• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Герб, скипидар и держава

Что студенты непрофильных вузов знают об истории России

«Союз спасения» 2019 год

Ахилл, Александр Македонский, Наполеон — деятели отечественной истории. Отечественная война 1812 года и Первая мировая — одно и то же. Екатерина II неотличима от Екатерины I. «Преступление и наказание» и «Война и мир» повествуют о событиях Первой мировой. Такие представления об отечественной истории у студентов-медиков выявили Тимур Хусяинов из НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде и Ефим Агарин из Приволжского исследовательского медицинского университета. Конечно, подобных казусов не так много, и вчерашние абитуриенты в целом имеют знания о прошлом нашей страны. Правда, чаще всего фрагментарные и идеологизированные.

Сеченов и Меченов

Интерес к истории у студентов есть, но уровень грамотности в этой области невысок. Представления о прошлом страны часто политизированы и почерпнуты из художественных фильмов. Стремления изучать разные интерпретации событий часто нет. Такова, вкратце, ситуация со знаниями студентов-медиков по истории, отмечают старший преподаватель, заместитель декана факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде Тимур Хусяинов и старший преподаватель Приволжского исследовательского медицинского университета (ПИМУ) Ефим Агарин. На таком фоне встречаются разнообразные казусы. Вот один из наиболее показательных.

«При Иване III у нашей страны появилась государственная символика — герб, скипидар и держава», — записал один из студентов-медиков в тетради после лекции по истории. Речь, конечно, о скипетре.

С одной стороны, это просто ляпсус. С другой — симптом, незнание хрестоматийных вещей, которое многое говорит о преподавании истории в школе. Исследование Хусяинова и Агарина — по сути, срез школьных знаний. Студенты-первокурсники ПИМУ, участвовавшие в нём, анкетировались в сентябре, на самом старте учёбы в вузе.

Из рассказов учителей известно, что школьники часто не различают царей Александров разной очерёдности или двух императриц Екатерин. Пётр II и Пётр III для кого-то — тоже один и тот же персонаж. Бывает, знаменитых физиологов Ивана Сеченова и Илью Мечникова зарифмовывают: Сеченов и Меченов. Или наоборот: Сечников и Мечников.

Хотя исторические знания популяризируются, есть много просветительских ресурсов — в том числе, в помощь учителям, изучение истории в школе оставляет желать лучшего. С учебниками ситуация двоякая: есть разные их варианты, в том числе довольно удачные. Но нередко даже в них повествование сбивчиво, есть смысловые лакуны. 

Усвоить материал непросто: курс сжат либо подан фрагментарно. Много места отведено войнам и мало — науке и культуре. «Мы часто не успеваем пройти эти параграфы об искусстве, — говорит IQ.HSE учитель истории Анна К. — Многие коллеги просто задают детям доклады или рефераты по этим темам. Но важнее изучать международные процессы и внутренние дела в стране».

Разнообразие интерпретаций на уроках — большая роскошь. «На это просто нет времени. Если кто-то из учеников правда интересуется разными точками зрения [на события], всегда можно дать ссылки, где смотреть материал. Но большинству это не нужно», — поясняет Анна. С другой стороны, добавляет она, совсем равнодушных к истории учеников обычно мало (эту ситуацию подтверждают и исследования).

А те, кто интересуется прошлым России, часто черпают информацию отнюдь не из учебников, а из фильмов, книг, интернета. Преподавательница истории, Наталья Ш., считает: «Хорошо, что школьники хоть как-то задумываются о прошлом. Пусть не по учебникам, а по фильмам. Или по письмам бабушек и дедушек. Важно, чтобы вообще интерес к прошлому был. А там уже и разные версии событий в поле зрения появятся». Но нередко у школьников нет даже базовых знаний по истории, и в СМИ они ищут «не исторические сюжеты», подчеркивает собеседница IQ.HSE.

Конструируемое прошлое

Медиатизация истории — отдельная большая тема. Есть любопытные исследования кинематографической мемориализации Октябрьской революции 1917 года и Гражданской войны, Отечественной войны 1812 года. Другая группа учёных изучала, как сетевые ресурсы конструируют образ русского Средневековья и какие исторические личности в соцсетях особенно популярны (судя по числу хештегов). Так, например, самый упоминаемый во «ВКонтакте» и Instagram — Владимир Святой. За ним следует Александр Невский. В топ-5 есть также Пётр и Феврония. А вот Дмитрий Донской и Иван Грозный не всегда входят в первую пятерку.

«То, как в медиа подаются исторические события, часто совершенно нереально, но школьники верят такому контенту, — сетует Анна К. — Я это увидела в случае с “Викингом” [фильмом о Владимире Святом] и Союзом спасения” [о декабристах]». Собеседница IQ.HSE добавляет: «Почитают в Дзене, посмотрят сериалы, или у них игры компьютерные [с историческим сюжетом]. А потом в голове винегрет». Её коллега Наталья Ш. возражает: «На мой взгляд, история нужна для того, чтобы учить думать, делать выводы. И если привычные детям интернет-ресурсы в этом плане работают, то и слава богу».

В то же время, отсутствие базовых знаний может обернуться спекулятивным подходом к прошлому, при котором «интерпретация становится важнее самого события». И представление человека о прошлом своей страны оказывается не просто неполным, но и эклектичным. «Даже у хороших учеников, у которых история — профильная, иногда мешанина в голове, — говорит Наталья Ш. — Они что-то знают, читали, но вот сравнения провести, поискать причины событий — уже в напряг». Анна К. рассказывает: «У детей часто идеологизированная версия событий. Учебники такие, да и кино, и интернет». В самых разных ресурсах прошлое часто милитаризовано.

Для студентов-медиков история — непрофильный предмет, и в школе они едва ли глубоко изучали его. Но базовые знания, по логике вещей, всё же должны быть у любого студента. 

Представления первокурсников о прошлом страны изучались в течение четырёх лет — с 2016 по 2019 год. Число опрошенных варьировалось по годам от 203 до 255 (при общей численности курса 550-650 человек). Среди них были учащиеся как с высокими баллами ЕГЭ, так и со средней успеваемостью.

Царство раздробленности

Прежде всего студентов просили расставить в хронологическом порядке разные периоды отечественной истории (от Киевской Руси до СССР и современной России). С 2016 по 2019 год доля учащихся, ответивших правильно, снизилась с 48,3% до 39,6%. Самые распространённые ошибки:

 феодальная раздробленность якобы предшествовала Киевской Руси (в среднем 27,3% ответов);

 сначала было Московское царство, а затем раздробленность — перед становлением Российской империи (в среднем 14,5% ответов). 

Исследователи объясняют эти ошибки тремя обстоятельствами. Во-первых, средневековую Русь изучают в 6-7 классах, а в старшей школе повторяют не всегда качественно, так что материал может забыться. Во-вторых, ранним периодам обычно уделяют меньше внимания. В-третьих, реалии Средневековья могут быть в принципе сложны для восприятия.

В анкетировании 2019 года студентов спрашивали, интересовались ли они отечественной историей. «Некоторой неожиданностью стало практически полное отсутствие взаимосвязи между интересом респондентов к истории и их способностью верно воспроизвести последовательность её периодов», — отмечают исследователи.

Военная история

Среди часто освещаемых в кино событий — Первая мировая война, Октябрьская революция и Гражданская война, Великая Отечественная, сталинская эпоха, а также события XIX века — прежде всего, Отечественная война 1812 года.

В анкетах 2017 и 2018 годов студентов просили перечислить пять современных кинолент, в которых отражены реальные исторические события. Самой популярной оказалась картина «А зори здесь тихие» (2015) — её оба раза упомянули более 50% респондентов (55,5% в 2017 и 50,2% в 2018 году). Много упоминаний приходится и на фильмы (в порядке убывания) «Сталинград», «Война и мир», «Битва за Севастополь», «Батальонъ», «Тихий Дон». 

Рейтинг популярности фильмов (2016 год)

Источник: исследование Т.Хусяинова и Е.Агарина

Рейтинг популярности фильмов (2017 год)

Источник: исследование Т.Хусяинова и Е.Агарина

Рейтинг популярности фильмов (2018 год)

Источник: исследование Т.Хусяинова и Е.Агарина

В ответах преобладали произведения о войне, в особенности — Великой Отечественной. Популярными были «Брестская крепость», «В бой идут одни старики», «28 панфиловцев», «Они сражались за родину», «Адмирал», «Туман», «Собибор». Исключение — сериал «Великая» о Екатерине II (7-е и 6-е места во числу упоминаний в 2017 и 2018 годах).

Любопытный нюанс: респонденты знакомы с советскими классическими фильмами («Война и мир», «Они сражались за родину», «В бой идут одни старики»). Возможно, это влияние родителей? Исследователи считают, что «интерес к советскому кино объясняется низкой репутацией современного российского кинематографа, и на этом фоне положительные отзывы родителей о советских фильмах (особенно про войну) действуют на респондентов сильнее». 

При этом не обошлось без казусов. Некоторые респонденты (8,4% в 2018 году) утверждали, что «Война и мир» рассказывает о Первой мировой войне. «Скорее всего, причина тому — не плохое знакомство с произведением Льва Толстого, а простое незнание того, что Отечественная война 1812 года и Первая мировая война являются разными событиями», — считают исследователи.

Литературная оптика

Среди пяти произведений художественной литературы с историческим сюжетом респонденты называли классические, из школьной программы. Вне конкуренции оказался роман-эпопея Льва Толстого «Война и мир» — с 88,6% голосов в 2017 году и 90,6% в 2018 году. Почти одинаково популярны «Тихий Дон» Михаила Шолохова и «А зори здесь тихие» Бориса Васильева. Замыкают топ-5 «Капитанская дочка» Александра Пушкина и «Судьба человека» Михаила Шолохова.

Рейтинг популярности литературных произведений (2016 год)

Источник: исследование Т.Хусяинова и Е.Агарина

Рейтинг популярности литературных произведений (2017 год)

Источник: исследование Т.Хусяинова и Е.Агарина

Рейтинг популярности литературных произведений (2018 год)

Источник: исследование Т.Хусяинова и Е.Агарина

Любопытно, что почти тот же список назвали студенты нескольких московских вузов в качестве лучших исторических романов, согласно опросу лаборатории социологических исследований НИУ МЭИ. «По-видимому, эти произведения оказывают наиболее сильное влияние на формирование образа прошлого не только у респондентов нашего исследования, но и у россиян в целом», — комментируют исследователи.

При этом с соотнесением произведений и исторических событий, фигурировавших в них, случались ляпы. Кто-то полагал, что «Герой нашего времени» рассказывает о Великой Отечественной, а «Преступление и наказание» — о Первой мировой. «В моей практике был случай, когда поэму Пушкина “Полтава” связывали с Первой мировой. А в “Капитанской дочке” якобы действовал Стенька Разин», — рассказывает Наталья Ш.

От «Викинга» до Ильича

Респондентов просили назвать пять самых ярких и значимых деятелей российской истории (сумма процентов могла, соответственно, превышать 100). В 2016 году лидером был Владимир Ленин (его упомянули 57,6% респондентов). В 2017 году акценты сместились: первенствовал Пётр I (60,2%), а у Ленина и Сталина было примерно одинаковое количество голосов (55,9% и 55,5%). В 2018-2019 годах рейтинг Петра I возрос ещё больше — 77,8% и 86,7% опрошенных. Ленин и Сталин также во многом сохраняли позиции: 52,9% и 49,8% соответственно.

Екатерина II также все годы входила в топ-5 исторических личностей. Доля «екатерининских» голосов колебалась в разные годы, но в 2019 году по сравнению с 2018-м произошел резкий скачок — с 27,1% до 52,9% (эта популярность может быть отчасти связана с тем, что среди респондентов преобладали девушки). Иван Грозный тоже стал чаще упоминаться в последние три года опросов и держался на 5-6 местах. В 2018 году он набрал 25,1%, а в 2019 — 44,5% голосов.

Все четыре раза в десятку самых значимых деятелей российской истории входили действующий президент Владимир Путин и Михаил Кутузов. Трижды в топ-10 попали Александр II и Николай II. Дважды — Георгий Жуков.

Неожиданное появление в десятке 2018 года Владимира Святого (32,5%, 4-е место) может объясняться празднованием юбилея Крещения Руси (1030 лет). В 2019 году он резко теряет позиции — 12,3%. Частые упоминания Михаила Кутузова, по-видимому, указывают на сравнительно недавнее знакомство опрошенных с его ярким образом в романе «Война и мир».

Исследователи комментируют «рейтинг» так: «В нём представлены авторитарные или просто яркие лидеры нашей страны либо выдающиеся военачальники (Кутузов, Жуков, Александр Невский). Если посмотреть на следующую десятку наиболее упоминаемых персонажей, то это впечатление подтвердится. Там мы встретим Александра Суворова, Александра I, Петра Столыпина, Николая I, Юрия Долгорукого, Елизавету Петровну, Ивана III». 

Деятели науки, искусства, литературы и медицины оказались аутсайдерами списка. Наиболее популярной неполитической фигурой стал Михаил Ломоносов. Число упоминаний его достигло максимума — 9% — в 2017 году, но в 2019 году упало до 3,9%. Единично также упоминались Юрий Гагарин, Александр Пушкин, Лев Толстой, Николай Пирогов и Иван Павлов.

Складывается впечатление, что прошлое представляется студентам почти исключительно «в виде череды правителей и победоносных войн, которые вела наша страна», отмечают исследователи. При этом широкий пласт таких явлений, как социальные движения, культура, образование, наука, занимает в сознании респондентов ничтожно малое место. «Следуя инерции школьной программы, они как будто не задумываются о том, что “история творится не только в правительственных кабинетах и на полях сражений, но и вокруг человека и им самим”», – полагают авторы.

Рандеву с великим

Впрочем, не всегда обрисованная картина однозначна. В анкете 2019 года после вопроса об исторических личностях респондентов спрашивали, с кем из персонажей отечественной истории они хотели бы встретиться. На первый взгляд, ответы были предсказуемы: первые восемь позиций почти полностью совпали с восьмеркой наиболее упоминаемых личностей. А вот 9-е и 10-е места преподнесли сюрприз: на них оказались Ломоносов (2,2%) и Гагарин (1,8%). «По-видимому, эмоциональный субъективный интерес, по крайней мере у части респондентов, вызывают всё же не только трафаретные политические и воинские страницы прошлого», — комментируют исследователи.

Любопытна ещё одна деталь. Респонденты, указавшие Петра I, Сталина, Ленина, Екатерину II в качестве значимых деятелей истории, действительно хотели бы встретиться именно с ними. Однако не со всеми персоналиями дело обстоит именно так. Владимир Святой, Иван Грозный, Михаил Кутузов, Александр II, Александр Невский и Николай II не вызывают у опрошенных желания встретиться с ними. По-видимому, к этим деятелям истории респонденты относятся, скорее, формально.

Любопытно, кого респонденты называли в числе деятелей отечественной истории. В этом ряду оказались Александр Македонский, Ахилл, Наполеон и императрица Елизавета II (которой в истории России не было).

Показательно, что разнообразие ответов последовательно сокращалось от первой к четвёртой волне опросов. В 2016 году хотя бы один раз были упомянуты 110 исторических персонажей, в 2017 — 02, а в 2019 году — уже только 76. Возможно, в эти годы наблюдалась тенденция к стандартизации восприятия прошлого.

Почва для гордости

Исследовалось и патриотическое сознание студентов. Чувство гордости за свою страну рождается, не в последнюю очередь, под влиянием информационной среды, а она обычно идеологизирована. Поэтому ответы респондентов на вопрос, какими сюжетами прошлого стоит гордиться, ожидаемы (можно было назвать три пункта).

В 2019 году в анкетах были получены 548 ответов. Они повторялись, поэтому исследователи разделили их на три группы: внешнеполитические события (в основном, победы в войнах); сюжеты внутренней политики; культурные явления и научные события.

В ответах явно проявилась милитаризованность представлений о прошлом. Внешнеполитическими событиями гордятся 63,9% опрошенных. Внутри этой группы самые частые ответы — победа в Великой Отечественной (34,3%), победа в Отечественной войне 1812 года (11,3%) и над Золотой ордой (4,7%).

Внутриполитические события сильно отстают от первой группы (19,7% ответов). Здесь упоминались отмена крепостного права (7,4%), правление Петра I (4,5%) и Октябрьская революция (2,7%).

Культурные и научные события фигурировали в 16,6% ответов. Лидерами стали полёт Гагарина в космос (6,2%), крещение Руси (5,8%) и открытия в медицине (0,9%). 

Любопытно, что медицинские открытия фактически оказались аутсайдерами «рейтинга». «Думаю, это объясняется тем, что респонденты стали студентами вуза совсем недавно, — говорит Тимур Хусяинов. — К моменту анкетирования они проучились в медицинском лишь одну неделю. Истории медицины у них ещё не было и в помине. В этот момент медицина воспринималась ими как что-то отдельное от истории. Ведь для них суть истории — не наука и культура, а всё те же политические, военные, социально-экономические и другие события». И всё же ответы о медицинских прорывах были, «как и упоминания врачей в качестве деятелей истории, и это немаловажно», подчеркивает исследователь. 

Существует чёткая взаимосвязь между гендером и выбираемыми респондентами событиями прошлого. У девушек гордость больше вызывают события Великой Отечественной войны, победы Александра Невского и отмена крепостного права. Юноши гордятся расширением и укреплением государства — объединением русских земель после раздробленности, а также созданием СССР.

Патриотизм vs знание истории

Выяснилось, что объединением Руси после политической раздробленности и Октябрьской революцией гордятся, в основном, учащиеся, интересующиеся историей (анкета 2019 года). А вот события Великой Отечественной и победы Александра Невского, наоборот, чаще выбирают студенты, менее увлечённые прошлым страны. 

Это может быть связано «с различием в реакции респондентов на частоту упоминания событий в информационном поле», считают исследователи. Учащиеся со слабым интересом к истории сильнее реагируют на популяризацию Великой Отечественной войны в последние годы — кстати, косвенно затрагивающую и военные достижения Александра Невского (образ князя, одолевшего немецко-шведских захватчиков, в массовом сознании порождает ассоциации с победой над нацистской Германией).

«В качестве одного из следствий интереса к истории можно назвать развитие критического мышления, — комментируют авторы. — Поэтому студенты, интересующиеся историей, чаще отступали от скучного для них трафаретного знания».

Однако и при объяснении причин гордости случались забавные казусы. Пятое место по популярности в группе внешнеполитических событий набрал вариант «горжусь победой в Первой мировой войне» (2,1%). «В этом и нескольких других случаях складывается впечатление, что гордость респондентов за прошлое своей страны оставила далеко позади знание её истории», — пишут исследователи.

В представлениях о значимых событиях прошлого заметна эклектичность. В рамках одного ответа могут соседствовать Октябрьская революция — и распад СССР, успехи индустриализации Советского Союза — и перестройка.

История травм

Респондентов просили назвать и сюжеты истории, которые они хотели бы изменить (также три). Их оказалось довольно много, но они чётко делятся на три группы: участие в войнах и другие внешнеполитические неудачи; социальные потрясения и неудачи внутренней политики; трагические эпизоды XIX–XXI веков.

Внешнеполитические события снова лидируют — их касались 50,4% всех ответов. Внутри этой группы на долю войн приходятся 42,2% ответов, а на долю иных внешнеполитических неудач — 8,2%. Самым упоминаемым событием вновь стала Великая Отечественная (20,9% ответов). Далее с отрывом идут Первая мировая (7,6%), Отечественная война 1812 года (3,4%), продажа Аляски (3,4%), Русско-японская война (3,2%) и татаро-монгольское иго (2,3%).

Социальные потрясения упоминались в 43,3% ответов. Причём два самых упоминаемых события в каком-то смысле противоположны. Это, с одной стороны, революция 1917 года с последовавшей за ней Гражданской войной (11,9% ответов), а с другой — распад СССР (9,4%). Другие сюжеты этой группы — сталинские репрессии (5,7%), Смута (4,3%), крепостное право (4,1%), политика государства в 1990-е годы (1,8%).

Доля сюжетов третьей группы (трагические эпизоды) в ответах невелика — лишь 4,8%. Упоминаются авария на Чернобыльской АЭС (2% ответов) и теракты в России в начале XXI века (1,1%).

На первый взгляд кажется, что сожаление респондентов об участии страны в войнах проистекает из понимания того, что почти любая война — трагедия. Однако при взгляде на список сюжетов первой группы становится ясно, что не о войнах как таковых респонденты сожалеют, а о войнах, не выигранных страной.

Кроме Русско-японской войны и борьбы с татаро-монголами, респонденты упоминают Крымскую, советско-финскую, «холодную» и Афганскую войны. С Великой Отечественной ситуация такая. Из тех, кто сожалеет об участии страны в ней, часть респондентов подразумевает прежде всего не саму трагедию, а неготовность к войне. Похожее умозаключение можно сделать и об отношении респондентов к войне с Наполеоном.

Складывается впечатление, что многие студенты интересуются в прошлом лишь победами и не задумываются о том, какую цену заплатила за них страна, отмечают исследователи.

Если соотнести ответы на вышеуказанные вопросы, то получается, что респондентов, которые гордятся победой в Великой Отечественной, явно больше, чем тех, кто хотел бы избежать жертв в войне. Другие исследования поддерживают впечатление о том, что поучительны для молодёжи только успехи.

Камуфляж под белым халатом

В ответах на «травматичный» вопрос ощутимо проявились эклектичность и противоречивость восприятия прошлого. Так, в ответах соседствовали сожаления об Октябрьской революции 1917 года — и о распаде СССР. Ощущение эклектичности усиливается, если сопоставить упоминания событий-травм с сюжетами, которыми стоит гордиться.

Так, один и тот же респондент может гордиться победой в Великой Отечественной и жалеть о появлении СССР, восторгаться успехами советской экономики и сопереживать жертвам сталинских лагерей. Или же негодовать по поводу политики России в 1990-е годы и одобрять распад СССР.

Подобное наблюдение есть и в других исследованиях. «Сюжеты прошлого страны воспринимаются многими респондентами разобщенно, вне их связи с предшествовавшими событиями и их современным контекстом», — пишут исследователи.

Не удивительно, что комментарии студентов к ответам зачастую обрывочны и внутренне противоречивы. Иными словами, какая-либо единая картина истории, с причинно-следственными связями, не складывается. А если и складывается, то она «защитного цвета» — в стиле милитари.

К счастью, студенты-медики по плану изучают и историю медицины. А она наглядно продемонстрирует им, что прошлое человечества — это не только череда войн и побед государства, не только и не столько полевая хирургия и операции в военных госпиталях, но и развитие созидательного, мирного научного знания о человеке.
IQ

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 5 апреля