• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мораль толкает на протест

И другие причины, которые заставляют людей
выйти на улицу

Исследователи уже давно изучают мотивы людей, побуждающие участвовать в коллективных действиях. Наибольшее внимание получили три фактора: ощущение несправедливости (или гнева ввиду кажущейся социальной несправедливости), уверенность в эффективности групповых действий (протестов) и политизированная идентификация, то есть зависящая от политических факторов. На этой основе в 2008 году была разработана предсказательная модель коллективных действий — SIMCA, Social Identity Model of Collective Action. Однако очередное осмысление этого подхода сподвигло группу ученых, в составе которой исследователь НИУ ВШЭ, включить в имеющуюся модель дополнительные факторы — идеологию и моральное обязательство. Их влияние было протестировано на опросах протестно настроенных граждан Испании.

Предыстория

В 1997 году американские исследователи отметили, что, независимо от повестки, у массовых демонстранстраций есть общие черты. Это, в первую очередь, то, что борьба идет за коллективные права, а не индивидуальные. Каждая акция имеет свою цену, которая определяется состоянием конкретного общества и историческим временем проведения митинга. И, последнее, протестные движения стали нормальным политическим явлением современного демократического общества.

В научных кругах на протяжении долгого времени обсуждался вопрос о побудительных мотивах людей выходить на улицу. Важным событием стала книга Talking Politics, опубликованная в 1992 году американским социологом Уильямом Гамсоном. В ней исследователь выделил три основные причины, которые мобилизуют граждан. Это ощущение несправедливости, вера в эффективность коллективных действий и желание политизированной идентификации. На основе этой теории в 2008 была разработана модель взаимосвязи факторов, которые стоит учитывать при прогнозировании коллективных действий SIMCA, Social Identity Model of Collective Action. Ее жизнеспособность была подтверждена эмпирически. Однако исследователи не переставали задаваться вопросом, что еще, помимо перечисленных трех параметров, побуждает людей участвовать в протестных движениях.

Аксиологическое направление

В 2017 году группа ученых из испанского Университета Сантьяго-де-Компостела в соавторстве с Дмитрием Григорьевым из Международной научно-учебной лаборатории социокультурных исследований НИУ ВШЭ предположили, что на коллективные движения влияют и аксиологические компоненты, такие как идеология и моральное обязательство.

Исследователи считают, что решение относительно принимать участие в демонстрации или нет по своей сути идеологично. Во-первых, оно отражает отношение к существующей социальной системе. Во-вторых, политических протестующих (и контрпротестующих) часто привлекают левые или правые идеологические полюса. Например, после Французской революции, говоря упрощенно, правые старались сохранить статус-кво (оставить все как есть) и защищали иерархию и традиции, тогда как прогрессисты (левые) желали продвигать общественные изменения ради достижения социального, экономического и политического равенства.

Помимо этого, существуют идеологические мотивы, связанные с феноменом оправдания социальной системы.

Согласно теории оправдания системы, большинство людей мотивировано защищать, поддерживать и оправдывать социальные, экономические и политические системы, от которых они зависят. Знакомые институты, механизмы, идеи и практики (статус-кво) воспринимаются как естественные и неизбежные, таким образом приобретая чувство легитимности.

Исследователи утверждают, что политика также неотделима от вопросов нравственности или морали, и поэтому они рассматривают в качестве основного аксиологического компонента моральное обязательство. Теоретическая основа для этого концепта пришла из работ Иммануила Канта по категорическому императиву (принципу, которому всегда необходимо следовать, независимо от последствий). Хорошо известно, что иногда люди ведут себя, основываясь на своих собственных представлениях о морали, не считаясь с повышенными издержками, которые могут быть связаны с их действиями. Таким образом, авторская концепция морального обязательства охватывает пять аспектов:

  1. само чувство обязательства;
  2. автономию;
  3. личное удовлетворение (в случае если поведение соответствует обязательству);
  4. дискомфорт (в случае если поведение не соответствует обязательству);
  5. жертвенность.

Так как моральная норма определяет, какое поведение правильное, а какое — нет, моральное обязательство можно считать стимулом для соблюдения этой моральной нормы.

Чтобы проверить жизнеспособность своей модели, ученые провели два исследования, оба в Испании.

Тестирование новой модели

Первое исследование проходило во время политического протеста в Мадриде в мае 2017 года. В рамках него были опрошены люди на митинге, организованном левыми партиями. Демонстрация была в поддержку вынесения вотума недоверия премьер-министру Испании. Причиной протеста стали многочисленные случаи коррупции в возглавляемой им правой Народной партии.

Среди опрошенных было 270 активных демонстрантов и еще 261 человек из числа так называемых непротестующих. Это люди, которые не принимали непосредственного участия в митинге, но находились на месте события.

Респондентам было предложено заполнить опросники для измерения каждой из пяти переменных, входящих в модель.

Анализ ответов показал, что моральное обязательство — ключевой фактор, побудивший протестующих участвовать. Далее следовало желание разделить ценности и убеждения с демонстрантами (идентификация). Именно по этим показателям в основном отличались ответы протестующих от непротестующих. Таким образом предложенная модель позволила правильно классифицировать одних респондентов от других в 87% случаев.

Неконвенциональные протесты

Второе исследование проходило также в 2017 году. Его целью было объяснить намерения людей участвовать в митинге, а не реальное поведение, как в первом случае. Исследователи тестировали свою модель на потенциальных протестующих. Были опрошены 607 человек, которые намеревались участвовать в протестном движении в защиту испанской системы здравоохранения.

Анализ полученных ответов снова показал сильную выраженность морального обязательства. Оно стало основным фактором, определяющим намерение участвовать в неконвенциональных протестных действиях. За ним следовала идеологическая ориентация. Лица с более левыми взглядами были в большей степени готовы выйти на улицу.

Общие выводы

Каждый контекст коллективных действий является в чем-то уникальным. У демонстраций разные цели и организаторы, они происходят в различные исторические периоды. Помимо этого, страны, где проходят митинги, имеют свои культурные особенности. Эти условия корректируют взаимосвязи между рассматриваемыми факторами и тонко настраивают их. Соответственно, различия в результатах исследований указывают на роль контекста и подтверждают, что компоненты модели могут немного по-другому работать, сохраняя общую логику.

«Участники протеста должны солидаризироваться с соответствующей группой, разделять в какой-то мере общий взгляд на ситуацию, испытывать неудовлетворенность, обделенность и отрицательные эмоции (чаще всего гнев), а также ощущать моральное обязательство участвовать в отстаивании своей позиции, несмотря на возможные издержки и негативные последствия. Как оказывается, при этом верить в то, что они могут изменить ситуацию не всегда обязательно,» — комментирует Дмитрий Григорьев, один из авторов исследования.

По его мнению, вышеперечисленные пять факторов, мотивирующие людей принимать участие в массовых действиях, имеют практическое применение. Они используются как государственной властью, так и ее оппозицией. Первой, чтобы снизить общественное напряжение, вторыми — для мобилизации людей выходить на улицу. Так, на примере России видно, как провластные институты в основном работают в поле оправдания социальной системы, в то время как оппозиционные силы «давят» на чувство социальной несправедливости и используют приемы политической идентификации.
IQ

 

авторы исследования:
Дмитрий Григорьев, научный сотрудник Международной научно-учебной лаборатории социокультурных исследований НИУ ВШЭ
Хосе Мануэль Сабуседо, Маркос Доно, Кристина Гомез-Роман, Моника Альзат, Университет Сантьяго-де-Компостела, Испания
Автор текста: Тарасова Алёна Юрьевна, 10 августа