• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Учёные выявили мотивы эпизодического волонтёрства

Почему попробовав раз — люди помогают другим и сейчас

ISTOCK

Проблема: Волонтёрство нередко воспринимается как деятельность, которой человек занимается на постоянной основе. Однако многие люди становятся волонтёрами лишь раз. Есть и такие, кто попробовав волонтёрскую деятельность однажды, затем возвращается к ней время от времени. Их называют событийными или эпизодическими волонтёрами.

Решение: Для того, чтобы люди готовы были прожить волонтёрский опыт снова, они должны быть удовлетворены участием в предыдущих проектах. Интересные задачи, общение и причастность к команде способствуют возвращению людей к безвозмездному участию в социально-значимых проектах

Теперь подробнее

Учёные из НИУ ВШЭ совместно с коллегами из Университета имени Эразма Роттердамского (Нидерланды) и Пенсильванского университета (США) изучили факторы, которые способствуют удовлетворённости событийных (эпизодических) волонтёров, а также влияние удовлетворённости на намерения заниматься волонтерской деятельностью в будущем.

Исследование выполнено на данных опроса выборки из 2494 эпизодических волонтёров в России. Результаты говорят о том, что организациям, заинтересованным в возвращении волонтёров на мероприятия, стоит уделять внимание их мотивации и удовлетворённости.

Добровольцы должны чувствовать востребованность своей квалификации и опыта, иметь возможность научиться чему-то новому и ощущать себя частью команды. Если волонтёр получает позитивный опыт участия в первых проектах, высока вероятность, что он вернётся и в последующие. Работа опубликована в журнале «Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены».

О чём речь?

В последние годы исследователи фиксируют тренд изменения профиля волонтёрского участия. Во-первых, оно становится менее длительным, снижается доля долгосрочных регулярных волонтёров в одной некоммерческой организации (НКО). И в то же время растёт доля краткосрочного волонтёрского участия в различных мероприятиях.

Во-вторых, волонтёры реже привязаны к одной и той же организации и больше ориентированы на конкретные проекты и мероприятия. В-третьих, происходит индивидуализация добровольческого участия. Основным стимулом становятся цели и мотивы отдельных волонтёров, а не их приверженность конкретной НКО. «Для организации становится недостаточно одной социальной миссии, чтобы привлечь сторонников‑волонтёров, она оказывается в ситуации, когда необходимо доказывать свою эффективность», — отмечают учёные.

Нерегулярные волонтёры, которых также называют эпизодическими (ЭВ) или событийными, отличаются от обычных — тех, кто включён в деятельность определённой организации или сотрудничает с ней постоянно. Эпизодические волонтеры время от времени задействованы в разовых акциях. Чаще всего, как поясняют исследователи, это «высокоинтенсивные» массовые мероприятия.

Непродолжительное участие в них заключается, как правило, в выполнении достаточно простых заданий. «Например, это может быть помощь при проведении фестивалей, спортивных мероприятий и марафонов, фандрайзинговых событий, культурных, образовательных или экологических мероприятий и т.д.», — комментируют авторы.

Эпизодические волонтёры при этом не состоят в советах НКО, не участвуют в регулярных встречах или программах наставничества. Чаще всего в числе ЭВ оказывается молодёжь, студенты и корпоративные волонтёры.

Рост доли эпизодических добровольцев отмечается в замерах по разным странам. В США она оценивается минимум в 40%. Похожая ситуация в Австралии (от 38% до 69%), Канаде (от 50% до 59%) и Великобритании (от 44% до 78%). В России, по имеющимся данным, 58% волонтёров можно отнести к эпизодическим.

Доля тех, кто занимается волонтерской работой через НКО в России стабильно невысока. Опросы показывают, что она находится на уровне 2-11% от населения в целом.

Предыдущие исследования показывают, что есть положительная связь между удовлетворённостью волонтёрской деятельностью и будущим участием в ней. Авторы новой работы также обращают внимание на значимость организационных факторов для эпизодических волонтёров. «Ситуации эпизодического привлечения волонтёров отличаются от мероприятий, в которых добровольцы участвуют регулярно и продолжительно. Участие ситуативных волонтёров очень концентрированно по времени и содержанию, а взаимодействие с НКО и благополучателями ограничено», — поясняют они.

Качество организации влияет на удовлетворённость эпизодических волонтёров. Недостатки в организации часто ведут к отказу от дальнейшего участия.

Исследования в России по большей части, как отмечают авторы, фокусируются на характеристиках волонтёров, но не на организационно-управленческой составляющей работы с ними или взаимосвязи менеджмента с намерением будущего участия. При этом не так много работ, посвящённых именно эпизодическому волонтёрству. Проведенное исследование впервые дает характеристики событийных волонтёров, а также ответы на вопросы о том, как удовлетворённость на фоне других возможных факторов влияет на намерения эпизодических волонтёров в будущем вновь добровольно поддержать какие-то мероприятия, а также от чего зависит её уровень.

Как изучали?

В ходе работы использовались результаты российского этапа международного сравнительного исследования эпизодического волонтёрства. Его проводили в 2018—2019 годах в 22 странах по единому инструментарию по инициативе Пенсильванского университета в США и Роттердамской школы менеджмента Университета имени Эразма Роттердамского в Нидерландах.

Всего от России в исследовании приняло участие 2494 эпизодических волонтёра. Инструментарий адаптировали авторы исследования вместе с сотрудниками из Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Для сбора данных использовался метод онлайн-опроса. На вопросы отвечали те, кто указали, что разово были волонтёром на каком-либо событии и не являются постоянным волонтёром в организации.

В ходе исследования учёные разработали схему факторов удовлетворённости участием в мероприятиях эпизодического волонтёрства. В их число вошли:

 характеристика волонтёрского задания (тип, время выполнения);

 организация работы волонтеров на мероприятии (обучение, возможность обратиться с вопросом, просьбой, вознаграждение);

 принадлежность к команде (со стороны сотрудников, постоянных волонтёров, других эпизодических волонтёров, благополучателей, клиентов).

Факторы удовлетворённости опытом волонтерской деятельности

Каждый из факторов стал гипотезой исследования. Например: «тип волонтёрского задания положительно связан с удовлетворённостью» или «проведение обучения перед началом работы положительно связано с уровнем удовлетворённости ЭВ». В ходе исследования использовались методы статистического анализа данных.

Что получили?

Результаты исследования, в первую очередь, позволяют увидеть, что представляют собой эпизодические волонтёры в России. «Судя по социально‑демографическим характеристикам, эпизодические волонтеры — это чаще женщины, чем мужчины (76% против 24%), средний возраст — чуть старше 30 лет, в основном — с высшим (57%) или незаконченным высшим (14%) образованием, со средним доходом и проживающие преимущественно в городах с населением 1 млн человек и более (41%)», — пишут исследователи. По роду занятий российские ЭВ в основном — специалисты (28%), студенты (26%) и люди, занимающие руководящие должности.

Также анализ показал, в каких сферах были задействованы ЭВ. Оказалось, что 24% участвовали в мероприятиях в сфере культуры, искусства и досуга, 18% — спорта, 18% помогали на конференциях, семинарах, круглых столах, ещё 18% участвовали в мероприятиях по благоустройству и экологии, 16% помогали в сборе средств.

Основные мотивы эпизодических волонтеров — желание участвовать в интересной деятельности (58%), получить эмоциональное удовлетворение (49%), встретиться с новыми людьми (36%). Четверть опрошенных (26%) считает волонтёрство своим гражданским долгом. Выяснилось, что параллельно с добровольческой деятельностью эпизодические волонтёры активно участвуют в благотворительности. Три четверти из них совершали денежные пожертвования за последний год.

Что касается основных исследовательских вопросов, то подтвердилось, что удовлетворённость играет самую главную роль в намерении будущего участия в волонтёрской деятельности. Большой вклад в удовлетворённость при этом вносит менеджмент волонтёрского участия и воспринимаемая волонтёром принадлежность к команде.

Выяснилось также, что то, насколько ЭВ довольны своей деятельностью, зависит и от типа задания. Чем оно интереснее, тем выше уровень удовлетворённости. «Так, волонтёры скорее будут довольны своим опытом, если у них были ответственные задания по организации мероприятия или они непосредственно общались с посетителями и благополучателями. Волонтеры, занимавшиеся уборкой, с меньшей вероятностью будут довольны участием», — комментируют авторы.

Результаты показали, что удовлетворённость участием не зависит от социально‑демографических характеристик эпизодических волонтёров. Вероятно, это указывает на то, что содержательные факторы преобладают при прочих равных условиях, отмечают исследователи.

Всё это говорит о том, что для привлечения эпизодических волонтёров к будущим мероприятиям необходимо учитывать массу факторов. «В определённом смысле эпизодические волонтёры являются потребителями мероприятия, в котором участвуют, а не поставщиками услуг, как это происходит с «обычными» волонтёрами. В этом контексте хорошо организованное мероприятие через общую удовлетворённость помогает волонтёрам чувствовать себя комфортнее и создаёт добавленную ценность и намерение последующего участия, что в целом подтверждает выводы зарубежных исследователей», — комментируют учёные.

При этом, судя по иерархии факторов удовлетворённости, эпизодические волонтёры не так сильно отличаются от регулярных, как можно предположить, исходя из «простого кратковременного участия». Для них важно чувство принадлежности к команде мероприятия и организации, понимание цели и своего вклада в общее дело.

«Вероятно, можно считать, что эпизодические волонтёры — это не отдельный «тип волонтёров», а новая форма участия, которую, однако, нельзя редуцировать до простой рабочей силы», — отмечают авторы. По их мнению, ошибочно упрощать роль эпизодических волонтёров до простой функции на мероприятиях, а факторы их повторного участия не ограничиваются только организационными характеристиками мероприятия. Необходима не только хорошая организация, но и усилия, связанные с вовлечением и принятием ЭВ основной командой.

Зачем это нужно?

Результаты исследования дополняют выводы последних зарубежных эмпирических работ по волонтёрскому менеджменту, в которых, как отмечают учёные, показывается, что признание — это важный и необходимый элемент в управлении эпизодическими волонтёрами.

«Учитывая, что объём волонтерского участия достаточно велик в пересчёте на полную занятость и эквивалентен 109 млн работников полной занятости, то изучение эпизодических волонтёров, того, почему они продолжают участвовать, а не уходят после первого опыта, значимо как для академических исследователей, так и для практиков в НКО и волонтёрских организациях», — отмечают исследователи. Результаты должны быть полезны для сотрудников НКО при выстраивании коммуникации с волонтёрами.
IQ
 

Авторы исследования:

Ирина Краснопольская, эксперт Центра оценки общественных инициатив, научный сотрудник научно-учебной лаборатории политических исследований Института прикладных политических исследований НИУ ВШЭ

Полина Гусева, преподаватель кафедры методов сбора и анализа социологической информации департамента социологии НИУ ВШЭ

Лукас Мейс, Университет имени Эразма Роттердамского (Нидерланды)

Рам Кнаан, Пенсильванский университет (США)

Автор текста: Селина Марина Владимировна, 4 августа