• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

За последние двадцать лет в России стало меньше хронически бедных

Этому способствовал рост доходов, а также государственные трансферы

ISTOCK

Ситуация: Многие люди в России официально живут за чертой бедности. А по данным опросов, более трети россиян субъективно считают себя бедными.

На деле: С начала 1990-х годов бедность в России постепенно сокращалась — с 34% в 1994 году до 12% в 2019. При этом часть населения проходила через период преходящей — ситуативной бедности, связанной с экономическими кризисами.

Теперь подробнее

Учёные из НИУ ВШЭ и Всемирного банка проанализировали тренды бедности в России с начала 1990-х годов и по настоящее время. Это уникальное по масштабу исследование, которое подробно рассматривает траекторию роста и падения доходов россиян за десятилетия, во время которых страна пережила несколько экономических кризисов. В ходе анализа использовались данные официальной статистики и RLMS-HSE (Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ). Исследователи пришли к выводу, что государственные трансферы вносят ощутимый вклад в решение проблемы экстремальной бедности среди россиян.

О чём речь?

Переходные процессы в российской экономике, ставшие следствием распада СССР — объект пристального внимания учёных. Тяготы, с которыми столкнулось население на постсоветском пространстве нашли яркое отражение в литературе, кинематографе, искусстве, однако пока не в полной мере проанализированы с научной точки зрения.

До недавнего времени не было исследований, которые бы представляли собой полномасштабный обзор трендов бедности в России с начала 1990-х годов. Исключением является некоторые работы, также основанные на данных RLMS-HSE. Но они охватывает меньший период. Теперь, когда прошло уже три десятилетия с момента распада СССР, и россияне пережили много экономических шоков, необходим более глобальный взгляд на то, что произошло и происходит с уровнем жизни наиболее уязвимых слоёв населения.

Авторы проекта — Ксения Абанокова из НИУ ВШЭ и Хай-Анх Данг (Hai-Anh Dang) из Всемирного банка — проанализировали, как менялись тренды бедности в «лихие 90-е», что происходило в этом направлении на этапе бурного роста цен на нефть в нулевые и в последующую череду кризисных моментов, связанных с международными конфликтами, и имевших последствия для благосостояния россиян.

В 2021 году установленный прожиточный минимум в России составил 12 702 рубля для трудоспособного населения, 11 303 рубля — для детей, 10 022 рубля — для пенсионеров. Россияне, имеющие доход ниже прожиточного минимума, официально считаются бедными.

Учёные отмечают, что бедность в России не была феноменом, вытекающим исключительно из рыночных реформ, и об этом говорится в предыдущих исследованиях. Тем не менее, либерализация цен в ранние 1990-е годы не прошла бесследно. Результатом стало резко увеличившаяся бедность по сравнению с концом 1980-х. Например, одна из работ демонстрирует, что численность бедных в России увеличилась с 2% в 1987-88 до 50% в 1993-95 годах. Инфляция в первой половине 1990-х стала причиной того, что каждые трое из десяти человек в России оказались бедными.

Уровень доходов в то время был скачкообразным, что, соответственно, выливалось в критическую нестабильность для многих граждан. «Со своего максимума в 1992-м — 33,5% уровень бедности упал до 22,4% в 1994-ом и затем снова увеличился после финансового кризиса 1994-го», — пишут авторы.

 
 

Они отмечают, что нисходящий тренд в сокращении бедности имел место на фоне восходящего тренда ВВП. К 1997 году российская экономика демонстрировала признаки восстановления, но период нестабильности к тому моменту ещё не закончился. В предыдущих исследованиях отмечается, что рост безработицы и задержки зарплат в 1994-1996 годах нанесли наибольший ущерб самым бедным семьям.

В конце 2020 года, согласно данным Фонда общественного мнения (ФОМ), 33% россиян считали себя бедными, 1% назвали себя богатыми, а 64% считают себя людьми со средним достатком. При этом 40% россиян полагают, что в большинстве случаев у бедных нет возможности улучшить своё благосостояние.

Далее все индикаторы бедности вышли на пик в 1998-ом, когда финансовый глобальный кризис ударил и по российской экономике. Социальная система оказалась не в состоянии защитить наиболее уязвимых, попавших в самые тяжёлые условия.

 

После 1998 года российская экономика начала восстанавливаться, но уровень бедности вернулся к отметкам 1994-го только к концу 2003 года. В этот период заметное улучшение благосостояния переживали люди, находящиеся на самой нижней границе бедности. Уровень жизни продолжал расти даже на фоне на проблем ликвидности в банковском секторе, который, как отмечают авторы, замедлил экономический рост в 2004 году.

В 2008 году случился мировой финансовый кризис, что привело к сокращению российской экономики почти на 8% в 2009 году. «Хотя кризис поспособствовал сокращению доходов, рост бедности был уже не настолько сильным, как в прошлые периоды», — отмечают учёные. Её минимальный уровень — около 11% —  пришелся на 2012-2013 годы.

Спустя несколько лет после мирового финансового кризиса — в 2014-ом — российская экономика пережила новые шоки. Во-первых, значительно упали цены на нефть. Во-вторых, Россия столкнулась с экономическими санкциями со стороны развитых экономик на фоне российско-украинского геополитического конфликта. Последовавшее за этим сокращение доходов стало причиной того, что бедность в 2015 году — впервые с 1998 года — увеличилась до 13%. Затем наблюдался нисходящий тренд. В 2019 году в России было 12% бедных или более 18 млн человек, согласно данным RLMS .

Как изучали?

Чтобы прояснить, в чём заключается специфика трендов бедности в России за прошедшие два десятилетия, авторы анализировали данные RLMS с 1994 по 2019 годы. В ходе исследования использовался метод декомпозиционного анализа, суть которого заключается в разделении целого на части при анализе проблемы. Декомпозиция, как пояснила Ксения Абанокова, позволила определить, какой вклад в изменение бедности вносил рост доходов или их перераспределение.

Обращая внимание на важные события в российской экономике в 1998, 2004, 2009 и 2015 годах, авторы разделили исследуемый промежуток времени на пять подпериодов равной протяжённости. Они включают:

 переходный период с финансовым кризисом в 1998 (1994-1998),

 первые годы экономического роста (1998-2004),

 период интенсивного экономического роста (2004-2009),

 мировой финансовый кризис и период стагнации (2009-2014),

 недавний период (2014-2019).

В ходе анализа в фокусе внимания учёных были глобальные тренды бедности в России, динамика бедности, включая динамику доходов, а также ключевые факторы, способствующие значительному сокращению бедности.

Что получили?

Один из основных моментов, на которые авторы обращают внимание в результатах своего исследования, касается разграничения ситуационной (преходящей) и хронической бедности. Первая связана с какими-либо шоками, которые выталкивают людей за черту бедности, но спустя некоторое время с ними удаётся справиться. Вторая же — длительная бедность.

Результаты анализа показали, что доля домохозяйств, оказавшихся в ловушке хронической бедности, стала со временем меньше, упав с 28% в 1994-1998 годы переходного периода до 5% в самое недавнее время. Для сравнения: в переходный период хроническая бедность была на уровне чуть менее половины от ситуационной бедности, затрагивавшей 59% домохозяйств. В 1998-2004 годах ситуация изменилась —  24% и 70%, соответственно.

В итоге, делают вывод авторы, в период с 2004 по 2019 годы, большинство российского бедного населения фактически переживали ситуационную, нежели хроническую бедность. Эти выводы соответствуют исследованиям, посвящённым раннему постсоветскому периоду.

 

Экономический рост последних десятилетий в России, по мнению учёных, носил во многом пробедный характер. Анализ показывает, что рост доходов пятой части населения с самым низким уровнем благосостояния был на уровне 5% в год, в то время, как соответствующий показатель для 20% россиян с высокими доходами составлял не более 4%. При этом рост доходов самых бедных 5% населения в период с 1994 по 2019 составлял около 6,8% в год и чуть более 2% —  для соответствующей группы с высоким благосостоянием. В целом средний ежегодный рост дохода в России в этот период составлял 3,3%.

Результаты нового анализа здесь также подтверждают предыдущие исследования, показавшие, что в последние десятилетия уровень неравенства в России сокращался. Учёные отмечают, что основную роль в сокращении неравенства сыграл рост доходов. Доля этого фактора составляла ¾ или 75% в период с 2009 по 2014, 88% — в период с 2004 по 2009 и 100% — в 1994-2004 годы.

Государственные трансферы — пособия, пенсии и т.п. — вносили меньший, но, как отмечают авторы, важный вклад для людей, находящихся на нижних границах бедности. «Хотя изменения в государственных выплатах внесли вклад на уровне менее, чем 6% в сокращение бедности в посткризисные 1998-2014 годы, они сыграли важную роль в сокращении экстремально бедного населения — то есть населения, находящегося далеко за чертой бедности», — комментируют авторы.

Зачем это нужно?

Хотя Россия официально, согласно классификации Всемирного банка , основанной на валовом национальном доходе, входит в число стран с доходом выше среднего, проблема бедности остаётся актуальной для многих россиян. Предыдущее исследование, проведенное Ксенией Абанаковой с коллегами, показало, что даже временная ситуация бедности надолго снижает показатели субъективного благополучия россиян.

По данным Росстата, в России на период первого квартала 2021 года было 18 миллионов бедных, что составляет 12% от всего населения.

Авторы обращают внимание, что рост дохода играет большую роль в сокращении бедности в России, но социальные меры защиты оказываются эффективными в решении проблемы экстремальной бедности. А ещё более полезной, по их мнению, может быть политика перераспределения средств, особенно в периоды снижения доходов.
IQ
 

Авторы исследования:
Ксения Абанокова, младший научный сотрудник Центра комплексных исследований социальной политики НИУ ВШЭ
Хай Анх Дэнг, Всемирный банк
Автор текста: Селина Марина Владимировна, 27 октября