• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Гендерная асимметрия изменила рынок труда

Среди «белых воротничков» всё больше женщин. А мужчины теряют работу

ISTOCK

Сначала коротко

Суть: Когда мужчины и женщины неравномерно распределены по профессиям, на рынке труда возникает гендерная асимметрия. Если она большая, появляются проблемы: усиливаются риски гендерной дискриминации на определенных профессиональных позициях. Растёт число непрочных браков между людьми, не равными по социальному статусу. Увеличивается угроза женской безработицы. Снижается эффективность деятельности многих структур.

На деле: В России неравное распределение мужчин и женщин в сфере занятости выражено особенно ярко. Гендерная асимметрия проявляется в феминизации всех «беловоротничковых» групп (профессий умственного труда) и увеличении доли мужчин в составе квалифицированных рабочих. При этом занятость в традиционном для мужчин индустриальном секторе в ходе технологического перевооружения промышленности сокращается, что грозит им потерей работы. Растущие же по численности профессиональные группы — преимущественно женские.

Теперь подробнее

Социолог из НИУ ВШЭ Наталья Тихонова установила, что в России на протяжении последних 20 лет на рынке труда нарастает гендерная асимметрия. Так, среди квалифицированных рабочих (в промышленности, строительстве, на транспорте и т.п.), водителей, сборщиков, операторов производственных установок — явное (свыше 80%) преимущество за мужчинами. В группе неквалифицированных рабочих и квалифицированных работников рыболовства, сельского и лесного хозяйства наблюдается практически паритет — мужчин здесь около 52–53%. А вот в профессиях умственного труда расклад иной. На руководящих должностях мужчины пока доминируют, хотя доля женщин здесь неуклонно нарастает и достигла уже около 45%. Ну а среди высококвалифицированных специалистов дамы давно в большинстве — их тут почти две трети (63,3%). Кроме того, углубляется разрыв в среднем возрасте различных профессиональных групп, а свыше половины всех работающих «сидят» в квалификационной яме — трудятся не по специальности или на позициях, не соответствующих уровню их профподготовки. Работа опубликована в журнале «Общественные науки и современность».

О чём речь?

Наблюдаемые дисбалансы — следствие изменения профессиональной структуры общества. В 1990-х в России резко сократилась занятость в науке, промышленности, сельском хозяйстве и выросла — в торговле. В 2000-х процесс продолжился, и параллельно возникла новая тенденция — увеличение доли специалистов. В 2010-х она усилилась, а россияне в ответ стали всё чаще приходить в вузы.

Быстрый рост получивших высшее образование опередил динамику появления соответствующих рабочих мест. Между этими показателями появилась серьезная разница. Выпускники университетов начали пополнять ряды безработных или работать там, где такое образование не требуется. Однако дипломы высшей школы по-прежнему ценятся: у их обладателей привлекательнее условия труда и зачастую выше зарплаты, поэтому желающих окончить вуз меньше не становится. В первую очередь — среди женщин. 

С высшим образованием сейчас почти 50% женщин в возрасте 25–29 лет. Мужчин же в 1,4 раза меньше — около 36%.

«Если посмотреть на динамику возрастной структуры занятых за последнее десятилетие, — говорит Наталья Тихонова, — то оказывается, что ситуацию с ней характеризовало прежде всего сокращение доли россиян моложе 25 лет и рост численности группы от 25 до 44 лет». В результате людей младше 25-ти и старше 55-ти на рынке труда несоразмерно мало и этот дисбаланс нарастает. Увеличился и средний возраст работающих: с 40 лет в 2009 году до 40,8 — в 2017.

Как изучали?

Базой для исследования стали данные Росстата с использованием Общероссийского классификатора занятий (ОКЗ) и результаты всероссийского мониторинга RLMS HSE (опросы населения в 2001, 2009 и 2018 годах), в котором профессиональный статус определяется в соответствии с International Standard Classification of Occupations 2008 (ISCO-08).

Что получили?

В России по-прежнему продолжается рост «беловоротничковой» занятости и числа работников сферы торговли на фоне сокращения количества рабочих. Последних за минувшие 20 лет стало почти в 1,3 раза меньше, а специалистов — в 1,1 раза больше, так же как представителей торговли и рынка услуг.

Динамика профессиональной структуры в России, %
 

Источник: RLMS HSE, 2001–2018

Группа специалистов пополняется преимущественно за счёт женщин. Они чаще мужчин осваивают специальности «белых воротничков» и всё реже встречаются в индустриальном секторе. За 20 лет женщин–квалифицированных рабочих в нём стало в 1,5 раза меньше, в то время как мужчин — по-прежнему большинство — почти 83%

Рабочие специальности остаются традиционно мужскими. Но сосредоточенность мужчин в этой сфере оборачивается проблемой. Занятость здесь сокращается, что чревато рисками роста «мужской» безработицы и падения интереса молодежи ко многим рабочим профессиям.

Гендерный состав профессиональных классов в России, %

Источник: Росстат, 2017

До недавнего времени оставшиеся не у дел мужчины переходили в частные охранные предприятия и службы безопасности компаний: с 2001 по 2017 год охранников в стране прибавилось в 1,5 раза — на 731 тысячу человек. Однако этот резерв уже исчерпан, говорит Наталья Тихонова. Теперь мужское население активнее старается получить высшее образование и использовать при трудоустройстве «бонусы от его наличия» независимо от выбора профессиональных позиций.

Впрочем, женщинам высшее образование нужнее. На рынке труда их всё больше, мест для них не хватает и они все чаще оказываются без работы. Если же и находят её, то из-за возрастающей конкуренции даже в группах с типично женской занятостью реже мужчин удовлетворены работой. Кроме того, чаще считают, что в случае её потери не смогут подыскать новую такую же. Да и зарплату получают значительно меньшую (по данным RLMS HSE, в среднем 24 тыс. руб., мужчины — 35,7 тыс.).

Другой момент — женщины относительно чаще оказываются в неформальной экономике, где меньше социальных гарантий. А среди россиянок с высшим образованием почти четверть — безработные, и этот показатель за последние 10 лет вырос в 1,8 раза.

Другая, уже не гендерная проблема выпускников университетов — занятость не по профессии. «По большинству профилей подготовки, — обращает внимание автор исследования, — более 30% сразу занимают рабочие места, не связанные с их специальностью». Иными словами, попадают в квалификационную яму.

Такое явление — когда знания и навыки, полученные в вузах, не совпадают с реальной деятельностью — в России массовое. По оценкам BCG, в подобной ситуации 34 млн человек — практически половина экономически активного населения страны. По расчетам на данных RLMS HSE — свыше 50% работающих, и эта «яма» продолжает углубляться.

Для чего это нужно?

Знать нюансы распределения по профессиям важно государству, чтобы не допускать просчетов политики в сфере семьи, образования и занятости. Пока же такие просчёты существуют, раз наблюдаются и нарастают вышеназванные асимметрии. 

Подобных данных не хватает и учёным. В основном они смотрят на ситуацию в отдельных сегментах. Исследований, анализирующих «динамику профессиональной структуры в увязке с развитием общества» мало и они опубликованы до кризисов 2008–2009 и 2014–2016 годов. В результате вопросы причин и масштаба проблем остаются открытыми. В то время как рынок труда стремительно меняется. Развитие технологий отправляет на покой старые специальности, вызывает к жизни новые (в ближайшие 10 лет их может появиться до 200), футурологи прогнозируют массовую безработицу, и никто достоверно не знает, как ко всему этому адаптироваться.
IQ

 

Автор исследования:
Наталья Тихонова, профессор-исследователь факультета экономических наук, главный научный сотрудник Центра стратификационных исследований Института социальной политики НИУ ВШЭ, главный научный сотрудник Института социологии РАН
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 22 сентября