• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Телемедицина в эпоху СOVID-19

Почему пандемия одновременно снизила и увеличила неравенство в доступе к услугам врачей

ISTOCK

На фоне пандемии СOVID-19 системам здравоохранения пришлось срочно перестраивать привычные схемы работы. Многие поликлиники и больницы были перепрофилированы под лечение коронавирусных больных. При этом случаи, не требовавшие госпитализации, стали наблюдать дистанционно. Это способствовало интенсивному развитию телемедицинских практик. Учёные из НИУ ВШЭ Марина Дворяшина и Елена Тарасенко проанализировали, как развивалась телемедицина в России с начала пандемии, и насколько она стала доступна для широких слоёв населения.

Вынужденный цифровой прорыв

С всплеском заболеваемости коронавирусом дистанционные практики пришли практически во все сферы жизни. Системы здравоохранения прежде всего столкнулись с необходимостью активного использования цифровых возможностей. Так, например, практически сразу же появилось приложение, отслеживающее передвижение инфицированных людей и позволяющее им информировать медиков о своём состоянии.

Многие российские больницы — государственные и частные, а также телемедицинские платформы начали проводить бесплатные удалённые консультации по СOVID-19. Резко увеличившийся спрос на профессиональную, качественную информацию и рекомендации от врачей на фоне локдаунов, самоизоляции и массового перехода на удалённую работу усилил растущую необходимость в удалённом врачебном консультировании.

Телемедицина — использование компьютерных и телекоммуникационных технологий для обмена медицинской информацией. Осуществляется по телекоммуникационным каналам связи (стационарному телефону, мобильному телефону, видеоконференциям, мессенджерам и пр.). Консультации могут проводится в режиме реального времени, либо в «отложенном» режиме (например, по электронной почте).

Всё это, как отмечают учёные в своем обзоре, опубликованном в IFAC-PapersOnLine, — создало ситуацию, когда телемедицина может совершить прорыв в развитии. И за счёт него обеспечить инклюзию, многообразие медицинских услуг и сокращение неравенства в доступе к ним.

В период первых шоков пандемии, тем не менее, речь шла вовсе не об этом. Системы здравоохранения оказались резко перегруженными. Правда, у медицинских учреждений российских регионов, по мнению учёных, оказался некоторый запас времени, чтобы подготовиться к наплыву больных COVID-19. Этому способствовала маленькая плотность, низкая мобильность и туристическая активность населения — как внутри страны, так и за её пределами. То есть вирус распространялся по российским регионам не так быстро, как во многих европейских странах и США.

 
 

Впрочем, Москва и крупные российские города быстро стали эпицентрами СOVID-19. И на своём старте пандемия сократила количество амбулаторных визитов врачей к пациентам на 25%, резко увеличив объём дистанционных консультаций.

Тысячи москвичей в силу невысокого уровня тяжести протекания инфекции лечились на дому. Но их состояние необходимо было постоянно мониторить. Специалисты из Центра телемедицины Департамента здравоохранения Москвы делали это в условиях локдауна в круглосуточном режиме, работая по специальному алгоритму. В настоящее время такая круглосуточная работа также продолжается.

В 2021 году Москва вошла в Топ-3 рейтинга инноваций по борьбе с СOVID-19, составленного международным аналитическим центром StartupBlink. Впереди российской столицы в рейтинге только Нью-Йорк и Сан-Франциско.

Подобные телемедицинские центры, как отмечают авторы, были созданы во всех российских регионах. Кроме того, центр телемедицины, созданный при больнице в Коммунарке, также оказывал для регионов телеконсультации по лечению COVID-19. Всего с весны 2020 года по весну 2021-го было проведено 72 000 дистанционных консультаций, в том числе по сложным случаям — по просьбам врачей из региональных медицинских учреждений.

В настоящее время телемедицинские консультации по лечению COVID-19 по запросам из регионов России проводятся в следующих федеральных медицинских центрах: ФГБУ ВО «ПМГМУ им. И.М. Сеченова», ОСП РДКБ ФГБАОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова», ФГБУ «НМИЦ АГП им. ак. В.И. Кулакова», ФГБУ «НМИЦ ФПИ» Минздрава России, ФГБУ «НМХЦ им. Н.И. Пирогова». 

Московские пациенты, больные СOVID-19, согласно существующему протоколу, могут связываться дистанционно с врачами по несколько раз в день. «Обычно пациенты жалуются врачам на вновь появляющиеся симптомы, высокую температуру и общее недомогание. И иногда, по словам медиков, больные просто нуждаются в поддержке», — отмечают учёные. В этих целях в рамках департамента здравоохранения Москвы работает специальная психологическая служба, которая обеспечивает медикам дополнительную психологическую подготовку, чтобы они могли грамотно обходиться с тревогами и страхами пациентов.

Технический вопрос

Телемедицинские технологии, несмотря на их активное использование сегодня в здравоохранении, тем не менее влекут за собой массу вопросов. Как быть с теми пациентами, у которых нет компьютеров, планшетов и смартфонов и вообще доступа к интернету, или с теми, кто не умеет пользоваться дистанционными средствами коммуникации — в случае отсутствующей или низкой цифровой грамотности?

Авторы отмечают, что в ситуации с СOVID-19, если у пациента нет компьютера или смартфона, врачи могут консультировать по обычной телефонной аудиосвязи. «Это очень важно для пожилых пациентов, которые проживают одни и не имеют доступа к современным средствам связи», — комментируют учёные.

 

Поскольку дистанционные врачи могут работать с разными группами людей, можно говорить, что телемедицина расширяет границы доступа к услугам здравоохранения. Но достичь полной инклюзивности и равного доступа не так просто. Здесь есть масса барьеров.

Телемедицинские технологии на фоне пандемии, как и большинство перепрофилированных больниц, были направлены в приоритетном порядке на оказание помощи ковидным больным. При этом, как отмечают авторы, дистанционное лечение и консультирование в России всё-таки адресованы ограниченному социальному кругу — прежде всего тем, кто владеет русским, умеет ориентироваться в онлайн-информации и знает, как пользоваться такими платформами, как Zoom, MS Teams или WhatsApp (принадлежит компании Meta, признанной в России экстремистской организацией).

Пациенты с низким уровнем цифровой грамотности часто даже не понимают, как установить эти программы на своё устройство. Открытым остаётся вопрос, должны ли медицинские центры помогать больным в решении подобных проблем.

Существует риск роста неравенства в доступе к удалённым медицинским услугам во время пандемии среди определенных этнических, социоэкономических групп и меньшинств. Авторы перечисляют группы, у которых очень низкие или отсутствующие шансы на получение удалённой помощи докторов. Это:

 пациенты с расстройствами речи;

 глухие пациенты;

 пожилые люди и люди с ограниченными возможностями, низким уровнем цифровой грамотности и не имеющие доступа к интернету;

 люди с такими опасными заболеваниями, как онкология;

 цыгане;

 мигранты из других стран с низким уровнем образования и плохо знающие русский язык;

 люди из малонаселенных и отдалённых районов с полностью отсутствующим доступом к интернету.

Эти группы не всегда могут позволить себе или не могут вообще дистанционные встречи с врачами, но при этом для них также ограничен и доступ к «традиционным» услугам врачей. А в условиях пандемии и локдаунов проблема усугубляется вдвойне. Походы или поездки к врачам становятся либо опасными в силу рисков заражения, либо невозможными — в силу карантинных и прочих ограничений.

За пределами коронавируса

Другой вопрос относительно телемедицинских технологий — как быть больным с опасными заболеваниями, требующими неотложной диагностики, лечения и т.п. Пандемия СOVID-19 повлекла очень много проблем для таких пациентов. Фактически многие из них оказались выброшенными из поля внимания системы здравоохранения, направившей все свои силы на борьбу с коронавирусом.

Во многих регионах России люди с онкологией, различными хроническими или сердечно-сосудистыми заболеваниями, столкнулись со сложностями в получении медицинской помощи. Первые жалобы от пациентов начали поступать в начале апреля 2020 года, отмечают авторы. Именно тогда в России был введён локдаун, а многие медицинские организации начали работать словно в режиме военного времени.

Например, в Санкт-Петербурге на определённый период была ограничена работа всех больниц, обычно функционирующих в плановом режиме, также на паузу была поставлена амбулаторная помощь —- как в частных, так и в государственных клиниках. Это вызвало большой общественный резонанс, что вынудило местные власти вернуть возможность медицинской помощи для больных с особо опасными заболеваниями, такими как туберкулёз, диабеты, ВИЧ, а также для тех пациентов, чьё состояние может критически ухудшиться, если они останутся без врачебного сопровождения.

 

Всероссийское общество онкогематологии «Содействие» в начале 2021 года провело анонимный опрос среди пациентов на тему проблем, касающихся доступности диагностики и лечения, с которыми они столкнулись во время пандемии в 2020 году. Всего в опросе приняло участие около 800 человек из 76 регионов России.

Более половины респондентов (53,2%) отметили, что медицинские организации принимали только людей, нуждающихся в скорой помощи, а 9% пожаловались на то, что они смогли попасть на прием к врачу лишь через месяц после записи. Более 75% были не удовлетворены тем, как оказывается помощь в области гематологии в их регионе. Многие столкнулись с различными проблемами в доступе к лечению, начиная от записи к врачу и заканчивая доступом к современной диагностике и терапии. Таким образом пандемия, утверждают авторы, усугубила уже существующие проблемы как здравоохранения, так и связанные с доступом к интернету.

Волонтёры в помощь

Телемедицина активно развивалась задолго до пандемии. В России закон, регулирующий эту сферу, был принят ещё в 2018 году. Однако до сих пор движение к новому формату медицинских услуг лишь в самом начале. Дистанционные возможности помогают системе здравоохранения быть более пациент- центрированной, и в то же время требуют решения множества задач.

 

В результате проведенного анализа учёные сформулировали рекомендации, реализация которых, по их мнению, могла бы улучшить качество телемедицины в России. Например, одна из них касается создания специальной телемедицинской платформы, обеспечивающей в один клик доступ пациентов к врачам или медицинским клиникам.

Также пациенты нуждаются в профессиональном сопровождении, помощи в освоении современных технологий. Возможно, студенты медицинских университетов и колледжей, а также волонтёры из НКО могли бы помогать людям с низким уровнем цифровой грамотности. Все эти меры способны снизить барьеры на пути равного доступа к телемедицине в условиях пандемии.
IQ
 

Авторы исследования:
Марина Дворяшина, доцент/приглашенный преподаватель Высшей школы бизнеса и департамента маркетинга НИУ ВШЭ
Елена Тарасенко, доцент кафедры управления и экономики здравоохранения факультета социальных наук НИУ ВШЭ
Автор текста: Селина Марина Владимировна, 22 февраля