• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Обрастая услугами

Как промышленность осваивает сервис и зачем это нужно государству

Иллюстрации и инфографика Дарьи Делоне

Если по фабрике водят экскурсии, а гиды — её штатные сотрудники, значит, здесь развивают промышленный туризм, достаточно редкую, но одну из многих услуг, которые производители оказывают помимо своей основной деятельности. Сегодня сервисизацией заняты 88% отечественных предприятий обрабатывающих отраслей. Что она дает бизнесу и стране, изучили* в Центре исследований структурной политики НИУ ВШЭ. Итоги работы, основанной на российской и международной статистике, оценке результативности компаний и интервью с их представителями, озвучили на XXIII Ясинской (Апрельской) международной научной конференции, организованной НИУ ВШЭ.

Польза для успешных

Сервисизация — это процесс, когда предприятие не только изготавливает продукцию, но создает, продаёт (в том числе на экспорт) и покупает на стороне (аутсорсинг) связанные с ней услуги. Они могут предлагаться в «комплекте» с товаром. Могут быть базовыми, направленными на улучшение его состояния, или расширенными — на улучшение возможностей. Но главное, что это не обуза, а дополнительный ресурс развития.

Как изучали?

Уровень сервисизации высчитывался по базе данных Ruslana Bureau Van Dijk на выборке из почти 23 тысяч предприятий за 2011–2019 годы. Анализировались показатели компаний: выручка, численность занятых, себестоимость производства, стоимость основных средств и экспорта. Для оценки эффектов от сервисизации использовано два индикатора: производительность труда и совокупная факторная производительность (TFP).

Успешный промышленник — тот, кто сопровождает товар по всей цепочке создания стоимости (то есть на всех этапах производства и доставки потребителю), а рынок сервисизации развивается такими темпами, что прибыль от услуг способна значительно превзойти прибыль от выпущенного продукта.

Для примера автомобилестроение. Доля сервисов в предложении российского автопрома одна из самых высоких в сегменте «обработки» — около 40%. Основных видов услуг — несколько десятков. Здесь как традиционные (тест-драйвы, техобслуживание, обучение автовладельцев, страхование и проч.), так и развившиеся в последнее десятилетие (каршеринг, долгосрочная аренда, зарядка электромобилей и проч.) или только зарождающиеся (исследования по созданию беспилотников, карпулинг и проч.).

В целом, в зависимости от шагов в цепочке создания стоимости, выделяют шесть типов услуг:

 услуги по созданию производства;

 предпроизводственные;

 производственные;

 постпроизводственные (в отношении добавления стоимости произведенному товару);

 постпродажные;

 услуги back-office.


Потерянные скорости

Сервисизация зависит от роста и степени эффективности (производительности) сферы услуг. Вклад последней в мировую добавленную стоимость в 1970 году был 61%, в 2019 году — 68%. За минувшие полвека по динамике роста услуги обогнали промышленность во всех группах стран. При этом скоростью прироста выделялись развивающиеся экономики, а по доле сегмента в ВВП лидировали развитые — около 75%.

Россия на траекторию, схожую с остальными государствами, смогла выйти только в 2000-х. Долгое время движение тормозилось падением реальных доходов населения в 1990-х. Сектор услуг сокращался и лишь в 2002-м превысил уровень 1992 года.

Дальше случился кризис 2008–2009 и началось замедление. В результате с 2011 года Россию по темпам роста добавленной стоимости в этой отрасли обогнала Румыния, с 2018 — Венгрия.

За последние 10 лет не удалось сократить отставание и в производительности сегмента. В 2000–2019 годах в России она выросла совокупно в 1,6 раза (примерно 2,5% ежегодно), но осталась в пять-шесть раз ниже, чем в США и Германии, в два раза ниже, чем в Чехии или Словакии.

Первым делом — торговать

 

Чаще всего обрабатывающие предприятия в России заняты оптовой и розничной торговлей. В неё вовлечены 41,5% компаний. Следом с большим отставанием идут строительство (13,3%) и операции с недвижимостью (6,6%).

В совокупности эти три вида дают 60% всех предоставляемых услуг. Наименее популярны образование, здравоохранение, финансовые и социальные сервисы (0,4–0,6%).

Из шести ранее описанных типов услуг в разрезе цепочки создания стоимости широкое участие в торговле ставит на первое место постпроизводственные услуги — они есть у 55,2% компаний. На втором за счёт строительства и операций с недвижимостью — производственные, их практикует почти каждый пятый. Доля остальных (предпроизводственных, производственных, постпродажных, back-office ) существенно ниже.

Креатив на экспорт

Сервисизация зависит от размера компании: чем он больше, тем эффект сильнее. Самые существенные различия наблюдаются в услугах back-office — их чаще предоставляют крупные компании (на 16,4% по сравнению с малыми), в производственных (на 13,5%) и услугах по созданию производства (на 9,8%).

Сервисизированных промышленных организаций больше в регионах с высокой долей городского населения и развитой креативной экономикой. Это особенно выражено для интенсивно сервисизированных компаний, те есть с услугами сразу на нескольких этапах цепочки создания стоимости.

Вместе с прибавлением числа сфер, в которых у фирмы есть сервисы, увеличивается ее производительность. Наибольший прирост демонстрируют предприятия, занятые сразу в пяти или во всех шести сферах.

Чем больше звеньев цепочки охвачено, тем выше вероятность заняться экспортом. На внешних рынках требуется активнее решать задачи по адаптации собственной продукции, соблюдению соответствия требованиям зарубежных партнеров, поэтому не случайно экспортеры обходят работающих внутри России почти по всем типам услуг: чаще оказывают производственные (инжиниринг, окружающая среда), предпроизводственные (НИОКР, дизайн) и постпроизводственные (торговля, транспорт, хранение и логистика).

Вероятность экспортировать продукцию выше у компаний с иностранным участием. Они же, ориентируясь на интересы потребителей, чаще предлагают постпроизводственное обслуживание.

Суверенитет и зависимость

Кроме темпов, процессы сервисизации промышленности в разных странах отличаются по источникам услуг — отечественным или зарубежным. В развитых государствах на фоне насыщения сервисами глобальных цепочек создания стоимости зависимость от отечественных предложений снижается — они замещаются иностранными. Так, в 2005–2018 годах во Франции и Германии индекс сервисизационного суверенитета (ИСС) упал с 70% до 62%, в Великобритании — с 70% до 63%.

В то время как в Китае наоборот вырос — с 55% до 77%, а в России с середины 2000-х — с 75% (в 2005 г.) до 80% (в 2018 г.). При этом одновременно увеличивался индекс сервисизации (ИС), который в развитых экономиках из-за наполненности услугами почти не изменился.

Индекс сервисизации (ИС) показывает зависимость экспорта отрасли обрабатывающей промышленности от сектора услуг в измерении добавленной стоимости. Высчитывается как доля добавленной стоимости сектора услуг в добавленной стоимости экспорта отрасли.

Индекс сервисизационного суверенитета (ИСС) отражает зависимость добавленной стоимости отрасли от услуг, произведенных внутри национальной экономики. Измеряется как доля добавленной стоимости отечественного сектора услуг в добавленной стоимости сектора услуг, вложенного в экспорт отрасли.

Индексы разработаны авторами доклада, рассчитаны на основе данных TiVA OECD.

Соотношение изменений двух индексов, отмечают эксперты, «можно интерпретировать если не как свидетельство импортозамещения поступающих в страну услуг, то хотя бы точно как постепенное снижение зависимости российской промышленности от сектора услуг зарубежных партнеров».

К 2019 году наименьший уровень суверенитета (и, соответственно, наибольшая зависимость от импортных услуг) в обрабатывающих отраслях РФ отмечался в производстве компьютеров, транспортного, электронного и электрического оборудования. Наибольший показали «Химикаты и неметаллические минеральные продукты», «Пищевые продукты, напитки и табак».

Альтернатива ждёт внимания

Сервисизацию выделили как тренд в конце 1980-х. С тех пор интерес к ней рос, главным образом — в бизнес-литературе и научных работах по менеджменту, но не среди учёных-экономистов и идеологов государственного регулирования.

Между тем, отмечают авторы доклада, сервисизация меняет бизнес-модели компаний и перестраивает глобальные цепочки создания стоимости, а значит, усиливает конкурентные преимущества отдельных предприятий и всей страны.

Это задает новый вектор промышленной политики. Её экспортоориентированная модель (когда в приоритете вывод компаний на внешние рынки) в нынешних условиях мировых конфликтов и ограничений в международной торговле теряет эффективность, и «альтернативным маркером» становится сервисизация.

На первый план вместе со встроенностью России в глобальное производство выходит вопрос о том, как и насколько её промышленность сервисизирована, чтобы быть конкурентоспособной.

Результаты исследования НИУ ВШЭ вывод подтверждают. Оно показало, что компании с широким спектром услуг (от пяти по цепочке создания стоимости):

 крупнее;

 производительнее;

 чаще присутствуют на внешних рынках;

 имеют больше шансов стать экспортерами.

Однако пока внимание к альтернативе оставляет желать лучшего. Признаков того, чтобы регулирование смещалось в сторону поощрения сервисизации, нет. Сам термин в стратегических документах употребляется редко, а госполитика в отношении промышленного производства отделена от политики в отношении сегмента услуг.
IQ
 

* Доклад «Услуга за услугу: сервисизация промышленности требует новой промышленной политики». Авторы: Симачёв Ю.В. (руководитель авторского коллектива), Федюнина А.А., Ружанская Л.С., Кузык М.Г., Юревич М.А., Городный Н.А., Тяжельников В.Д, Артемьева К.А.

Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 15 апреля