• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

В Вышке научились измерять душевную боль

Психологи НИУ ВШЭ адаптировали на русский язык новую психометрическую методику

ISTOCK

Ситуация: Считается, что душевная боль — это ненаучное понятие, используемое скорее в повседневной жизни для обозначения нефизических страданий.

На деле: Понятие «душевная боль» существует и в психологический науке. Более того, оно операционализировано и может быть измерено с помощью специального психометрического инструмента.

Теперь подробнее

В НИУ ВШЭ адаптировали полную и краткую версии Шкалы душевной боли Роберта Холдена (Psychache Scale, PAS). Это наиболее распространённый инструмент оценки в исследованиях нефизической боли. В последние два десятилетия появилось несколько иностранных версий шкалы, а также её краткая версия для экспресс-оценки нефизической боли. В адаптации русскоязычной версии приняли участие 562 респондента (280 мужчин и 282 женщины в возрасте от 18 до 78 лет). Результаты адаптации опубликованы в журнале «Вопросы психологии».

О чём речь?

Всем известно, что боль может быть не только физической. Однако только в прошлом году традиционное медицинское понимание боли было изменено на новое биопсихосоциальное определение этого состояния как «неприятного сенсорного или эмоционального переживания, связанного с фактическим или потенциальным повреждением тканей или напоминающего его». «Это, на первый взгляд, незначительное изменение ознаменовало официальное признание нефизической боли Международной ассоциацией по исследованию боли (International Association for the Study of Pain, IASP)», — отмечает в своей статье автор исследования, старший научный сотрудник Международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации, доцент департамента психологии НИУ ВШЭ Алена Золотарева.

Сегодня для определения нефизической боли есть несколько терминов — боль социальная, эмоциональная, психическая и психологическая. Но зонтичным понятием в англоязычной литературе скорее является неологизм psychache, который предложил в начале 1990-х суицидолог Эдвин Шнейдман, отмечает исследовательница. «Этот термин можно перевести на русский именно как душевную боль и, соответственно, использовать в качестве синонима социальной, эмоциональной, психической и психологической боли», — поясняет Алена Золотарева.

Одной из причин возникновения душевной боли считается потеря кого-либо или чего-либо значимого и привлекательного для человека. Это может быть, например, утрата близкого человека из-за смерти или разлуки, физическая или символическая потеря части себя на фоне нечётких личностных границ, функциональных или органических заболеваний, травматического опыта отношений, столкновения с трудными жизненными обстоятельствами и т.п.

«Со временем, симптомы психологической боли в виде чувства вины, стыда, обиды, одиночества или разочарования могут обретать материальную основу и становиться психосоматическими, умело маскируясь под проблемы с органами дыхания, сердечно-сосудистые заболевания или желудочно-кишечный дискомфорт», — комментирует исследовательница.

Душевная боль также может сопровождать психические расстройства. Исследования показывают, что пациенты с депрессивными расстройствами имеют чрезвычайно высокие показатели душевной боли. Это делает их группой особого суицидального риска. Также доказано, что душевная боль надёжно предсказывает самоповреждающее поведение во взрослом возрасте.

В настоящее время, как отмечает Алена Золотарева, исследователи проявляют повышенный интерес к диагностике душевной боли в силу её тесной связи с суицидальными мыслями и поступками человека. Британский психолог Роберт Холден и его коллеги опубликовали Шкалу душевной боли в 2001 году. С тех пор она стала распространённым инструментом оценки в исследованиях нефизической боли. Появилось несколько её иностранных версий, в том числе русскоязычная. Цель текущей работы заключалась в адаптации полной и краткой версии Шкалы на выборке русскоязычных респондентов.

Как изучали?

В исследовании приняли участие 562 респондента (280 мужчин и 282 женщины) в возрасте от 18 до 78 лет. Все респонденты прошли онлайн-тестирование. Ссылка на анкету была разослана компанией «Анкетолог» подписанным на неё респондентам.

В ходе исследования, помимо русскоязычной версии Шкалы душевной боли, все респонденты также заполнили Шкалы депрессии, тревоги и стресса (Depression, Anxiety, and Stress Scales-21, DASS-21) Сида Ловибонда и Питера Ловибонда в адаптации Алены Золотаревой. «Данные методики направлены на оценку депрессии (как состояния, заключающегося в переживаниях апатии, дисфории и безнадёжности), тревоги (как состояния вегетативного возбуждения и напряжения скелетных мышц) и стресса (как состояния хронического неспецифического возбуждения, сопровождающегося раздражительностью и трудностями с расслаблением); они также позволяют оценивать общий уровень психологического дистресса респондента», — отмечает исследовательница.

Шкала была переведена на русский язык с помощью процедуры прямого перевода, которая, как поясняет Алена Золотарева, признается современными специалистами в области психометрики достаточной для кросскультурной адаптации диагностического инструмента. Примеры пунктов шкалы: «Моя боль делает мою жизнь ужасной» или «Моя боль заставляет меня хотеть кричать». В ходе работы использовались методы статистического анализа данных.

Что получили?

Результаты анализа подтвердили, что русскоязычная версия Шкалы душевной боли как в полном, так и в кратком вариантах — психометрически обоснованный диагностический инструмент. Полная версия Шкалы успешно прошла проверку на соответствие оригинальной факторной структуре этого инструмента, что позволяет говорить и о её факторной валидности.

Исследовательница отмечает, что в англоязычной литературе нет сведений о специальных исследованиях гендерной и возрастной специфики душевной боли. В ходе проведенной работы выяснилось, что наиболее высокие показатели душевной боли демонстрируют женщины и лица более молодого возраста. Такие результаты опосредованно подтверждаются зарубежными исследованиями суицидальной активности и самоповреждающего поведения.

Так, например, недавно голландские ученые изучили феномен коммуникации, связанной с самоубийством. Он заключается в «акте передачи своих суицидальных идей, намерений или поведения другому человеку».

«Ретроспективный анализ интервью, взятых у молодых людей, которые впоследствии умерли от завершённого суицида, а также анализ их предсмертных записок и способов совершения самоубийства, показал, что у девушек была более ранняя, явная и адресная коммуникация, связанная с самоубийством, а также более сосредоточенная на преодолении трудностей, поиска помощи и поддержки от окружающих», — рассказывает Алена Золотарева. У юношей, в свою очередь, коммуникация, связанная с самоубийством, обычно была двусмысленной или разбавленной юмористическими коннотациями.

Для чего это нужно?

Сегодня процесс изучения душевной боли, как отмечает исследовательница, вышел за пределы суицидологии и стал наполняться данными из других медицинских и психологических исследований. Так в одной из работ было показано, что неизлечимо больные люди в подавляющем большинстве сообщали о душевной боли. Она носила универсальный характер и не зависела от физической боли, тяжести заболевания, пола, возраста и религиозной принадлежности.

О сильной душевной боли также сообщали пациенты с фибромиалгией, кожными и сердечно-сосудистыми заболеваниями. «Соответственно, адаптированная в настоящем исследовании Шкала открывает возможности изучения душевной боли в российской психосоматической медицине», — комментирует Алена Золотарева. Русскоязычная версия шкалы может использоваться как в полном, так и в кратком формате для оценки психологической боли человека.
IQ
 

Автор исследования :
Алена Золотарева, доцент департамента психологии НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации
Автор текста: Селина Марина Владимировна, 15 сентября