающих возможность межпоколенческого взаимопонимания в России в пять–семь раз меньше, чем уверенных в обратном. С 1994 года на диалог «отцов» и «детей» стабильно нацелено свыше 50% населения, в то время как доля настроенных негативно сократилась более чем вдвое.

Теперь подробнее

Социологи Полина Козырева и Александр Смирнов изучили, как и за счёт чего менялись представления жителей России о преемственности и контактах поколений. Выяснилось, что представления зависят от многих факторов, а выводы учёных не подтверждают общеизвестные стереотипы. Проанализировать ситуацию за последние четверть века (1994–2020 годы) помогли данные всероссийского мониторинга RLMS–HSE. Статья по результатам работы опубликована в новом (12-м) выпуске электронного «Вестника Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS-HSE)».

О чём речь?

Посмотреть на постсоветские десятилетия было важно с учётом того, что с 1990-х начались процессы, существенно изменившие экономику, политику, общество в целом и его отдельные группы. Взаимоотношения между поколениями в кризисно-реформенные годы тоже становились другими. Молодёжь, не застав советской эпохи, росла исключительно в новых условиях, а старшие воспринимали происходящее через ценности, сформированные в прошлом.

Как изучали?

Объектом исследования стали жители России от 14 лет. В анкетах RLMS-HSE они отвечали на вопрос о возможности взаимопонимания и сотрудничества молодёжи и людей старшего возраста (варианты ответов: «уверены, что возможно», «пожалуй, возможно», «в чем-то возможно, в чем-то нет», «пожалуй, невозможно», «уверены, что невозможно», «затрудняюсь ответить»). Вопрос включался в мониторинговые волны 1994, 1996, 1998, 2001–2007, 2010, 2019–2020 годов.

Что получили?

Взгляды на поколенческие связи, безусловно, менялись, но в целом сохранили устойчивость. В цифрах это выглядит так: в 1994 году потенциал взаимопонимания и сотрудничества позитивно оценивали 54,6% россиян, в 2020-м — 52,7%, негативно — соответственно 12,2% и 5,5%. Доля «негативщиков», сократившись за четверть века в 2,2 раза, уменьшалась на протяжении всех лет.

Оценки зависят от образования, возраста и места жительства. И если с образованием получилось предсказуемо (чем оно выше, тем человек толерантнее), то анализ возраста и «географии» выдал неожиданное.

Молодёжь, привычно назначаемая главным источником противостояния, оказалась более склонна к диалогу, чем пожилые, а в сёлах, где сильнее традиционные ценности, «конфликт поколений ощущается глубже и острее, чем в городах».

В случае с селом дело в местном сообществе — «непростой, консервативной и малоподвижной» системе. Её участники сопротивляются любым отклонениям от норм, и молодёжь в своем стремлении к новому натыкается на эти ограничения.

«С другой стороны, — добавляют учёные, — села часто покидают наиболее способные и активные представители молодёжи. Этот непрерывный большой отток деформирует отношения между поколениями. Переезд в город удаляет молодых людей от привычного образа жизни, первой семьи и сельского социума, разрушая тем самым поколенческие скрепы».

Рубежный возраст, то есть тот, после которого положительные оценки идут на убыль, — 40 лет. Раньше было 30, но изменение не пересматривает главного: разрыв между поколениями непреодолимым в первую очередь считают старшие, они же реже готовы к пониманию и компромиссам.

Наиболее толерантными названы только что «пережившие подростковый и ранний юношеский период», наименее — граждане 60+, у которых «накопилось больше всего претензий к молодёжи, к их “непонятному”, “невразумительному” образу жизни».

Впрочем, 60+ тоже идут по дороге примирения. За 1994–2020 годы доля их представителей с негативным настроем сократилась с 23,4 до 7,2%. Возможные причины: стабилизация уровня жизни, повышение внимания к проблемам пожилых, привыкание к новой социально-экономической реальности.

Более высокий уровень толерантности молодых отчасти объясним тем, что на связь поколений те смотрят через родителей и старших родственников, а отношения с ними, как показали опросы, в основном складываются нормально: у 62% детей очень близкие и у почти 34% хорошие отношения — с матерями, у 41% и 44% — с отцами.

Есть, как пишут исследователи, «отскок у 14–19-летних респондентов», но он лишь следствие особенностей развития подростково-юношеского сознания, когда следуешь не «внутренним сформировавшимся стимулам, а популярным среди сверстников мировоззренческим и поведенческим клише» с отказом от авторитетов из мира взрослых.

Мир молодёжи действительно другой. Рожденные в эпоху информационных технологий общаются не так, как пожилые, имеют иные потребительские привычки и гораздо лучшие цифровые навыки. Однако вывод о масштабном пагубном влиянии цифровизации на «содружество» поколений преждевременный.

Во-первых, потому что далеко не все молодые до мозга костей «цифровые». Технологии захватили повседневность лишь «узкого сегмента наиболее продвинутой городской молодёжи» в большинстве своём зависимой от обеспеченных родителей. Во-вторых, погруженные в гаджеты и не знающие, чем заняться без смартфонов, «достижимость взаимодействия поколений» оценивают практически так же, как остальные сверстники.

Вне зависимости от возраста на межпоколенческие контакты больше настроены люди счастливые и удовлетворенные своей жизнью: 71,7% довольных жизнью против 32,5% недовольных (2020 год). Имеют значение уровень материального благосостояния и профессиональный статус: чем они выше, тем человек оптимистичнее. Важны и вышеупомянутые родственные связи и взаимопомощь, общение со старшими (или наоборот — младшими) друзьями и знакомыми.

Одними из основных факторов, снижающих взаимопонимание, стали недоверие к людям и чувство одиночества. Не доверяющие не стремятся понимать окружающих в принципе, а одинокие замыкаются в своем пространстве, стараясь «держать других на безопасном расстоянии».

Для чего это нужно?

Вопрос, как в разные, особенно в переломные, периоды эволюционируют отношения поколений и представление об этих отношениях, интересен не только для изучения вечной темы «отцов» и «детей». Багаж терпимости друг к другу, который они накопили, пока вместе со страной шли путем исторических катаклизмов, — это и про то, каким в итоге стало общество, от сплоченности или разобщенности которого в любые времена зависит многое в жизни нашей страны.
IQ
 

Авторы исследования:
Полина Козырева, заведующая Центром лонгитюдных обследований Института социальной политики НИУ ВШЭ, первый заместитель директора Института социологии ФНИСЦ РАН
Александр Смирнов, ведущий научный сотрудник Института социологии ФНИСЦ РАН
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 21 октября