• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Разделяй и властвуй

Почему в Сирии не случилось «арабской весны»?

Wikimedia Commons

Эксперты НИУ ВШЭ в сотрудничестве с другими исследователями рассказали об истории сирийской оппозиции и объяснили, как разобщённость привела в итоге к её поражению в борьбе с Башаром Асадом.

Авторы коллективной монографии «Метаморфозы сирийской оппозиции»: доцент НИУ ВШЭ Леонид Исаев, заведующий Лабораторией мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ ВШЭ Андрей Коротаев, эксперты Российского совета по международным делам Антон Мардасов и Кирилл Семёнов детально изучили последнее десятилетие истории Сирии. Они лично взяли интервью с рядом лидеров оппозиции, в частности с бывшим генералом и директором академии Генштаба Сирии Мохаммадом аль-Хаджем и членом Национального конгресса Курдистана Фархатом Патиевым.

Исследователи проанализировали нынешнюю структуру власти в Сирии и показали, что она принадлежит сейчас, прежде всего, семейному клану Асадов, вытеснившему из системы управления других игроков. Нынешнее сирийское государство далеко от привычных структур власти — это сочетание нескольких родственных групп, каждая из которых контролирует отдельные спецслужбы и значительные подразделения вооруженных сил (иногда — элитные соединения регулярной армии). Все они ведут боевые действия против террористических формирований и вооруженной оппозиции, а также защищают принадлежащие кланам активы от посягательства других кланов.

Напомним, что в конце января 2011 года, почти одновременно с Египтом и Тунисом в Сирии вспыхнули антиправительственные волнения, вызванные экономическим кризисом. Традиционное недовольство тотальной коррупцией усилилось из-за снижения уровня жизни вследствие тяжелой засухи и сокращения пособий. Сигналом для массовых волнений (как и в Тунисе и Йемене) в Сирии стало самосожжение, совершённое курдским оппозиционером Хасаном Али Акле в городе Эль-Хасаке.

Сирийское правительство, отмечают авторы, не извлекло уроков из событий в других арабских странах и прибегло к непропорционально жестокому подавлению волнений, что затруднило выход из кризиса. Через три месяца, когда Дамаск ограничил применение силы, значительная часть граждан страны воспринимала чиновников, армию, полицию и службы безопасности, как собственных врагов, чем воспользовалась оппозиция для развертывания вооруженной борьбы с властью.

Однако детальное изучение оппозиции показывает её разобщенность по политическим и религиозным убеждениям. Разные группы придерживались противоположных мнений о возможности переговоров с режимом Башара Асада, участию внешних сил во внутрисирийском конфликте. Если сирийские коммунистические партии и Национальный координационный комитет за демократические перемены требовали мирного урегулирования конфликта внутри страны без участия иностранцев, то Свободная сирийская армия и оппозиция в эмиграции намеревались активно воспользоваться помощью внешних сил.

Антиасадовское движение имело существенные отличия в зависимости от региона. На северо-западе, юге Сирии, в пригородах Дамаска и в районе Алеппо ключевую роль в разные периоды играли и продолжают играть умеренные и радикальные исламисты, приверженцы светского пути развития. Отдельно в монографии рассматривается ситуация в компактных местах проживания курдов, для которых официальный Дамаск представляется менее опасным противником, чем «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ, запрещенная в РФ экстремистская организация), а также Турция и поддержанные ей парамилитарные формирования, вытеснившие курдов из ряда районов на севере Сирии.

Разобщенность сирийской оппозиции, принципиально разные взгляды отдельных её партий и групп на способы борьбы с властью и будущее развитие страны делали невозможным их объединение. Всё это предопределило непрочность и ситуативность создаваемых коалиций, что неоднократно приводило к вооруженной борьбе между её отдельными частями. Одновременно светские и умеренные элементы в оппозиции вытеснялись более радикальными исламистскими группами.

В 2012-2013 годах, как указали авторы книги, сирийская оппозиция переоценила свои силы и была настолько уверена в будущей победе, что между её лидерами и группировками началась борьба. В результате они не заметили появления новых группировок, способных выступить на стороне Асада — проиранских ополчений «аль-Кудс» и ливанской «Хезболлы», которые изменили катастрофическое для Асада соотношение сил. 

Ещё одной неприятной неожиданностью для сирийской оппозиции стало появление в 2014 году на территории страны хорошо подготовленных вооруженных формирований ИГИЛ (запрещенная в РФ организация). Отряды оппозиции нередко оказывались между двумя враждующими сторонами и уничтожались лучше вооруженными и мотивированными противниками.

Во время наступления сирийской армии и её союзников на Алеппо летом 2016 года радикальная коалиция «Джейш аль-Фатх» под влиянием «Джабхат Фатх аш-Шам» (это название приняла «Джабхат ан-Нусра», запрещенная в РФ организация) отказалась оказать помощь умеренной группе «Фатх Халеб». Из-за отказа направить подкрепления, напряжённость и недоверие в отношениях между коалициями ещё больше усилились. Через несколько месяцев остатки «Фатх Халеб» заключили с властями соглашение, по которому они сдали район и, сохранив стрелковое оружие, выехали с семьями в район Идлиба. 

Падение Алеппо в ноябре 2016 года стало тяжелым ударом по умеренным повстанцам северо-запада Сирии — была разгромлена их наиболее успешная коалиция в этом регионе. Ослабленные умеренные группы вынуждены были войти в коалицию усилившихся радикалов на их условиях.

Далеко не единичными были и вызванные разнообразными причинами боевые действия между разными группами вооруженной оппозиции. Эти столкновения приводили к большим человеческим жертвам и потере территорий, что во многом облегчало сирийским властям борьбу с оппозицией. В частности, в Восточной Гуте противостояние между группировками «Файлак ар-Рахман» и «Джейш аль-Ислам» в марте-апреле 2016 года стоило жизни 500 бойцам оппозиции и позволила правительственным силам отбить значительную территорию у повстанцев.

В апреле 2017 года, спустя ровно год после первой межповстанческой войны в Восточной Гуте, начался новый вооруженный конфликт. Наиболее тяжелые бои шли в районах и пригородах Замалка, Арбин и Бир Савва, которые переходили из рук в руки. Боевые столкновения продолжались до начала июня 2017-го и завершились безрезультатно. По оценкам местных активистов, они стоили жизни более 400 бойцам и гражданским лицам.

Ожесточенные столкновения между радикальными и умеренными группировками оппозиции происходили также в 2018-2019 годах на севере Сирии в регионе Большой Идлиб, где Турция использовала своё влияние для ослабления и максимального взятия под контроль ситуации. Добившись своего, Турция включила бойцов разных группировок в Сирийскую национальную армию, которая участвовала затем в вытеснении курдов из района Африн.

Свою роль в поражение оппозиции внесла и Россия. Действия российских ВКС наносили серьёзный ущерб её формированиям, а переговоры российских военных с вооруженными группировками об их выводе в Идлиб и создании зон деэскалации фрагментировали оппозицию. Из неё выделились группы, склонные к соглашению с властями Сирии.

Можно сказать, что за 10 лет с начала сирийского конфликта оппозиция совершила путь по кругу: будучи относительно консолидированной силой в начале, она превратилась в мозаику самостоятельных группировок и альянсов и вернулась к объединению уже под эгидой внешних сил. Одновременно с этим выросла роль «карманной оппозиции», что можно объяснить возросшей потребностью Башара Асада в имитации политического плюрализма и попытками России растворить «непримиримую» сирийскую оппозицию в массе формально независимых проправительственных партий. Всё большую роль играют и курды, а также связанные с ними оппозиционные движения из регионов на северо-востоке Сирии.

По мнению одного из авторов, Леонида Исаева, сирийская оппозиция, особенно её умеренная и интеллектуально состоятельная часть, оказалась проигравшей стороной конфликта. Однако, как отмечают исследователи, выиграв войну, Дамаск не получил мир. Проблемы, которые привели к революционной ситуации в стране по-прежнему актуальны и требуют решений.
IQ

Автор текста: Аптекарь Павел Александрович, 21 октября