• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Туризм под присмотром

Как гостей из-за рубежа учили любить Страну Советов

«Интуристы в Ленинграде», Иван Владимиров. 1937

Перед поездкой в СССР некоторые иностранцы писали завещание — настолько опасным казалось путешествие. Как стереотипы сталкивались с правдой, а советская сторона принимала и приобщала к соцреализму гостей из-за рубежа — в новой книге Игоря Орлова и Алексея Попова «Сквозь “железный занавес”. Sее USSR!: иностранные туристы и призрак потемкинских деревень». IQ.HSE публикует фрагменты книги, а также цифры и факты по ее материалам.

* * *

В одной из работ советского периода откровенно говорилось о том, что иностранный туризм в СССР является не чем иным, как «самоокупаемым каналом внешнеполитической пропаганды». «Приехал. Увидел. Понял. Полюбил» — такой желаемый сценарий закладывался в основу пребывания интуристов в Советском Союзе. <...>

Для достижения этой цели использовался определенный набор демонстрационных практик, которые американский политолог Пол Холландер называл техниками гостеприимства. Их основу составляло повышенное внимание к гостям во время их обслуживания (так называемый массаж эго), а также выборочное представление действительности, когда лучшее подавалось как типичное. <...>

Практически в каждом городе для демонстрации был специально подготовлен ряд объектов, которые выдавались за «обычные», хотя в действительности были лучшими из имевшихся. В этот набор, как правило, входили: одно из промышленных предприятий, дворец пионеров, дом культуры, школа, детский сад, ясли, больница, поликлиника, спортивный стадион или водная станция. Для загородных экскурсий аналогичным образом выделялись какой-либо образцовый совхоз или колхоз, а также пионерский лагерь. <...>

* * *

В памятке туристам, прибывающим в СССР, отдельно прописывалось, что в страну беспошлинно и без разрешения можно было ввезти всего один фотоаппарат и одну кинокамеру на одно лицо. При этом «фотографирование, кинематографирование и различные зарисовки на территории СССР иностранными туристами» могли производиться «только для личных (некоммерческих) целей».

Если турист собирался использовать снятые им в Советском Союзе кинофотопленки для коммерческих целей или показа за границей в кинотеатре, по телевидению или для продажи, он был обязан до выезда из страны предъявить пленки Всесоюзному объединению «Совэкспортфильм», осуществлявшему экспорт и импорт фильмов.

Впрочем, контроль был и в случаях, когда гость Советского Союза не собирался использовать свои фотографии в коммерческих целях. Речь, прежде всего, идет о невозможности вывезти из СССР не проявленные фото- и кинопленки. <...>

Помимо ветхих строений и скоплений бытового мусора в категорию нежелательных для показа иностранцам, а тем более для фото- и видеофиксации ими попадали очереди за продовольственными товарами, недостаточно заполненные товарами витрины магазинов, пьяные, нищие, просившие милостыню и просто неопрятно одетые люди. <...>

* * *

Безусловным лидером по количеству посещений всегда была Москва, за ней традиционно следовал Ленинград. Тройку лидеров замыкала столица Украинской ССР — Киев. <...> Только во второй половине 1980-х годов Киев уступил 3-е место городу-курорту Сочи, что было связано в первую очередь с социально-психологическим влиянием чернобыльского фактора. <...>

Гражданам иностранных государств запрещалось посещение обширных территорий Сибири, Крайнего Севера, Кавказа, Урала и Карелии. Очень много закрытых территорий было в республиках Прибалтики и Калининградской области. <...> Вокруг Москвы и Ленинграда устанавливались 30–40-километровые зоны, выезд за которые для иностранцев ограничивался. Закрытие территорий обычно было связано с размещением важных военно-стратегических объектов, крупных предприятий военно-промышленного комплекса и тюремно-исправительных учреждений. <...>

* * *

Во время экскурсий иностранные туристы нередко получали избыточную и малоинтересную информацию, например, о средней урожайности сельскохозяйственных культур, темпах развития местной промышленности, количестве мест в яслях и детских садах, в то время как информация по ряду действительно интересовавших иностранцев вопросов сознательно замалчивалась. <...> Нередко само содержание полученной информации наталкивало на неудобные вопросы, обращенные к гиду-переводчику. <...>

Почему ограничен выезд советских граждан за границу в качестве туристов?

Добровольно ли советские люди ходят на демонстрации и субботники?

Правда ли, что в Сибири есть тюрьмы для политзаключенных?

Почему в Советском Союзе нельзя купить некоммунистические газеты и журналы?

Почему вы считаете выборы демократическими, если в бюллетени вносится только один кандидат?

Почему в ЦК КПСС одни старики?

Ленин — Бог для Вас?

Почему Ваша экономика не удовлетворяет потребностей населения в продуктах питания?

Может ли советский служащий купить себе автомашину?

Как у вас решается сексуальная проблема?

Почему при официальном запрещении проституции к нам постоянно пристают «девицы легкого поведения» во всех городах по маршруту? <...>

* * *

Каждый из гидов согласно должностным обязанностям должен был постоянно взаимодействовать с куратором от КГБ, что выражалось, главным образом, в написании специальных отчетов о каждой обслуженной туристской группе. <...>

Отчеты аккуратно писались ручкой в специальных тетрадях. «Секретная тетрадь», представлявшая собой обычную общую тетрадку в сорок восемь листов, но прошитую и пронумерованную особым образом, так, чтобы из нее нельзя было незаметно вырвать страницу, у каждого была своя — хранилась она вместе с тетрадями других гидов в специальном секретном шкафу. На руки тетрадь выдавалась лично кэгэбэшником. <...>

Для тех, кто работал с туристами из капиталистических стран, правила были жесткие. Надо было отчитываться сразу после окончания работы с группой, <...> особенно ценилось, если переводчик мог указать имя туриста и его конкретные высказывания о стране. Переводчики это знали и часто придумывали нечто подобное. <...>

Из воспоминаний гида Марины Кедреновской: «…У меня были свои “туристы Лурье”, благополучно перекочевывавшие из одного отчета в другой. Звали их месье Томат, месье Ситрон, месье Конкомбр (огурец), но самый любимый был месье Памплемусс (грейпфрут). Все они, и особенно Памплемусс, дружно восторгались социалистическим образом жизни, политикой Советского государства и вообще всем-всем-всем, что увидели и узнали в нашей стране, благодаря грамотной подаче советского гида. То есть меня». <...>

* * *

С первых и до последних лет существования системы иностранного туризма в СССР возникали постоянные проблемы в обслуживании. <...> Серьезные нарекания гостей из-за рубежа нередко вызывали гостиницы «Интуриста», воспринимавшиеся советскими гражданами как «оазисы западного сервиса». <...>

В одном из внутренних документов «Интуриста» за 1936 г. откровенно отмечалось, что «много недовольств и ехидных замечаний мы имели со стороны туристов на наличие в наших гостиницах различных насекомых, в особенности на наличие клопов». С момента создания «Интуриста» на протяжении многих десятилетий постоянные жалобы вызывало состояние уборных, в частности, отсутствие туалетной бумаги. <...>

Документы 1960-х годов также содержат много примеров неудовлетворительного состояния объектов. В киевской гостинице «Днепр» иностранцев поселили на этаже, где три номера оказались заняты постоянно проживавшими жильцами, которые в коридоре разжигали керосинки и готовили пищу. <...>

Иностранцы, останавливавшиеся в 1970-е годы в ленинградской гостинице «Октябрьская», жаловались, что номера в гостинице «один грязнее другого». <...>

Объектом постоянной критики была чрезвычайно медленная скорость подачи блюд при организации питания. В середине 1930-х годов один из гостей СССР иронично отмечал, что «кухня гостиницы “Метрополь” без сомнения превосходна, но люди, которые не могут 6 часов проводить в ресторане, не компетентны судить о ней, так как они вынуждены завтракать целый день». <...>

* * *

Можно выделить три наиболее значимых проблемы, снижавших качество обслуживания иностранных туристов в Советском Союзе:

Инфраструктурный дефицит —  нехватка объектов размещения и предприятий питания, которые при использовании для обслуживания иностранных туристов и соответствовали бы их представлениям о качественном сервисе. <...> В советском народном хозяйстве, особенно до середины 1970-х годов, строительство предприятий индустрии гостеприимства финансировалось и снабжалось строительными материалами по остаточному принципу — уже после промышленных, сельскохозяйственных и так называемых социально-бытовых объектов. Ведь согласно марксистской политэкономии услуги, включая туристское обслуживание, рассматривались как непроизводственная сфера. <...>

Операционный дефицит — недостаточный уровень обеспечения объектов размещения и предприятий питания, обслуживавших иностранных туристов, необходимым инвентарем, расходными материалами, продуктами питания и т.д. <...> Даже располагая «живыми» деньгами, например, из наличной выручки подведомственных предприятий, руководитель отделения «Интуриста» не имел права приобрести на эти средства сантехническое оборудование, топливо, мебель, необходимые для нормального обслуживания клиентов, должен был оформлять заявку и ждать (иногда годами) централизованных поставок, которые были скудны, неритмичны и запаздывали. <...>

Дефицит гостеприимства — нетактичное поведение работников, участвовавших в обслуживании иностранных туристов, некачественное и (или) недобросовестное выполнение ими своих профессиональных обязанностей. <...>

Почему же документы о советском иностранном туризме содержат многочисленные факты, свидетельствующие о дефиците гостеприимства? <...> Здесь ключевую роль, на наш взгляд, играла проблема мотивации. <...> 

Общепринятой мировой практикой стимулирования работников индустрии сервиса к добросовестному труду являются так называемые чаевые. <...>  Но в СССР считалось, что чаевые унижают достоинство того, кто их получает, а официальная зарплата — достаточная и единственная приемлемая форма материального вознаграждения. <...> В директивном письме Правления ВАО «Интурист» от 15 января 1936 г. говорилось, что администраторы гостиниц, уличенные в получении чаевых от иностранных туристов, должны не только увольняться с работы, но и привлекаться к уголовной ответственности за взяточничество.

Въездной туризм в цифрах и фактах

(по материалам книги «Сквозь “железный занавес”. Sее USSR!: иностранные туристы и призрак потемкинских деревень»)

Первым визитом иностранных туристов в Советскую Россию в мае 1920 года стал приезд делегации английских рабочих, принятой лично Лениным.

В 1926 году на круизном пароходе в СССР прибыла первая группа коммерческих туристов — 400 человек из США.

В 1929–1941 годах Страну Советов посетило чуть более 133 тыс. иностранных туристов. Максимум (24,4 тыс.) пришелся на 1936 год.

Причина резкого спада посещений после 1936-го, с одной стороны, в росте военно-политической напряженности в мире. С другой, в 1937–1938, когда массовые репрессии в СССР достигли апогея, руководство страны едва ли было заинтересовано в увеличении сторонних свидетелей своих злодеяний.

Прорывным для въездного туризма стал период оттепели. В 1956 году Советский Союз посетило 486 тыс. чел., в 1970 — 2,1 млн, в 1980 — 5 млн, в 1990 — 7,2 миллиона.

Однако эти темпы значительны лишь в сравнении с мизерными показателями сталинского периода. По масштабам привлечения интуристов СССР значительно уступал не только западным, но и восточноевропейским социалистическим странам.

В 1930 году 50% всех посетивших СССР иностранных туристов составляли граждане США. В 1961-м лидировали ГДР, Финляндия и США. В 1980-е — ГДР, Финляндия, Польша, Чехословакия, Румыния, Болгария, Венгрия, Югославия, Куба, Индия.

Развитие советского въездного туризма сопровождалось фарцовкой, незаконными валютными операциями и проституцией. Первые документальные подтверждения этого относятся ко второй половине 1950-х годов, в довоенный период они либо отсутствовали, либо имели единичные проявления.

По некоторым оценкам, во второй половине 1980-х в одной лишь Большой Ялте в летний сезон одновременно работало до 500 уличных фарцовщиков.

Трудовые будни элитных путан в сознании советского обывателя проходили исключительно в роскошных ресторанах и гостиничных номерах, а их заработок за час превышал месячную зарплату рядового инженера или врача. Проведенный в конце 1980-х годов опрос школьниц Ленинграда и Риги показал, что занятие валютной проституцией среди них считалось наиболее престижной профессией.

Советская система иностранного туризма прекращает существование в 1991–1992 годах: упраздняется главный руководящий орган — Госкоминтурист СССР,  дефрагментируется материально-техническая база отраслевых организаций, «Интурист», работавший с 1929 года, распадается на две самостоятельные компании, на рынке туруслуг появляется реальная конкуренция.

IQ

СССР не только принимал иностранцев, но и выпускал за рубеж своих граждан. Не так активно, но не менее системно. О том, как строители коммунизма открывали «загнивающий Запад», Игорь Орлов и Алексей Попов рассказали в книге «Сквозь “железный занавес”. Руссо туристо: советский выездной туризм, 1955–1991» (М. 2016).

Рецензия на книгу IQ: «Как туризм поднял “железный занавес”».

14 августа