• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Олимпийский флип

Перестанет ли скейтбординг быть постспортом

WIKIMEDIA COMMONS

История катания на роликовой доске совершила крутой вираж: из неформального этот вид спорта превратился в олимпийский. На Играх в Токио в 2020 году впервые будут состязаться скейтеры. Социолог из ВШЭ в Санкт-Петербурге описала «культурные скрепы» скейтерского сообщества и то, как оно воспринимает признание скейтбординга «нормальным» спортом.

Катай и разрушай

Экстремальный, неформатный, свободный, уличный — так скейтбординг выглядел в начале своего существования, в 1960–70-х. В нем не было того, что так важно для спортивного мейнстрима: правил, конечной цели, конкуренции, тренерского наставничества, иерархий. Провозглашались толерантность, равенство и доступность для всех.

Скейтбординг воспринимался не только как альтернатива бюрократизированному спорту, но и как образ жизни. И как андеграундная субкультура, бросающая вызов социальным нормам. Для многих она была раздражителем. Скейтеры подлили масла в огонь, когда в середине 1980-х выбрали эпатажный лозунг «Skate and destroy».

В результате само их присутствие в городе, по мнению ряда исследователей, «представляло собой кризис для публичного пространства».

Райдеров считали вандалами. Общество не было готово к катанию скейтеров по постаментам памятников, перилам лестниц, улицам и скверам. Нередко в дело вмешивалась полиция.

Легитимация и новый смысл

Сегодня катание на роликовой доске — привычный элемент городской культуры. У скейтеров есть свой стиль, язык, жизненная философия.

А в 2016 году скейтборд был включен в программу Олимпийских игр 2020 года. По словам главы МОК Томаса Баха, это было сделано с целью продвижения спорта среди молодежи. 

«Мы больше не можем рассчитывать на то, что молодежь автоматически придет к нам. Теперь мы должны прийти к ней [со спортом]», — пояснил решение глава МОК Томас Бах.

Нюанс, однако, в том, что это увлечение «молодой аудитории» — не совсем спорт, а уже постспорт.  

Постспорт — «естественный городской спорт», физическая деятельность эпохи постмодерна. Он напрямую связан с внедрением в городскую среду инновационных технологий и оборудования. Постспорт «более неформальный» по сравнению с традиционным спортом и связан с уличной субкультурой. Помимо скейтборда, к постспорту можно причислить воркаут и катание на роликах. В рамках постспорта легитимируются спортивные практики, раньше считавшиеся маргинальными, несерьезными.

От DIY к профессионализму

Скейтборд придумали серферы еще в 1930-е годы, чтобы не расставаться с доской даже в городе. К 1960-м доска принимает знакомый нам вид (ранние версии представляли собой иногда обыкновенные коробки, поставленные на колеса), а производители досок для серферов начинают делать и продавать уже «серийные» модели скейтов.

Первый расцвет скейтбординга приходится на 1970–80-е годы: роликовая доска все более совершенствовалась технологически, а скейтеры развивали технику, изобретая новые трюки. На заре 1980-х у скейтеров появляются печатные «вестники» — журналы Transworld Skateboarding и Thrasher Magazine.

В СССР скейтбординг популяризировали журналы «Юный техник» и «Моделист-конструктор», которые в конце 1970-х опубликовали чертежи роликовых досок. В этом режиме — «сделай сам» — скейтбординг в Советском Союзе существовал до середины 1980-х. Трюкам учились по западным видеокассетам.

В годы перестройки скейтбординг уже был популярен среди молодежи больших городов. В фильме «Курьер» Карена Шахназарова (1986) герои катаются на доске.

В 1989 году в Москву приехали американские райдеры — с мастер-классами «настоящего уличного катания». Они подарили московским друзьям свои доски. Вслед за этим «открывают» советских скейтеров и западные СМИ, таким образом включая их в международное сообщество.

Но качественной инфраструктуры — безопасных и выделенных площадок для скейтбординга — в стране по-прежнему не было. Парки и рампы российские скейтеры создавали для себя сами.

Первый выпуск «Thrasher Magazine»
Первый выпуск «Thrasher Magazine»
National Museum of American History, Smithsonian

Только в 1997 году на московском стадионе «Лужники» открыли первый в стране «официальный» скейтпарк. Постепенно они стали появляться в других городах страны. «Начали в Парке 300-летия катать, — вспоминает скейтер из Санкт-Петербурга Кирилл. — <…> После этого начали <...> парки в каждом районе делать, и как-то начал уровень подниматься».

Свобода, равенство, угар

Скейтбординг позиционирует себя как весьма демократичное спортивное искусство, в правилах которого — толерантность. Кататься может каждый. 

Отстраивают свою идентичность скейтеры, также и противопоставляя себя другим группам. Например, скейтбординг vs. «мейнстрим», т.е. институционализированный спорт, такой, как футбол или лыжи. Другая «антитеза»: катание на доске — это совсем не то же самое, что ролики и самокаты. «Занимают место», «нарушают границы» площадки, создают опасные ситуации – так информанты говорят о своих соседях по скейтпаркам, тех же роллерах.

В основе солидарности скейтеров — ценности не только и даже не столько спортивные. Респонденты описывают их так: «Любить угар, драйв и кататься на скейте», «Не нужно быть конформистом».

Важны прежде всего удовольствие от катания и мастерство. Четкой конечной цели у этой практики нет, а ее отсутствие позволяет удерживать горизонтальную структуру и «всеобщее равенство».

Свобода, в том числе от наставничества, и принцип «равный обучает равного». Стиль катания и трюки каждый выбирает сам. Степень их экстремальности — тоже. 

Мобильность, свобода в выборе «спотов»: скейтеры сами выбирают места для тренировок. Необходимости в стационарном снаряжении нет. Респондент Матвей поясняет: «Ты катаешься на воздухе <...> на природе <...> и тебя видят люди, в отличие от залов, где ты жизни не знаешь».

Самодисциплина, постоянные тренировки. Не исключены травмы. «Дико сложно», «нереальный спорт» — так описывает катание на доске информантка Серафима. «Раз не получилось, два, три <…> пока колени в кровь не разобьешь, ничего не будет», — поясняет она. Эти травмы помогает пережить поддержка сообщества.

Среди скейтеров все больше «моден ЗОЖ», что раньше было редкостью. Алкоголь и наркотики, замечает информант Аркадий, скорее, привычны для «возрастных» скейтеров, которые «по-другому <…> уже не хотят».

Внутренний интернационал

«Все друг друга знают, потому что катаются на одних и тех же спотах [местах]», — поясняет информант Вадим. В этой атмосфере возникают обширные социальные сети.

Но стать частью скейтборд-сообщества автоматически — просто потому, что ты катаешься, — нельзя. «Нужно регулярно ходить на споты и в скейтпарки <…> учить новые трюки», — пишет исследовательница. Только так можно понять, «какие смыслы лежат в основе солидарных связей».

via GIPHY

Культура скейтбординга интерпретируется как транснациональная. Социальные сети, считают скейтеры, распространяются за политические и географические границы. «Ты можешь приехать в любую точку мира со скейтбордом, и тебя обязательно впишут!», — заявляет информант Арсений. 

Риски признания

Исследовательница называет главные тенденции развития скейтбординга.

Это профессионализация и бюрократизация — за счет повышения уровня катания, создания инфраструктуры для скейтбординга и включения его в олимпийские дисциплины.

Коммерциализация, спонсорство «от крупных корпораций и локальных скейт-брендов».

Теперь к этому добавилось и олимпийское измерение.

Скейтеры по-разному к этому относятся. Кто-то считает, что олимпийский рефрейминг угрожает самой природе этого спорта, свободной от соревнований и оценок. А коммерциализация может уничтожить его идеологию независимости.

Другие считают, что любая институционализация пойдет скейтбордингу на пользу. Для некоторых представителей движения его институциализация связана с патриотическими коннотациями, показали качественные интервью. Один из опрошенных, Никита, поясняет: «Стать олимпийцем — представлять свою страну. Представлять свою страну — это уже патриотизм. <...> Это уже получается какая-то идеология».

Противоречия между разными пониманиями скейтбординга снимаются, если рассматривать его «не как некую аутентичную категорию, а как феномен, включающий различные вектора солидарностей», полагает Полина Крутских. Его многоликость – в порядке вещей.

«Важно, что, несмотря на тенденцию к бюрократизации, скейтбординг по-прежнему остается андеграундным спортом и культурой с множеством формальных и неформальных практик и знаний, — считает исследовательница. — Это стиль жизни, с которым его участники себя ассоциируют <...>». 

Включение скейтбординга в программу Олимпийских игр — естественный процесс, который говорит о том, что эта эта практика развивается успешно. Так что, попав в программу Токио-2020, скейтбординг, по-видимому, стал первым олимпийским постспортом.
IQ

 

Автор исследования:
Полина Крутских, магистр образовательной программы по социологии НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 12 ноября