• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Музеи в карантине и вокруг него

Как пандемия повлияла на их онлайн-активность

Adindex

Лаборатория экономики культуры Санкт-Петербургского кампуса НИУ ВШЭ примерно за полгода до введения ограничительных мер начала исследование образовательной онлайн-активности российских и зарубежных музеев. Первые итоги учёные подвели в конце января 2020 года. Им удалось «измерить температуру» данного рынка до наступления пандемии. Каким он был перед коронакризисом и каким станет после — рассказывают Валерий Гордин и Ирина Сизова.



Валерий Гордин,
доктор экономических наук, профессор,
заведующий Лабораторией
экономики культуры НИУ ВШЭ,
Санкт-Петербург





Ирина Сизова,
кандидат исторических наук,
научный сотрудник
Лаборатории экономики культуры НИУ ВШЭ, Санкт-Петербург

Онлайн-образование в современных музеях находится на пересечении двух парадигм. Во-первых, сложившегося с конца XIX-го века музейного образования для школьников и старшего поколения, углубленно интересующихся искусством. А, во-вторых, огромной системы онлайн-курсов, разрабатываемых университетами.

В ходе исследования мы проанализировали все основные онлайн-платформы, сайты международных и музейных ассоциаций, ведущих мировых музеев. В итоге наш «улов» составил 670 различных онлайн-продуктов, разработанных 280 музеями. В выборку попали лишь образовательные ресурсы, включающие аудиовизуальные и текстовые учебные материалы, и, опционально, методические указания, силлабус, проверочные задания и итоговый сертификат. 

Курс на курсы

Главный вывод — музеи относительно редко разрабатывают «классические» МООС, для соответствующих платформ. Их оказалось всего 84. Несколько шире представлены SPOC — 126 курсов. 

MOOC (Massive open online course) — массовый открытый онлайн-курс на образовательных платформах (Coursera, Stepic). SPOC (Small private online course) — вариант MOOC в виде небольшого закрытого онлайн-курса для малых академических групп. В SPOC всё аудиторное время отводится на взаимодействие преподавателя и учащихся в виде совместной активной деятельности.

Музейные МООС начали появляться с 2013 года, когда Музей современного искусства (Museum of Modern Art, MoMA) создал свой первый курс на образовательной платформе Coursera. Сейчас у МоМА уже 16 курсов (из них 9 доступны на Coursera). Через несколько лет к музеям присоединились и университеты. Они разрабатывали МООС на основе коллекций музеев и, в первую очередь, для их сотрудников. 

Так, школы музейных исследований Университета Лестера и Национального музея Ливерпуля разработали курс «Закулисье музея XXI века» (Behind the Scenes at the 21 st Century Museum). Он предназначен для всех интересующихся устройством музеев и их работы. Однако, на наш взгляд, он лучше подходит для повышения квалификации действующих музейных сотрудников и обучения музейному делу студентов.

В России выбор гораздо меньше. Можно отметить курс «Эксподизайн: проектирование музейной экспозиции в диалогах дизайнера и музеолога», созданный сотрудниками Томского государственного университета для будущих и действующих музейных специалистов. Он посвящен музейному дизайну и вопросам экспозиционно-выставочной деятельности.

Играть и слушать

Наибольшую активность музеи проявили в записи подкастов с образовательным контентом — 263 наименования. А также в разработке мобильных приложений — 155 вариантов. Следует отметить, что хоть и в весьма малом количестве, но музеи создавали и обучающие игры — 42 тайтла. 

Среди них наиболее интересны профессиональные игры, нацеленные на подготовку музейных сотрудников. Например, игра «Музейный профессионал» Государственной Третьяковской галереи, которая раскрывает особенности работы персонала в различных отделах музея — от учетно-хранительского до экспозиционно-выставочного. Или игра «Музей изнутри» Музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме (Санкт-Петербург), освещающая работу хранительского отдела мемориального музея. 

Особого внимания заслуживает игра Mondo Museum, где можно с нуля создать свой собственный музей. Этот проект сочетает в себе жанры экономической стратегии и симулятора реальной музейной жизни.

Как видно, набор образовательных онлайн-инструментов у музеев существенно шире, чем доступный в рамках университетского и последипломного образования. К настоящему времени в музеях сформировалась как система полноценных онлайн-курсов для различных платформ, так и множество различных образовательных онлайн-продуктов. Последние используются либо как самостоятельный элемент дополнительного образования, либо выступают в качестве «строительного материала» для создания MOOС и SPOC. Можно констатировать, что еще в «докарантинную эпоху» музеи уже стали вполне заметным «игроком» на рынке онлайн-образования.

Три тренда

Наше исследование позволило выявить основные тренды, которые будут в ближайшее время определять активность музеев на рынке онлайн-образования. Причем, режим ограничений только ускорит эти процессы.

Первый тренд состоит во всё более активной монетизации музеями своих образовательных онлайн-продуктов. Резко уменьшившиеся в карантинный и посткарантинный периоды доходы музеев дадут импульс для поиска новых способов заработка денег. Здесь музеи могут успешно использовать как уже созданные образовательные продукты, так и новые, для производства которых у них имеется обширный потенциал. Причем доходные продукты будут создаваться не только для онлайна, но и в «гибридных» форматах, сочетающих в себе дистанционные и традиционные формы музейного обучения. 

Данный тезис подтверждается тем фактом, что все найденные нами SPOC предоставляются исключительно на платной основе.

Второй тренд — более широкая кооперация с университетами и другими игроками рынка онлайн-образования. Он пока не набрал силу — среди всех музейных онлайн-продуктов совместно с другими организациями разработано менее 5%. Увеличение кооперации возможно в двух форматах: традиционной совместной разработке онлайн-курсов, а также пока не получившей широкого распространения практики использования в университетских МООС различных информационных, просветительских и образовательных онлайн-продуктов музеев. 

Речь может идти о «встраивании» в МООС элементов оцифрованных музейных коллекций, онлайн-экскурсий, подкастов и обучающих игр. В посткарантинный период можно ожидать существенного обогащения «музейной фактуры», используемой в университетских онлайн-курсах.

Третий тренд заключается в более активном, нежели в настоящее время, выходе музеев на рынок школьного онлайн-образования. Школы пока обеспечены онлайн-ресурсами гораздо слабее, чем вузы. А в музеях, по данным нашего исследования, всего 17% образовательных онлайн-продуктов могут считаться предназначенными для школьного образования. 

Это тем более парадоксально, если учесть, что в большинстве региональных музеев работают методисты по школьному образованию, а организованные группы школьников составляют более половины всех посетителей. Представляется, что в ближайшее время школы совместно с институтами повышения квалификации станут активными партнерами музеев в разработке образовательных онлайн-продуктов, предназначенных для изучения различных предметов.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что музеи подошли к началу пандемии с определенным опытом разработки образовательных онлайн-продуктов. Но, если в докарантинную эпоху их создание было для музеев факультативной деятельностью, то посткарантинные реалии могут сформировать острую потребность в подобной деятельности (самостоятельной или в сотрудничестве с различными партнерами), как приносящей столь необходимые музеям дополнительные доходы.
IQ
 

Авторы исследования:
Валерий Гордин, доктор экономических наук, профессор, заведующий Лабораторией экономики культуры НИУ «Высшая школа экономики», Санкт-Петербург
Ирина Сизова, кандидат исторических наук, научный сотрудник Лаборатории экономики культуры НИУ «Высшая школа экономики», Санкт-Петербург
27 мая