• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Картотека:
Интенсивное материнство

Как оно выглядит и что дает детям

© ISTOCK

Максимальное участие в жизни детей стало для многих матерей социальной нормой. Но такое интенсивное материнство — не всегда добровольный выбор. Нередко решение принимается под давлением общества и школы. Вопрос в том, всегда ли эта родительская практика — во благо детям. На основе новой работы Ольги Исуповой и ряда других статей IQ.HSE рассказывает об интенсивном материнстве.

Что это такое?

Интенсивное материнство — паттерн поведения работающих женщин с детьми, ставший популярным в последние десятилетия. Как правило, речь о горожанках, матерях с высшим образованием. Для многих из них дети — безусловный приоритет. Ученые даже говорят о детоцентризме: мать организует свою жизнь так, чтобы уделять ребенку как можно больше времени.

При этом ключевой вопрос — образовательные достижения детей и их успехи вне школы. Для этого родителям надо глубоко погружаться в школьную учебу и поддерживать дополнительное образование детей. То есть водить их в кружки, секции, музыкальные и художественные школы. И все это на фоне привычной нагрузки на работе.

 


Почему этот паттерн распространяется все шире?

Факторов несколько. Во-первых, в обществе крайне высока ценность достижений. Семьи стараются сделать все, чтобы дети преуспели. Инвестиции в школьников — время, усилия, средства — растут. Во-вторых, очевидна значимость хорошего образования для выгодного трудоустройства. В-третьих, бум интенсивного материнства связан и с неолиберальными новациями в работе различных социальных институтов, включая школу и рынок труда, где все громче говорят об императивах индивидуальной ответственности, поясняет Ольга Исупова. В итоге практика интенсивного родительства фактически стала нормой в городских сообществах.


Женщины сами выбирают интенсивное материнство?

Это не всегда добровольный выбор. Для многих это опыт внешнего давления (школы и общества в целом), которому «помогает отчасти естественно, отчасти искусственно нагнетаемое чувство тревоги за будущее детей в рыночном обществе», отмечает Исупова. Исследовательница приводит слова матери 9-летней девочки: «Не заниматься с ребенком нельзя. Если ребенок чего-то не выучил, после школы учитель журит родителя за то, что тот плохо занимается, не объясняет, не бдит».

Впрочем, многие женщины сами выбирают интенсивное материнство — просто потому, что хотят «дать детям как можно больше».


А что конкретно женщины делают для этого?

Во-первых, они выстраивают свое расписание так, чтобы как можно больше заниматься с детьми. Нужно быть в курсе школьных и внеурочных дел. Российская школа как социальный институт настроена на активную роль родителей в процессе обучения их детей. На начальной ступени участие матерей в выполнении домашних заданий почти неминуемо. А в старшей школе, кроме того, «практически неизбежными оказываются и финансовые затраты, связанные с репетиторами». Ну и, понимая важность дополнительного образования, родители записывают детей в кружки.

Во-вторых, сторонницы интенсивного материнства стараются больше узнать о психологии детей и наладить с ними эмоциональный контакт.

В-третьих, «интенсивные» матери занимаются самообразованием по теме детства: они заинтересованы в экспертных знаниях о здоровье, воспитании и образовании. Они читают об этом в интернете, смотрят видеолекции, консультируются со специалистами и пр. В общем, интенсивное материнство предполагает широкий набор знаний и умений.


Раз речь о наборе компетенций, значит,
материнство профессионализируется?

Да. В обществе воспитание детей все чаще воспринимается как работа, требующая специальных знаний и психологических навыков. Впрочем, паттерны поведения родителей все еще очень разные. Так что не будем спешить с обобщениями.


А почему только «интенсивные» матери? А отцы?

Компетентными родителями стремятся быть и матери, и отцы. Но по факту часто получается, что матери больше вовлечены в жизнь детей. А отцы во внутрисемейном разделении труда — по-прежнему зачастую кормильцы: они финансово обеспечивают семью. Но эта ситуация меняется: появляется все больше вовлеченных отцов (в основном, представителей среднего класса, но не только). Тем не менее, основная нагрузка по-прежнему лежит на матерях. И на бабушках.


А как женщины успевают и работать,
и много заниматься с детьми?

В том-то и дело, что сегодня у многих матерей — двойная занятость. Считается, что женщины и на работе, и дома должны выкладываться на все сто. Этот императив совершенства в применении к женщинам — нестареющее культурное явление. Безупречности во всем от женщин требует и общество в целом, и мужчины, и даже сами женщины, которые при сохраняющемся патриархате перенимают мужские стереотипы. Нужно быть отличницами по всем параметрам: от внешности до карьеры. Это «гендерное программирование» начинается с детства. Прессинг в отношении девочек проявляется, например, в том, что их учат, как взрослеть «правильно» и чем интересоваться.

А по факту «интенсивные» матери часто жертвуют карьерой ради того, чтобы «хорошо воспитать детей». Многие выбирают низкооплачиваемые должности, гибкий график, «удаленку» и пр. Известно, что женщины-матери реже становятся начальниками.


Матери активно занимаются даже с грудными детьми?

Скорее, это начинается с года или полутора лет. Есть многочисленные методики раннего развития и клубы для малышей. Образование как таковое начинается в дошкольные годы. Матери стараются по возможности подыскать детские сады с широким набором занятий: от танцев до уроков английского. И еще водить детей, например, во дворцы творчества (спорта и пр.). В школе процесс активизируется: детьми занимаются все больше. Но, правда, и школа не отстает — нагружает учеников. А значит, и давление на матерей растет.


Видимо, «интенсивным» матерям приходится непросто?

Скорее всего. На фоне всех усилий они (в силу собственного перфекционизма и прессинга общества) часто ощущают, что недостаточно делают для детей. Но есть ли пределы совершенству?

В то же время, из-за быстрого ритма жизни многие не уделяют внимания своему здоровью и самореализации вне семьи. «Интенсивное материнство в школьный период жизни детей выливается в постоянное психическое напряжение и усталость матерей, живущих в больших городах России», — отмечает Ольга Исупова. Но и дети устают тоже. «Домашние задания [она] делает через силу <...>, — говорит о 12-летней дочери информантка. — Приходится постоянно применять методы психологической поддержки, иначе начинаются неврозы».



То есть интенсивное материнство —
не всегда благо для детей?

По-видимому, да. Во-первых, дети матерей-перфекционисток живут довольно напряженно. «Пара дней в неделю не были заняты кружками <...> — вспоминает респондентка. — Я с нетерпением ждала этих свободных дней, чтобы можно было после школы остаться дома или погулять с друзьями». Мать ученицы выпускного класса признает: «Часто большие объемы уроков становились причиной истерик у дочки».

Во-вторых, у детей не всегда есть возможность самим принять решение (например, по профилю обучения). «Часто происходит слияние мамы и ребенка в некое «мы», причем субъектом волеизъявления в этой диаде выступает именно мать, что препятствует формированию у ребенка волевых качеств», — поясняет Ольга Исупова.



IQ


Авторы исследования:
Ольга Исупова, старший научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 20 июня