• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

«Сверхрезультаты за прожиточный минимум могут позволить себе лишь блаженные»

Преподаватели вузов о готовности работать дистанционно

ISTOCK

Объявление президентом России режима повышенной готовности для противодействия распространению COVID-19 застало вузы врасплох. Всем преподавателям и студентам пришлось быстро переориентироваться на работу в дистанционном формате. Насколько педагогический состав был готов к этому, а также о том, чего больше всего хотят работники вузов — рассказывает Дарья Щеглова, научный сотрудник Института образования НИУ ВШЭ.



Дарья Щеглова,
научный сотрудник
Института образования НИУ ВШЭ



За неделю до введения самоизоляции мы с директором Центра университетского партнёрства ВШЭ Анной Гармоновой опросили в рамках проекта «Рождение российской магистратуры» студентов и преподавателей Псковского государственного университета о сценариях развития высшего образования. Задача стояла вполне рабочая — протестировать новый инструментарий на примере ведущего университета одного из регионов России. К сожалению, наше сотрудничество пока «заморозилось» на неопределенный срок, но данные остались — и весьма занимательные!

Тогда, в марте, мы специально добавили несколько вопросов «на злобу дня»: готовы ли преподаватели работать дистанционно? Как бы хотели работать вообще? И что  поменяли бы в системе высшего образования и  статусе преподавателя? 

Выяснилось, что в тот момент четверть преподавателей не готова была вести занятия удалённо. А 11% вообще считали, что это невозможно. Однако большинство всё же поддерживало эту идею — 64%.

Из тех, кто не был готов работать дистанционно свыше 61% оказались старше 51 года, а в группе тех, кто думал что это невозможно — таких 72 %. Если посмотреть на «группу риска» (преподавателей старше 55 лет) отдельно, то она заметно отличается от остальных возрастных групп — в ней готовы были работать дистанционно только 41%, в то время как в остальных возрастных когортах это значение было в среднем 60-80%.

В итоге, «невозможное» все же случилось. Сейчас коллеги в Институте образования ВШЭ активно собирают данные о том, как проходит дистанционное обучение. Полагаю, через несколько недель мы получим ответ, смогли или нет 36% неготовых к изменениям педагогов адаптироваться к ситуации.

Однако главной задачей опроса было понять, что волнует преподавателей кроме уровня зарплаты? В открытом вопросе о том, что бы они хотели изменить и каков статус преподавателя в России, респонденты не просто «отписались», а выдали развернутые  оценки происходящего. Из ответов можно было бы составить целую жалобную книгу. Мы прочитали многое: от цитат философов про бытие и возраст — до риторических вопросов о «блаженных преподавателях».

«Выдавать сверхрезультаты, работая круглосуточно за прожиточный минимум или заработную плату молодого специалиста, могут позволить себе лишь блаженные. Может ли блаженный воспитать успешного на рынке труда специалиста?».

«Исследовательская деятельность … выглядит дорогостоящим хобби».

Нас же больше интересовало, упомянет ли кто-то из 72 преподавателей новые формы работы, например, онлайн. И кое-что мы обнаружили. Из всех ответов мы сгенерировали «облако тегов», получив следующий результат:

Чего нужно «больше» и что хочется «вернуть» — оказались главным  смысловым «водоразделом» во мнениях педагогов. Больше всего они бы желали уделять время на исследования, разработку и внедрение онлайн-курсов, дистанционных форм обучения и практико-ориентированных занятий. А вернуть хочется, «как было»: специалитет и традиции советской системы образования. Причем такие рассуждения оказались характерны как для группы преподавателей старше 55 лет, так и для 31-45 летних.

Общий итог можно сформулировать так: «Российский преподаватель из регионов больше всего хочет традиций советской высшей школы в онлайн режиме!».  Тянет на броский заголовок, но спешить с выводами не стоит. Желание «вернуть как было» —  это реакция на неопределенность и повышение рискогенности профессии. Проще говоря, преподавателям просто страшно. Они боятся «оказаться на обочине» в любимом деле, не выдержать новых требований и просто не «вытянуть» свою работу ни морально, ни физически.

Мы посмотрели на ситуацию буквально за несколько дней до перехода на дистант и планируем замерить ее «после» (июнь-сентябрь 2020), но уже на большей выборке. Расставит ли эпидемия «точки над i», усилится ли недовольство преподавателей «дистанционкой», состоится ли цифровой «откат» в образовании? Осень покажет.
IQ

 

Данные представлены в материалах международного семинара «Проблемы и возможности российской магистратуры: вызовы времени» (при поддержке Благотворительного Фонда Владимира Потанина).

Автор текста: Щеглова Дарья Владимировна, 15 мая