• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Декларируемый дефицит

Откуда взялась уверенность в недостатке дипломированных «технарей»

© WIKIMEDIA COMMONS

Эксперты ВШЭ опровергли распространенное представление о нехватке на рынке труда молодых инженеров и избытке экономистов. Шансы найти работу, сроки ее поисков, связь трудоустройства с образованием, размеры зарплат для обеих групп почти одинаковы. Вакансии инженеров могут пустовать, скорее, из-за их несоответствия притязаниям выпускников.

Специалисты в достатке

Дефицит молодых инженеров в России преувеличен, показало исследование Елены Варшавской и Елены Котырло. По данным Росстата (Федерального наблюдения трудоустройства выпускников 2016 года), дипломированных «технарей» подготовлено вполне достаточно.

В начале рыночных реформ, в первой половине 1990-х, доля начинающих инженеров среди всех выпускников вузов составляла 28%. За двадцать лет, к середине 2010-х, она сократилась лишь на 6 процентных пунктов — до 22%. И это на фоне сжатия спроса на инженеров в пореформенные годы — период массового закрытия промышленных предприятий.

По экономистам расклад такой: одна пятая от всего выпуска в 1991–1995 годах и треть — в 2011–2015 годах — на фоне резкого расширения сфер (финансы, торговля, сфера услуг и пр.), в которых они востребованы.

Показательна и другая статистика: численность молодых «технарей» существенно превышает когорту их старших коллег.

Профессионалов инженерно-технического профиля в возрасте 25–34 лет в полтора раза больше, чем в возрасте 55–64 лет.

Если на макроэкономическом уровне дефицита инженеров нет, то, по-видимому, вопрос — в качестве рабочих мест.

Невыгодные места

Вакансии часто не соответствуют ожиданиям молодых дипломированных инженеров — по зарплатам и должностям. Исследования показывают, что студенты инженерно-технического профиля ожидают получить наиболее высокую отдачу от образования — в виде зарплаты, позиции и пр. Тем самым поиски работы могут затягиваться. Создается впечатление дефицита молодых специалистов.

При этом многие вынуждены соглашаться на позиции, предполагающие более низкий уровень образования. Цифры нисходящей квалификационной мобильности впечатляют.

Почти каждый пятый (18,6%) дипломированный инженер трудится как рабочий. Эта цифра втрое больше по сравнению с экономистами (6,2%).

Оговоримся: в ряде случаев работа инженеров в качестве «синих воротничков» может означать, что современные технологии требуют высокого уровня профессионального образования — при формально низкой позиции. Но от этого не легче: такие условия не слишком привлекательны для выпускников. Вакансии не закрываются.

Впрочем, ощущение дефицита инженеров может возникать и по другим причинам. Вакансии могут долго пустовать из-за разрыва компетенций выпускников и требований современного производства.

Уровни нехватки

С «декларируемым дефицитом» инженеров сталкиваются и другие страны. «В США и Великобритании первые утверждения о недостаточной численности STEM-специалистов (Science, Technology, Engineering, and Mathematics) прозвучали еще в начале 1950-х годов, и эта точка зрения до сих пор является весьма распространенной среди политиков и работодателей», — пишут исследователи.

Однако исследования доказывают, что недостаток STEM-специалистов сильно преувеличен.

В России анализ соотношения образования и трудоустройства также не подтверждает нехватку «технарей». Подсчеты обычно строятся на макроуровне (важны индикаторы состояния рынка труда, безработицы и пр.) и на микроуровне (данные опросов работодателей). Оценки предприятий и фирм относительно нехватки кадров нередко завышены. Во многих случаях «дефицит» возникает потому, что «работодатель не может заплатить сложившуюся ставку зарплаты за определенный навык».

Хороший индикатор соотношения предложения и спроса на рынке труда — переход выпускников от учебы к трудоустройству. Если инженеров действительно мало, они легче найдут работу. А экономисты, если их избыток, столкнутся с ограниченным предложением рабочих мест и будут дольше трудоустраиваться. Для них сокращаются шансы занятости по профессии и работы на позиции, адекватной уровню образования.

Исследователи проанализировали переход «учеба — работа» для выпускников двух профилей.

В поисках места

Выяснилось, что обе группы без особых различий входят в профессию. Трудоустроено абсолютное большинство — по 90% в каждой группе. «Шансы найти работу, продолжительность ее поиска, показатели соответствия первой работы уровню и профилю образования фактически одинаковы для молодых дипломированных инженеров и экономистов», – установили авторы. Размеры стартовых зарплат тоже сопоставимы.

Рассмотрим показатели в деталях.

Работу одинаково ищут и выпускники-экономисты, и инженеры (62,6 и 63,8% соответственно). Первые — несколько дольше (в среднем три месяца) по сравнению со вторыми (два месяца). Среди инженеров чуть большая доля нашли работу почти сразу, меньше чем за месяц: 38% против 31% у экономистов.

Однако в формальном секторе экономики «технари» проигрывают «гуманитариям». Для инженеров сроки поиска работы в этом секторе примерно на 19% больше, чем для экономистов. Это может означать, что предложение рабочих мест со стороны корпоративного сектора для этой профессии ограничено. Но не исключено, что выпускники слишком взыскательны.

Основные проблемы при трудоустройстве — отсутствие опыта (его назвали три четверти экономистов и две трети инженеров), низкий уровень зарплат, отсутствие подходящих рабочих мест и невозможность найти работу по специальности. Больших различий между выпускниками двух специальностей здесь нет, но об отсутствии приемлемых рабочих мест несколько чаще говорили инженеры.

Карьера и статус

Особенности рабочих мест для двух групп тоже сопоставимы. Но инженеры все же оказываются в менее выгодном положении.

 Доля тех, кто работает в соответствии с уровнем образования, почти одинакова в обеих группах. 59,7% экономистов и 57,4% инженеров трудятся в качестве руководителей или специалистов высшего уровня квалификации. Вместе с тем, нельзя сбрасывать со счетов существенную нисходящую квалификационную мобильность среди «технарей» (одна пятая).

Исследователи комментируют: «Можно предположить, что выпускники-инженеры в ряде случаев начинают трудовую биографию с относительной низкой должности, чтобы впоследствии, после получения практического опыта, продвинуться по карьерной лестнице». Практика старта с более низких позиций существует, в первую очередь, на промышленных предприятиях с относительно высоким уровнем оплаты труда.

Косвенно это подтверждается тем, что занятость в добывающей промышленности и производстве электроэнергии снижает шансы соответствия работы уровню образования инженеров на 24% и 21% соответственно.

 Стартовые зарплаты в обеих группах похожи, более 20 тысяч рублей. Но если смотреть в деталях — учитывать индивидуальные характеристики, знания и навыки, место работы, локальный рынок труда, то зарплаты начинающих инженеров оказываются чуть ниже зарплат экономистов, хотя различия не значимы.

 Вероятность работы по специальности почти одинакова для обеих групп. В то же время, выпускники-инженеры, занятые в торговле и госуправлении, трудятся по специальности на 27–31% и 18–22% реже, чем экономисты, занятые в тех же сферах. Правда, проживание в регионах с высокоразвитой обрабатывающей промышленностью и электроэнергетикой увеличивает для инженеров шансы работы по профессии.

Коррекция дисбаланса

Проблема дефицита специалистов инженерного профиля, о которой настойчиво говорят работодатели, имеет мало обще­го с недостатком предложения на макроуровне. Декларируемый дефицит инженеров связан с нехваткой кадров в масштабах отдельных организаций, которая объясняется качеством рабочих мест. Но не стоит недооценивать и влияние таких издержек: «Возможно, из-за недостатка информации об открывающихся на локальных рынках труда узкопрофильных вакансиях, а также ввиду высоких затрат на переезд невостребованными оказываются специализированные навыки инженеров, как правило, более узкие по сравнению с компетенциями, которые получают выпускники-экономисты», — пишут Елена Варшавская и Елена Котырло.

Вопрос в том, как сбалансировать ситуацию. Сокращение бюджетного приема на экономический профиль и увеличение — на технический вряд ли поможет заполнить инженерные вакансии. Искусственное расширение доступности инженерно-технического образования может привести к усилению негативного отбора (прихода слабых учащихся). Это означает повышенные издержки на подготовку, которые едва ли окупятся.

По мнению исследователей, вузам необходимо:

 сформировать образовательные модели, учитывающие специфику экономики региона;

 координировать образовательную деятельность с работодателями;

 построить систему мониторинга трудоустройства выпускников.

Игрокам образовательного рынка нужна достоверная информация о востребованности тех или иных специалистов, заключают исследователи.
IQ

 

Авторы исследования:
Елена Варшавская, профессор кафедры управления человеческими ресурсами факультета бизнеса и менеджмента НИУ ВШЭ
Елена Котырло, доцент департамента прикладной экономики факультета экономических наук НИУ ВШЭ
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 2 сентября