• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Направление денег на погашение внешнего долга в определенных границах разумно. Но хорошо бы не переусердствовать

По просьбе редакции OPEC.ru Фрадков поделился икрой комментирует Валерий Миронов

Валерий Викторович, на прошлой неделе премьер-министр Михаил Фрадков высказался, что необходимо прекратить дискуссии об использовании средств Стабилизационного фонда. Бизнес должен дать кабинету министров возможность поиска внутренних источников. Это могут быть проекты, которые власть зачастую не замечают, а бизнес умалчивает, так как не доверяет государству. Министр финансов Алексей Кудрин в очередной раз отметил, что единственной сферой приложения средств Стабфонда может стать выплата внешнего долга, все остальное приведет к инфляции.
Как Вы считаете, значит ли это, что взгляды главы правительства и министра финансов на Стабфонд совпадают? Что имел в виду Михаил Фрадков, когда говорил о проектах, которые государство не замечает, а бизнес умалчивает?

В экономике, как известно, все специалисты, многие думают, что очень легко, имея много денег, улучшить ситуацию: и экономический рост поддержать, преодолеть его торможение, и благосостояние резко поднять. На самом деле, жесткие дискуссии здесь идут недаром.

Риск чрезмерного разогрева экономики и возникновения инфляционной спирали при форсированном наращивании госрасходов действительно существует. Это так как называемый неблагоприятный потребительский и инвестиционный бум.

Известно, что циклы развития экономики в странах Латинской Америки вызывались потребительскими бумами, инициированными несдержанной политикой государства.

Неблагоприятный инвестиционный бум имел место в Южной Корее, когда избыточные капиталы были инвестированы в чеболи (южно-корейские финансово-промышленный группы), а также в США, когда «информационное чудо» превратилось в неблагоприятный инвестиционный и потребительский бум.

У нас здесь тоже могут возникнуть проблемы. Уже сейчас видно, что инфляция постоянно выходит за рамки декларируемых ожиданий правительства. Я уже говорил ранее, что, например, в этом году ее рост ниже 11,5% , а в следующем ниже 9,5% крайне маловероятен. Это в значительной мере обесценивает пакет мер по росту заработной платы и скоро может поставить само торможение инфляции в рант национального проекта.

Таким образом, простое безграничное накачивание потребительского спроса - ошибочный вариант. Даже закупка импортных товаров, например, для переоснащения больниц, за счет госбюджета может стимулировать инфляцию при закупке валюты на внутреннем рынке.

С другой стороны, наращивание госинвестиций возможно, если оно будет стимулировать как спрос, так и предложение новых товаров – в тех сферах, где уровень загрузки производственных мощностей достиг предела, например, в сфере инфраструктуры. Следует также учитывать, влияние роста спроса не только на инфляцию, но и на импорт. Например, строительство дорог представляет здесь минимальную опасность для экономического роста – так как стройматериалы производятся в России, но строительные машины могут уже ввозиться из-за рубежа, что подорвет потенциал роста в сфере российского дорожно-строительного машиностроения.

Направление денег на погашение внешнего госдолга в определенных границах разумно. Но хорошо бы не переусердствовать. В принципе, погашение внешнего долга идет быстрыми темпами. За последний год Россия выплатила достаточно большую сумму, ее внешняя госзадолженность сократилась до уровня гораздо менее 20%, что гораздо ниже тех цифр, которые необходимы для получения инвестиционных рейтингов. Вряд ли если мы доведем уровень задолженности до нуля, это повлияет благоприятным образом на экономику. Пришла пора в разумных пределах вкладывать деньги в экономику.

Иногда, правда, говорят, что делать этого не надо, что это промышленная политика, а она направлена на устранение неких провалов рынка, но если его нет, то нет и провалов, а значит и промышленной политики. Поскольку мы к рынку только переходим, то государство сегодня должно лишь помочь фирмам в этом переходе из старого, нерыночного состояния к фирме, которая реагирует на рыночные сигналы, снять излишние административные барьеры, принять меры институционального характера. Иногда говорят, что, наоборот, промышленная политика изжила себя, что нужны ново-модные «политики» и перечисляют их. Это серьезные аргументы, дискуссия тоже интересна, но они быстрого ответа не дадут, а в рейтингах конкурентоспособности мы опять опускаемся, наша промышленность в глазах иностранцев на уровне бизнес - единиц выглядит весьма архаичной, о чем говорит снижение индекса микроконкурентоспособности, а экономическая политика - чрезмерно идеологизированной. Хорошо бы уйти как от этого, так и от ее привязки к политическому циклу, иначе эти перехлесты неизбежно приведут к тому, что последствия должны будут как-то компенсироваться в ущерб стабильности.

6 октября 2005

6 октября, 2005 г.