• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Дополнительное образование переформатируется

Дополнительное образование детей в России столь пестро и мозаично, что не всегда укладывается в стандарты. Под ним понимаются очень разные явления: от музыкальных школ до стратегических игр в социальных сетях, научных шоу, мультимедийных проектов, студий граффити. Многие новые формы рождаются в ответ на ожидания семей и не вписываются в строгие определения. Так или иначе, в этой сфере образования есть признаки выстраивания в систему, рассказал аналитик Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ Борис Куприянов.

Дополнительное образование детей стало одной из важных тем в государственном дискурсе. Необходимость его развития и расширения доступности подчеркнул президент РФ Владимир Путин в обращении к Федеральному собранию в начале декабря.

С точки зрения содержания программ это развитие имеет максимум степеней свободы. Диапазон программ весьма широк – от классических художественных и спортивных школ до студий мюзикла, интерактивных парков, центров семейной анимации, воркаута (массовых занятий на уличных спортплощадках) и паркура – мастерства преодоления препятствий – парапетов, стен. В ходе таких инновационных поисков в области дополнительного образования постоянно возникают новые виды деятельности. 

Разнообразны не только сами программы, но и образовательные отношения. Борис Куприянов выделил здесь два полюса: клубы – с одной стороны; спортивные, художественные и музыкальные школы – с другой. В детских клубах образовательные отношения максимально либеральны. В спортивных школах, напротив, привычен режим постоянных тренировок и демонстрации достижений детей (аналогичны репетиции и выступления в музыкальных школах). В первом формате («клубность») содержание привносится самими участниками сообщества, овладевать этим содержанием и получать результат не обязательно. В рамках второго формата («школьность») важен результат. Он соотносится с общепризнанным эталоном, ради приближения к которому учащийся стремится овладеть культурной практикой.

Между «школьным» и «клубным» форматом – дистанция огромного размера, они несколько противоречат друг другу, поэтому их сложно подстроить под одну дефиницию. Между этими двумя полюсами дополнительного образования существует «пространство множественности вариантов», большое количество опций.

Так или иначе, этот образовательный ландшафт сейчас надо видеть целиком, со всеми его «заповедными территориями», отметил Куприянов в докладе «Программное обеспечение дополнительного образования детей: проблема вариативности». Выступление прозвучало на Всероссийской научно-практической конференции «Обеспечение доступности и разнообразия программ дополнительного образования детей в условиях перехода на финансовое обеспечение реализации образовательных услуг», состоявшейся в НИУ ВШЭ.

Новые формы «поставляют» родители и сама молодежь

Тематических направлений дополнительного образования шесть: художественное, техническое, естественнонаучное, физкультурно-спортивное, туристско-краеведческое и социально-педагогическое. Однако это картина, написанная «широкими мазками». По сути, у нее гораздо больше нюансов, и эта панорама вполне подвижна и даже интерактивна: изменения вносят сами потребители услуг дополнительного образования. 

Дополнительное образование вообще очень чувствительно к запросу аудитории: родительским ожиданиям и к неформальным практикам, связанным с трендами молодежной субкультуры, подчеркнул Куприянов. Эти два фактора подстегивают эволюцию дополнительного образования.

Родители подходят к вопросу прагматично. Их основные запросы – обучение детей иностранным языкам, подготовка к государственным экзаменам в школе – ОГЭ и ЕГЭ, шоу-бизнес для детей, спорт и оздоровление (рис.1). Подростки же часто голосуют за «клубность», хотят находить в учреждениях дополнительного образования «узнаваемые для себя явления», отметил исследователь. Они  привносят в дополнительное образование такие практики, как граффити, скейтбординг, флешмобы и пр. Тем самым, неформальные практики постепенно «легитимируются».

Рисунок 1. «Пользовательский» фактор эволюции дополнительного образования.  

Источник: презентация Б.В.Куприянова.

Похожий расклад просматривается и в активности вузов в сфере дополнительного образования. С одной стороны, крупные университеты предлагают школьникам разные форматы довузовской подготовки и профориентации. Множество разных проектов, как академичных, так и более неформальных (дискуссионный клуб, интеллектуальные игры), есть, например, в НИУ ВШЭ. В МГТУ им. Н.Баумана есть «Бауманские классы», «Суббота в Бауманском».

С другой стороны, есть и форматы, явно апеллирующие к модным увлечениям старшеклассников. Так, Томский политехнический университет разработал стратегические игры для старшеклассников в социальных сетях. Подобные практики, инновационные и не помещающиеся в «нормативное поле», тоже ценны и содействуют развитию дополнительного образования.

Разношерстность и противоречия накапливались с советских времен

Гетерогенность разных видов и форм дополнительного образования уходит корнями в советскую эпоху. Система внешкольного воспитания в СССР также предусматривала «клубные» (досуговые) форматы, связанные с работой домов и дворцов пионеров, станций юных техников, натуралистов, туристов, напомнил исследователь. С другой стороны, существовали музыкальные, художественные, спортивные центры – то есть школьный (образовательный) формат. Иными словами, противоречия в системе накапливались довольно давно.

Закон «Об образовании в Российской Федерации» (№ 273-ФЗ) внес в дополнительное образование некоторую упорядоченность. Он разделил программы в этой сфере на предпрофессиональные (в области спорта и искусства) и общеразвивающие. Это позволяет большинству программ найти свою нишу. С другой стороны, и семьям стало легче ориентироваться при выборе. В то же время, как уже говорилось, есть и инновационные проекты, которым тесно в подобных рамках.

Тематический уклон и уровни дополнительного образования

Так или иначе, в сфере дополнительного образования происходит систематизация – например, дифференциация по уровням. В зависимости от требований к результатам общеразвивающие программы подразделяются на досуговые, продуктивные и обучающие, отметил докладчик. В досуговых программах вопрос о результатах «снят как таковой» (а часто и нет инструментов, которые смогли бы измерить результативность). Продуктивные программы предполагают требование к предлагаемому продукту. Обучающие общеразвивающие программы включают требования к учебным результатам. По сути, это выделение уровней программ в зависимости от «серьезности» отношения к их эффекту.

Регионы предлагают свои схемы деления на уровни дополнительных общеразвивающих программ. Борис Куприянов привел пример Москвы. В столице выделены три уровня программ: ознакомительный (для ребят 5-18 лет), базовый (тот же возраст) и углубленный (подростковый возраст – 12-18 лет). У каждого уровня своя «математическая формула», включающая требования к результатам, нормы финансирования и «квоту» наиболее успешных обучающихся.

Углубленный уровень предполагает срок освоения содержания образования – не менее двух лет (4-8 часов в неделю). Результат – участие не менее 80% обучающихся, половина из которых – призеры и победители в общегородских мероприятиях. Предельный расход на одного учащегося в год — 24 тысячи рублей в год. Противоположный полюс – ознакомительный уровень – подразумевает срок освоения не менее трех месяцев (1-3 часа в неделю), результат – переход на базовый уровень не менее четверти обучающихся. Максимум годового расхода на 1 учащегося – 6 тысяч рублей.

Таким образом, дополнительное образование идет от размытости к нормированию. Система, которая создается, пусть пока и не очень стройная, зато гибкая и подвижная.

См. также:

Занятия в кружках повышают самооценку школьников 
Родители нацеливают детей на успех в профессии
Гены влияют на интеллект и успехи в учебе