• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Кем стать?

Помехи и сложности выбора будущей профессии в современном мире

ISTOCK

Профессия — одна из основ социальной идентичности человека. Несмотря на размывание границ профессий, их стремительное изменение и нелинейность современных карьерных траекторий, профессиональная идентификация остается крайне важной. В течение жизни человек может сменить множество занятий и неоднократно менять профессию. Однако первый выбор несет особую значимость, так как определяет дальнейшую образовательную траекторию, фиксируя горизонт возможных перспектив. О том, какие трудности ждут юношей и девушек на этом этапе, а также на что им следует обращать внимание в первую очередь и какую информацию игнорировать — рассказывает Вера Мальцева, к.э.н., научный сотрудник Института образования, участница Программы привлечения российских постдоков в НИУ ВШЭ.



Вера Мальцева,
к.э.н., научный сотрудник Института образования,
участница Программы привлечения российских
постдоков в НИУ ВШЭ




На выбор профессии влияет доступная для принятия решения информация. Казалось бы, что может быть проще — цифровой мир сделал информацию доступной всем и в любое время. Можно заглянуть в популярные атласы и списки перспективных профессий или на сайт агрегаторов вакансий — и остается только выбрать интересующее занятие и запланировать образовательный маршрут. Однако в реальности выбор профессии не так прост. 

Есть два осложняющих обстоятельства: неполнота информации о перспективах профессий и неравенство в доступе к информации. Выбирать профессию приходится из ограниченного списка, сформированного под воздействием социально-экономических характеристик семьи, не обладая полной информацией о перспективах рынка труда и сути других профессий.

Почему существующие прогнозы профессий — плохие советчики?

Популярность темы будущего рынка труда и профессий лишь немного уступает популярности прогнозов погоды. С 2010-х в мире наблюдается бум исследований в области профессий будущего: авторитетные организации и аналитические центры регулярно выпускают всевозможные атласы и списки профессий. Однако информация о профессиях, которые будут актуальны завтра, крайне неоднородна и неоднозначна ввиду методологических особенностей составления прогнозов. Может показаться, что все это — избыточные, технические детали, которые напрямую не сказываются на выборе родителей и школьников, но прогнозы формируют информационный фон для принятия решения и влияют на понимание актуальной карьерной иерархии.

В большинстве источников метрикой «перспективности» профессии выступает темп создания новых рабочих мест.

Прогнозы призваны дать ответ на вопрос «смогу ли я найти работу по этой профессии через n-лет?». Однако часто лишь агрегированно (не принимая в расчёт, где вы живёте), что в ряде случаев сводит к нулю полезность подобных справочников. Также существующие прогнозы упускают другие важные характеристики профессии: заработок, место в карьерной иерархии, престиж профессии, перспективы карьерного развития.

Даже используя одну метрику «перспективности», сопоставление информации из существующих источников не позволяет получить единой картины наиболее перспективных профессий. Виной тому различия в трактовке перспективной профессии и методологии прогнозирования, которые создают смещения в результатах прогноза.

Есть два угла зрения на перспективные профессии — из условного «сейчас» и из «будущего». В первом случае перспективная профессия выступает синонимом востребованной в настоящий момент на рынке труда. Эта группа профессий хорошо считывается по индикаторам развития рынка труда — динамике занятости, вакансий, опросах, а также в стратегических документах о социально-экономическом и научно-техническом развитии.

Во втором подходе перспективная профессия приравнивается к профессии будущего, то есть той, которая на национальном рынке ещё не представлена или только появляется. При этом есть основания полагать, что эти профессии будут развиваться в будущем, так как это соответствует мировым тенденциям, в том числе отраслевым прогнозам.

Эта развилка в подходах проявляется в методиках выявления перспективных профессий. Чтобы определить перспективные профессии (в значении «востребованные»), применяется эконометрическое прогнозирование занятости в рамках действующей квалификационной сетки, интеллектуальный анализ вакансий, а также опрос участников рынка, прежде всего ключевых работодателей. 

Если же избрана трактовка перспективной профессии как профессии будущего, то в этом случае применяется экстраполяция мировых трендов или технология форсайт-прогнозирования. Если сравнить списки профессий из источников, использующих одну трактовку перспективной профессии, но разные методики выявления, то всё равно удается обнаружить лишь единичные пересечения.

Различия в списках перспективных профессий на рынке США

Место профессии в списке

Burning Glass Technologies

(данные вакансий)

LinkedIn

(данные вакансий)

Минтруд США

(эконометрический прогноз занятости)

1

Медсестра

Специалист по искусственному интеллекту

Установщик солнечных фотоэлементов

2

Разработчик программного обеспечения

Инженер-робототехник

Техник по обслуживанию ветротурбин

3

Торговый представитель

Аналитик данных

Сиделка, няня

4

Специалист по работе с пользователями

Full-stack разработчик

Помощник по дому

5

Секретарь офиса

Специалист по работе с пользователями

Специалист по информационной безопасности

Источник: автор на основе Burning Glass Technologies ReportLinkedIn Emerging Jobs ReportU.S. Bureau of Labor Statistics

Но и эти нестыковки — лишь верхушка айсберга. Существующие прогнозы измеряют лишь то, что измеримо — для чего есть устоявшаяся и надёжная метрика. Это приводит к тому, что в списках и прогнозах можно не обнаружить профессии и виды занятий, которые появились недавно и ещё не устоялись. Тенденции последних десятилетий, когда креативность стала стимулироваться быстрой монетизацией, а рутинный труд стремительно утрачивает привлекательность, ускорили развитие неформальной занятости, фриланса, различных форматов креативной занятости и предпринимательства. Многие из этих видов занятости пока не отражены в классификаторах профессий, а значит не могут быть подвергнуты стандартному прогнозированию занятости, и во многом остаются невидимыми, «не-валидизированными» для выбора.

Неодинаковый доступ к информированному выбору профессии

Доступ к информации неодинаков, и во многом это вопрос социально-экономического неравенства. Для ознакомления с результатами прогнозов рынка труда и профессий необходим определенный уровень когнитивных навыков, а также цифровой грамотности. Это означает, что для выходцев из семей с невысоким уровнем образования и социально-экономическим статусом доступ к такой информации ограничен. 

Помимо нахождения в информационном вакууме, вызванном как объективным отсутствием полной и однозначной картины будущего рынка труда, так и обозначенным выше барьером, рациональность выбора школьника и его родителей ограничена так называемым «символическим горизонтом». Эти границы определяются социальным и культурным капиталом, что в конечном счёте означает: «выбираю из того, что вижу вокруг и считаю приемлемым для себя».

Российские и международные исследования подтверждают — на образовательные амбиции школьников (после школы в колледж или в вуз, в селективный или неселективный вуз) влияет не столько успеваемость, сколько социально-экономический статус семьи, который сказывается на восприятии личной «планки» и горизонта перспектив. Это неравенство транслируется и в выбираемые профессии. На сглаживание этого неравенства в практике многих стран работает ранняя профессиональная ориентация (устойчивый термин —  карьерно-образовательная навигация).

Грамотная и тонко настроенная профориентация становится ресурсом для информированного выбора образования и карьеры, возможностью расширить горизонт альтернатив за пределы транслируемых статусом семьи. Поэтому в школах большинства развитых стран помимо учителей и психологов в штате обязательно состоят карьерные консультанты, в задачи которых входит выявление склонностей ребёнка, помощь в информированном выборе и выстраивании индивидуального маршрута.

При этом особенно важно, что профориентация в большинстве стран проводится по всему перечню существующих профессий, не замыкаясь на списках наиболее перспективных. Например, в США профориентационный ресурс My Neхt Move включает более 900 профессий, которые формируют национальный классификатор профессий.

Как тогда выбирать?

В контексте этих ограничений опора лишь на прогнозы и списки перспективных профессий не выглядит лучшей стратегией. С одной стороны, велика вероятность, что в этих списках просто не найдется интересующей профессии и сферы занятия, что не отменяет её «перспективность» с иных позиций. С другой стороны, прицельно выбрав профессию из множащихся списков профессий будущего, можно оказаться в ловушке краткосрочного тренда или ошибок прогнозирования.

Поэтому при выборе «куда и на кого идти учиться» важно ориентироваться прежде всего на свои интересы и склонности, и здесь могут быть полезны профессиональные пробы и поиск ролевых моделей в интересующей области. Также важно учитывать, что будущий карьерный успех и заработки зависят не только от выбранной специальности, но и от среды обучения («качества» вуза и его студентов), социального и культурного капитала семьи и других факторов, которые не имеют отношения к выбранной профессии.

Учитывая, что образовательный и карьерный выбор осложнён социально-экономическими факторами, особенно остро стоит вопрос о не-универсалистской профориентации — тонко настроенной под социальный бэкграунд и просвещающей навигации в логике высоких целей и расширения возможностей для каждого.
IQ


Материалы колонки основаны на исследовании, которое автор проводила в проекте по созданию карты и профилей профессий для карьерно-образовательной навигации российских школьников, участвующих в проекте Билет в будущее. Билет в будущее — это площадка ранней профориентации, созданная в 2018 году по инициативе Президента РФ, и включенная в  федеральный проект «Успех каждого ребенка» в рамках национального проекта «Образование».

Автор текста: Мальцева Вера Андреевна, 19 марта