• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Картотека: Ментальные карты

Зачем ученым нужна субъективная топография

©ISTOCK

Образ местности в сознании людей, мысленное представление о городе, районе или селе – так в географии обычно определяют ментальные карты. Казалось бы, все ясно. Но не совсем. Есть противоположные концепции ментальных карт. IQ.HSE разбирался, как они работают и зачем нужны.

1

Ментальные карты. Это что?

Ментальные карты в географии — это способ фиксации представлений людей о тех или иных местах и пространствах. В отличие от обычных карт, ментальные очень субъективны. Они отражают не реалии как таковые — город, район, квартал или улицу, а их восприятие, индивидуальное или групповое. И, как бы ни различались концепции этих карт, их объединяет важный пункт: преломление пространства в сознании и воображении.

Дело в том, что места и территории всегда обрастают в сознании людей субъективными наслоениями — ассоциациями, воспоминаниями и пр. Человек всегда по-своему видит пространство и наделяет его смыслами. Отсюда — и ментальные карты, хороший инструмент гуманитарной географии.

Впервые о ментальных или, точнее, воображаемых картах (imaginary maps) заговорил географ Чарльз Кристофер Троубридж. Он разработал идею об эгоцентричном восприятии пространства, которое явно расходится с традиционной картографией. 

2

Какие они бывают?

Сегодня исследователи по-разному понимают ментальные карты. Одни подразумевают под ними психологическую, или внутреннюю репрезентацию места. Она живет в сознании человека и может никак не воплощаться,  например, на бумаге.

Другие специалисты настаивают, что ментальная карта — это всегда материализация: изображение или, в терминах ряда географов, скетч географических представлений людей. В любом случае – речь о субъективном восприятии пространства: ментальные карты — одна из разновидностей географического образа. Во избежание терминологической путаницы, исследователи предлагают разделять ментальные и мысленные карты. Образ места, живущий исключительно в воображении или на словах, а не на бумаге, — это мысленная карта. А графическая реконструкция представлений о пространстве — это уже ментальная карта.

3

И как это работает?

Люди рисуют, например, на бумаге тот или иной образ территории. Из их скетчей выводится некий «собирательный портрет». Нередко такие рисунки делаются по просьбе социологов, исследующих коллективные представления о местах. Эти картоподобные изображения позволяют понять, какие реалии города (улицы, района) значимы для жителей, а какие — нет. Так, в субъективных картах могут отсутствовать какие-то объекты, улицы, топонимы.

И наоборот, есть места (например, скверы, улицы, школы, торговые центры, заводы и пр.), которые в восприятии респондентов организуют все остальное пространство.

Часто ментальные карты включают схемы и диаграммы с квадратами, кружками и стрелками. Такая графическая разметка информации — традиционный инструментарий интеллект-карт (mindmaps) — как раз и помогает информантам показать те связи между объектами, которые существуют в их сознании.

4

Что такие карты рассказывают о людях?

Ментальные карты — это хороший инструмент не только для социологов, но и для урбанистов, психологов, культурологов и пр. В них можно увидеть ту «антропологическую» информацию, которой нет в обычных картах: мифы, воспоминания, ассоциации. Как метафорически замечают эксперты, в ментальных (когнитивных) картах «встречаются образ города и жизненные смыслы человека».

По ним можно, например, изучить репутацию района: хороший он или плохой, спальный или многофункциональный.

Легче понять, чем отличаются разные участки улицы и каковы их доминантные образы.

Можно ответить на вопросы: как чувствуют себя местные сообщества? Любят ли они свой город (улицу)? Как строится их культурная память? И, наконец, существует ли связь поколений. Как подчеркивают исследователи, ментальные карты позволяют получить «обобщенный образ группы людей, которые являются его носителями».

И, наконец, на основе восприятия города можно выстраивать стратегии его развития.

5

Возможен ли синтез разных карт?

По мнению исследователей, в гуманитарной географии ментальные карты лучше всего использовать так: соединить «интер­претацию рисованных карт» и привязку к реальной местности бытующих в сознании образов. Так построена классическая ра­бота урбаниста Кевина Линча, который обобщал самодельные карты с представлениями своих информантов.  

Так строятся и образно-гео­графические карты городов, которые локализуют их главные образы в конкретных точках (знаковых местах). 

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 7 сентября