• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Эркюль Пуаро и инвестиции на фондовом рынке

Детективная история о журавле в небе или синице в руках

Эркюль Пуаро

Как события реальной экономической жизни преломляются в художественной литературе? Зачем люди вкладывают деньги в финансовые пузыри? И почему от растущих акций нужно вовремя избавляться? Объясняет доцент факультета экономических наук и старший научный сотрудник Международного центра анализа и выбора решений НИУ ВШЭ Генрих Пеникас в шестом выпуске рубрики «Экономист на диване».



Генрих Пеникас,
доцент факультета экономических наук,
старший научный сотрудник
Международной научно-учебной лаборатории
анализа и выбора решений НИУ ВШЭ


Недавно я прочитал следующие строки в романе Агаты Кристи:

— Я мог бы [побывать в Южной Америке; говорит англичанин]… Но я оказался дураком и даже хуже — жадиной. И я решил выбрать синицу в руках, а не журавля в небе.

— Вас я понимаю, — произнес мистер Пэррот [как выяснится позже, он же Пуаро]. — Вы купили акции?

Во многих сюжетах к Пуаро приходили неожиданные мысли, он делал нестандартные выводы. Есть ли что-то подобное и здесь или это просто красивая метафора, которую использовала Агата Кристи? Давайте попробуем разобраться.

С одной стороны, выражение «синица в руках» означает что-то менее доходное, но и менее рискованное. Журавль же — это что-то недостижимое. С другой стороны, «жадина» может означать, что персонаж книги не захотел понести крупные расходы во время путешествия от Англии до Южной Америки, но, напротив, будучи по своей природе алчным, возжелал приумножить капиталы и поживиться, получить легкие деньги. Вы можете вспомнить подобные желания и у героев романа Эмиля Золя «Деньги», которые мы обсуждали ранее.

Поэтому, чтобы решить, о чём же могла идти речь, нам нужно предпринять то, без чего немыслимо ни одно детективное расследование, как впрочем и ни одно экономическое исследование. Нам нужно сверить наши гипотезы с фактами.

Приведенный диалог Пуаро ведёт с доктором Шеппардом в романе «Убийство Роджера Экройда». Агата Кристи написала его в 1926 году. Давайте посмотрим, что творилось на фондовой бирже в те времена. Ведь это был уникальный период накануне Великой Депрессии.

В книге Ирвинга Варшоу от 1930 года — в ней есть уникальное описание происхождения термина «короткие продажи», о которых мы писали ранее, обсуждая финансовых «зверей» — представлена динамика котировок акций с 1887 по 1929 годы. Таким образом, четвёртый столбец справа соответствует 1926 году, когда Агата Кристи писала свой роман. Посмотрите, что можно сказать о динамике акций до этого момента и после:

Цены акций колебались примерно на одном уровне и незначительно стали расти в 1923-1926 годах. Затем они выросли ещё больше в 1927-1929 годах. Правда, несмотря на резкий рост в среднем на +50% к 1929 году, в ходе Великой Депрессии, к 1932 году, акции упали на 70% от уровня 1927 года, по данным finance.yahoo.com.

Таким образом, думаю, что Агата Кристи была права, когда писала, что доктор Шеппард вложился в акции из-за жадности. Видя, что ценные бумаги начали расти в среднем с 1923-1926 годов, он, как и многие, ожидали продолжения ажиотажного роста котировок. Это было в XVIII веке у Золя, это повторяется и сегодня в многочисленных финансовых пирамидах. Поэтому, возвращаясь к первому диалогу, вероятнее всего, что доктор Шеппард лукавил, когда жаловался на то, что согласился на синицу, вложившись в акции. Как позже выяснится, он же лукавил и в том, что не знает убийцы Роджера Экройда!

Если вы задумались над тем, чем все-таки являются вложения в акции, ответьте на один вопрос и выберите наиболее близкий для вас вариант ответа.

Автор текста: Пеникас Генрих Иозович, 19 января