• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Формула идеального руководителя

Скажи мне, во что ты играешь, и я скажу, какая у тебя склонность к риску!

ISTOCK

Почему склонность к риску важное качество для руководителей компаний? Как его можно выявить с помощью математики, и как — всего лишь с помощью одного вопроса на собеседовании — объясняет доцент факультета экономических наук и старший научный сотрудник Международного центра анализа и выбора решений НИУ ВШЭ Генрих Пеникас в пятнадцатом выпуске рубрики «Экономист на диване».



Генрих Пеникас,
доцент факультета экономических наук,
старший научный сотрудник
Международной научно-учебной лаборатории
анализа и выбора решений НИУ ВШЭ


В 2021 году исполняется 100 лет со дня рождения выдающегося экономиста и математика Кеннета Эрроу — одного из первых нобелевских лауреатов по экономике. Ему вручили премию в далёком 1972 году. Спустя 40 лет после награждения, Евгений Григорьевич Ясин пригласил его в НИУ ВШЭ на Апрельскую международную научную конференцию (кстати, она скоро вновь будет в Вышке!). На фотографии ниже он отвечает на наши вопросы.

Вклад профессора Эрроу в науку разнообразен. Здесь и теория принятия решений, и модели общего равновесия. Кроме того, он предложил способ определения склонности человека к риску. Формально его назвали коэффициентом Эрроу-Пратта. По его значениям можно понять: склонен человек к риску, не склонен или нейтрален.

И всё было бы хорошо с этим коэффициентом, однако для его расчета нужно знать функцию полезности человека. Хотя концептуально такая функция может быть и понятна, но в жизни мы её нигде не можем увидеть. В нашем распоряжении есть только фактический выбор (помните, наш самый первый сюжет, когда человек говорит, что ему не нравится Феррари?).

При этом само понятие склонности к риску очень важно в экономике. С одной стороны, говорят, что руководителями компаний должны быть женщины, поскольку они менее склонны к риску. Это значит, что они не примут избыточный риск. Например, не возьмут непомерные суммы в долг (мы помним из предыдущего сюжета, что брать в долг стоит только относительно небольшие суммы, которые будут продаваться на рынке). В итоге, компания будет долгосрочно устойчиво развиваться. 

С другой стороны, совсем не принимать риск руководителю нельзя. Если руководитель не будет склонным к риску, то предприятие не будет инвестировать, выходить на новые рынке, запускать инновационные продукты. Как результат —  не будет получать прибыль, а значит не сможет дальше функционировать. Таким образом, склонность к риску обязательна должна быть, но невысокая. Как же её определить, если функция полезности не написана у человека в резюме?

Выход есть. Можно ненавязчиво предложить кандидату на должность руководителя фирмы поиграть. Да, да, поиграть! Только предварительно спросив, во что именно он хочет сыграть. Если человек выберет кости или покер, то явно он или она склонен к риску. Если выберет шахматы, то, видимо, осторожен. Или, по крайней мере, притворился таким. А что же выбрать нейтральному к риску? Ведь, по идее, такая игра должна совмещать кости и шахматы?

Всё верно! Только сегодня нейтральному к риску действительно в такую игру не сыграть. А вот если бы он или она пришли на собеседование веке в VI н.э., то нужная игра для них бы нашлась. Называлась она Чатуранга. В ней шахматные фигуры двигались не в рамках разрешённого по правилам числа ходов, а на столько клеток, сколько выпало на кубиках. Правда, людям это быстро стало скучно. Игра долго развивалась. Постепенно от смеси костей и шахмат отказались. В итоге и современные кости, и современные шахматы стали динамичнее и интереснее.

Чем этот сюжет интересен для экономики? Практически во всех экономических моделях предполагается, что люди — нейтральные к риску. Тот же коэффициент Эрроу-Пратта в таком случае проще всего посчитать. И все математические выкладки легче сделать в таких моделях. Правда, остаётся вопрос — насколько они соответствуют жизни (надеюсь, вы помните одну из наших дискуссий, что реалистичные модели могут быть бесполезными, а полезные — нереалистичными).

Сам же профессор Эрроу ещё 50 лет назад говорил о том, что людей надо различать по склонности к риску, не ограничиваясь нейтральными, если мы хотим иметь полезные экономические модели. Ведь реальные люди даже отказались от формата игр для нейтральных к риску более 15 веков назад, чтобы было интереснее.

Поэтому я уверен, что экономические модели тоже уйдут от нейтральных к риску агентов. Тогда модели станут интереснее и полезнее! Единственное, надеюсь, что нам с вами не придётся ждать ещё полтора тысячелетия веков до того, как это произойдёт!
IQ

 

Также читайте
Автор текста: Пеникас Генрих Иозович, 9 апреля