• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

В Вышке предложили метод выявления студентов, готовых к академической карьере

Докадровый резерв

ISTOCK

Сначала коротко

Ситуация: В университетах для учащихся есть обязательные научно-исследовательские работы (НИР) и дополнительные — по желанию. Мотивация к НИР варьируется от намерения успешно завершить обучение до стремления посвятить себя науке. Она многое говорит о том, на какой кадровый резерв могут рассчитывать вузы.

На деле: Саморазвитие и интерес — главные мотивы проведения исследований. Затем следуют получение диплома и углубление профессиональных знаний. В разных конфигурациях они преобладают у студентов, готовых к научной карьере, — «стратегов» и «увлечённых». А вот две другие группы — «ведо́мые» и «случайные» — с иной мотивацией к НИР, потеряны для академии.

Теперь подробнее

Сотрудник факультета социально-экономических и компьютерных наук НИУ ВШЭ в Перми Екатерина Балезина и магистрант Пермского государственного национального исследовательского университета (ПГНИУ) Павел Лапин изучили взаимосвязь между мотивацией студентов к научно-исследовательской работе сверх учебного плана и нацеленностью на карьеру внутри академии. Для этого они провели опрос бакалавров пермского кампуса НИУ ВШЭ, ПГНИУ и ПНИПУ (Пермского политеха). В итоге учёным удалось выделить четыре устойчивых кластера среди учащихся — в зависимости от специфики и структуры их мотивации к исследованиям, а затем показать — какие установки существуют у членов каждого из кластеров на карьеру в академии. Подобный подход в дальнейшем может использоваться для определения перспективных студентов, готовых в будущем посвятить себя науке. Исследование опубликовано в журнале «Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология».

О чём речь?

Для качественной научно-исследовательской работы нужна высокая мотивация. С этим у студентов есть проблемы. Да и в науку готовы идти немногие. В научно-исследовательских университетах ситуация другая: они по определению призваны развивать науку, и эта установка передаётся молодежи. В НИУ создана благоприятная среда для исследований: есть современные лаборатории с отличным оборудованием и программным обеспечением, масштабные проекты, коллаборации с участием ведущих учёных, конкурсы НИРС, поддерживающие талантливую молодежь, гранты, стажировки. Это позволяет сформировать у студентов особый тип мотивации к исследованиям. Его структуру изучили Павел Лапин и Екатерина Балезина.

На основе комплексного подхода (работ психолога, профессора Российской академии образования Татьяны Разиной, дополненных идеями других авторов) исследователи разработали классификацию мотивов к проведению НИР. Всего их восемь:

  1. Социальный мотив. Студент работает над исследованием из стремления самоутвердиться. Успехи в науке могут повысить его самооценку и авторитет среди друзей.
  2. Коммуникативный. Учащийся выполняет НИР, чтобы наладить связи с учёными, преподавателями, студентами, увеличить социальный капитал.
  3. Вынужденный. Работа из-под палки. Заниматься исследованиями, скорее всего, заставляет научный руководитель. Это может иметь негативный эффект: студент будет работать неохотно, у него сложится невыгодное мнение о научной деятельности.
  4. Ситуативный. НИР проводится в силу моды на науку, быстрого роста ряда отраслей, резонанса от исследований, высокого финансирования проектов.
  5. Ценностный. Студента привлекают исследования, их процесс. Учащийся осознанно подходит к научной работе: рефлексирует по поводу своих интересов, анализирует, почему занимается наукой.
  6. Личностный. Исследования ассоциируются с ростом человеческого капитала, саморазвитием, эрудицией. Причём научно-исследовательская сфера воспринимается как источник универсальных знаний и навыков (критического мышления, умения работать в команде и пр.).
  7. Профессиональный. Акцентируются формируемые с помощью НИР специфические навыки, профессиональные знания. Они помогают выгодно трудоустроиться по профилю.
  8. Формально-академический. Исследования — залог успешного завершения обучения. Их результаты значимы при защите курсовых и дипломных работ. Выступления на конференциях, публикация статей могут поощряться «автоматами» на зачетах и экзаменах, дополнительными баллами и пр.

Как правило, на выполнение НИР влияют сразу несколько факторов. Например, желание хорошо учиться и повысить свой статус в глазах сокурсников, стремление установить контакты с учёными и развиваться в профессии и пр.

Как изучали?

Исследователи провели онлайн-анкетирование учащихся бакалавриата второго – четвёртого курсов в мае 2020 года. Выборка составила 287 студентов, из которых 199 имели опыт научно-исследовательской работы. Например, доклады на конференциях, участие в научных группах и подготовка статей.

Студентам предлагали оценить степень своего согласия с той или иной мотивацией к НИР по пятибалльной шкале («Я занимаюсь научно-исследовательской работой, чтобы...» — далее следовал один из восьми мотивов из списка). Затем в зависимости от результатов ответов учащихся разделили на четыре кластера.

Учёных интересовала связь мотивации к исследованиям и ориентации на научную карьеру. В частности, представителей всех кластеров спрашивали о намерениях работать в вузе после обучения. Было четыре варианта ответа: «определённо да», «скорее да», «скорее нет», «определённо нет».

Что получили?

Выяснилось, что студенты выполняли научную работу прежде всего по двум внутренним, наиболее осознанным и глубоким мотивам: интерес (ценностный мотив) и возможности саморазвития (личностный мотив). Индексы их проявления составили 0,37 и 0,41 соответственно.

Далее с отрывом идут успешное завершение обучения и углубление знаний для удачного трудоустройства — индексы проявления 0,25 и 0,17. Остальные мотивы оказались незначимыми и имели отрицательный индекс.

Сила проявления мотивов студентов к выполнению НИР

Источник: исследование П.М. Лапина и Е.А. Балезиной.

Далее респонденты были разделены на четыре кластера:

  1. «Случайные исследователи» выполнили научную работу, но не смогли сказать, зачем. У них все индексы, измеряющие силу проявления мотива, — отрицательные. О своей научной деятельности они не рефлексируют.
  2. «Ведо́мые» имеют целый ряд выраженных мотивов: личностный (индекс проявления 0,26), ценностный (0,26), формально-академический (0,5), профессиональный (0,28), а также, что особенно показательно, вынужденный (0,38). Они понимают, с какой целью выполняют НИР, но ощущается и давление со стороны преподавателя — как дополнительный импульс. Стоит подчеркнуть наиболее заметный мотив — формально-академический: НИР проводится ради высокой успеваемости. Зачастую научный руководитель пытается вовлечь своих подопечных в исследования. Принимая предложение, «ведомый» студент повышает шансы на удачную защиту выпускной квалификационной работы.
  3. «Увлеченные» студенты выполняют НИР ради интереса (индекс проявления 0,63) и саморазвития (0,61).
  4. «Стратеги» тоже имеют сильно выраженные личностный (0,89) и ценностный (0,8) мотивы, но с последними «соперничают» также формально-академические (0,73) и профессиональные соображения (0,8). В топ-5 входит и коммуникативный мотив (0,33). Структура мотивации «стратегов» выстроена с учётом долгосрочной перспективы.
Кластеры учащихся по значению индекса проявления мотива

 

Мотив

Случайные

Ведомые

Увлеченные

Стратеги

Личностный

-0,75

0,26

0,61

0,89

Ценностный

-0,9

0,26

0,63

0,8

Формально-академический

-0,65

0,5

-0,08

0,73

Профессиональный

-0,88

0,28

-0,09

0,8

Коммуникативный

-0,88

-0,25

-0,34

0,33

Ситуативный

-0,87

-0,31

-0,79

0,04

Социальный

-0,87

-0,46

-0,74

-0,27

Вынужденный

-0,25

0,38

-0,79

-0,82

Источник: исследование П.М. Лапина и Е.А. Балезиной.

Другой важный вывод исследования: мотивы студентов связаны с их установкой на построение карьеры в вузе. Так, ценностный, ситуативный, формально-академический, личностный, коммуникативный и профессиональный мотивы имеют положительную связь с этой установкой (корреляция соответственно 0,16, 0,19, 0,2, 0,21, 0,23 и 0,33).

Иначе говоря, студенты, у которых эти мотивы ярко выражены в структуре мотивации к выполнению НИР, так или иначе не исключают работу в академии. А вот с вынужденным мотивом всё иначе: чем он заметнее, тем меньше вероятность трудоустройства в университете.

В целом к академической карьере больше всего готовы «стратеги». Из них половина приняла бы предложение о работе в вузе, причем доля тех, кто точно бы согласился, максимальна среди всех групп — 16%. Из «увлечённых» может посвятить себя науке каждый третий (35%). Среди «ведомых» аналогичная доля — 29%. Среди «случайных исследователей» — 27%. Причём в этом кластере рекордная доля тех, кто исключил для себя трудоустройство в университете, — 46%.

Распределение ответов на вопрос: «Если вам предложат работать в вашем вузе после окончания обучения, вы согласитесь?» (в % внутри группы)

Источник: исследование П.М. Лапина и Е.А. Балезиной.

Таким образом, опрошенные студенты рассуждали рационально и воспринимали НИР в качестве средства достижения цели. Это отразили и довольно высокие значения личностного, формально-академического и профессионального мотивов. Любопытно, что ценностный мотив всегда дополнялся рядом других.

Ситуативный мотив имел, как правило, отрицательные значения индекса. Так что внешние обстоятельства — та же мода на науку — не способны вынудить студентов действовать спонтанно.

Для чего это нужно?

Исследование поможет вузам определить, на какой кадровый резерв можно рассчитывать и кто с большей вероятностью останется работать в университете. А у научных руководителей появился дополнительный инструментарий для выявления «стратегов», наиболее перспективных для науки. Если молодого человека действительно интересуют исследования и/или преподавание, можно заранее начинать работать с ним. Например, больше информировать о специфике академической карьеры, готовить к ней.

Администрация вуза, в свою очередь, может организовывать программы, привлекающие внимание учащихся к научной сфере деятельности. Так, НИУ ВШЭ реализует проект «Учебный ассистент», который позволяет студентам и аспирантам попробовать себя в роли помощника преподавателя. «Подобного рода проекты в первую очередь инициируют высокомотивированных “студентов-стратегов”», — заключают исследователи.
IQ
 

Авторы исследования:
Екатерина Балезина, научный сотрудник факультета социально-экономических и компьютерных наук НИУ ВШЭ в Перми
Павел Лапин, магистрант 2-го курса направления «Социология управления» ПГНИУ
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 10 июня