• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Обыкновенный эйджизм

Российские работодатели не прошли тест по резюме

©ISTOCK

У соискателя 48 лет, разославшего свое резюме, в 2,5 раза меньше шансов попасть на собеседование, чем у его 29-летнего конкурента. Уровень возрастной дискриминации при устройстве на работу в России значителен и превосходит зарубежные показатели, установила Екатерина Клепикова. Научный эксперимент в подтверждение этого впервые в отечественной практике был проведен с помощью метода «тест по резюме».

Уход в тень

В России требование к возрасту работников в объявлениях о вакансиях еще недавно было в порядке вещей. По результатам исследований*, до 2014 года указание на него содержали от 40% до 70% сообщений в печатных и интернет-СМИ, посвященных трудоустройству. При этом в большинстве случаев работодатель готов был принимать кандидатов не старше 40 лет. Люди от 45 лет могли претендовать только на десятую часть предлагаемых должностей.

В конце 2013 года доля таких объявлений резко сократилась — до 1% и менее. Причиной стало изменение закона «О занятости населения в Российской Федерации». Вводился прямой запрет на распространение информации о свободных рабочих местах, содержащей дискриминационные ограничения — по полу, национальности, религиозным убеждениям, возрасту и проч.

Угроза штрафов (для юридических лиц — до 15 тысяч рублей) заставила скорректировать тексты в СМИ. Однако эйджизм не исчез, а лишь ушел в тень. Если раньше соискатель не отправлял резюме на неподходящую вакансию, то теперь автоматически отсеивать нежелательных кандидатов может сотрудник компании, занятый подбором персонала, поясняет Екатерина Клепикова.

«Возрастная дискриминация при приеме на работу в России значительна и проявляется в относительно раннем возрасте», — утверждает исследовательница. Доказать это помог «тест по резюме» — метод, который за рубежом считается наиболее адекватным для оценки уровня неравенства при найме.

Суть эксперимента

«Тест по резюме» (correspondence studies) предполагает составление и рассылку пар фиктивных резюме. Характеристики потенциальных работников в них идентичные, за исключением одного признака, в данном случае — возраста. Оценка количества поступающих откликов позволяет сделать вывод о наличии/отсутствии дискриминации.

Впервые «тест по резюме» применен в Великобритании более 40 лет назад для изучения этнической дискриминации при найме [Jowell, Prescott-Clarke, 1970]. В этом исследовании было разослано 128 резюме и выявлено, что английские работники получают 78% положительных откликов, в то время как иммигранты из Вест-Индии и Кипра — 69%, а из Азии — 35%. Статистически значимым оказалось только последнее различие, что может объясняться небольшим размером выборки. В современном мире, когда поиски работы часто идут через интернет, появилась возможность рассылать тысячи резюме, что значительно повышает достоверность научных результатов.

Сбор данных для эксперимента проводился в феврале–марте 2018 года. Пары резюме отправлялись на 341 вакансию, размещенную на сайте HeadHunter. Выбранные позиции — бухгалтер и ведущий бухгалтер в Москве.

Было создано четыре резюме: два для кандидата 48 лет и два — для 29 лет. Резюме для претендента старшего возраста отличались во времени и месте получения высшего профессионального образования (вузе) и в профессиональном стаже, для младшего – только в вузе.

Желаемая заработная плата — 45 тысяч рублей — не превышала среднего значения для подобных вакансий, опубликованных в тот момент на hh.ru.

Фамилии кандидатов подбирались случайным образом из телефонного справочника Москвы, но так, чтобы «звучали как русские, то есть не подавали работодателю сигнала об иной национальности».

В качестве контактной информации указывались телефон и e-mail. Почтовые ящики создавались на бесплатном сервисе yandex.ru. Для получения откликов по телефону были приобретены две sim-карты с тарифом без абонентской платы.

Дискриминация в цифрах

Отклики пришли по 195 вакансиям из 341, на которые рассылались резюме. Итоги оказались не в пользу кандидатов старшего возраста.

Вероятность пойти на собеседование для них в 2,5 раза ниже. При этом для одного положительного отклика младшему требуется отправить резюме на 2–3 вакансии, старшему — не менее чем на пять.

В целом по всем типам резюме показатель соотношения шансов трудоустройства составил 1,8–3,4: возможность получить приглашение на интервью для 29-летних составила 45–49%, для 48-летних — 14–24%.

Показатель чистой дискриминации, рассчитанный как разница в долях предпочтения младшего и старшего кандидата, варьируется от 37% до 61%. То есть молодому претенденту на должность бухгалтера отдано предпочтение в 67% случаев, старшему — лишь в 6%. На должность ведущего бухгалтера соответственно в 47% и 10%.

Зафиксированный уровень эйджизма выше аналогичных зарубежных показателей, отмечается в исследовании. Например, в Австралии и Испании для той же профессии соотношение шансов ниже: 1,2 и 1,8.

Вопрос к государству

Протестированные 48 лет очевидно не начальная точка трудностей. Другое исследование с участием того же автора показало, что в России дискриминация в заработных платах актуальна уже для 45-летних, поэтому и проблемы с поиском работы, вероятно, начинаются раньше 48 лет.

То есть остаться безработным или вообще покинуть рынок труда, вполне реально в возрасте, далеком от официального пенсионного. С учетом грядущего повышения последнего находиться в таком состоянии предстоит не одно десятилетие.

Поставленный эксперимент не претендует на всероссийский охват, но понятно, что неравноправие при найме — проблема не только московских бухгалтеров. Одна из главных причин ее возникновения — стереотипы о неконкурентоспособности старших сотрудников в сравнении с молодыми.

Научных подтверждений эти стереотипы не находят, но крест на доходах и благополучии определенной части населения поставить могут. С увеличением времени выхода на «заслуженный отдых» число попадающих в зону риска вырастет, поэтому объектом государственного вмешательства должно быть не только регулирование пенсионных сроков, но и выработка мер против дискриминации при трудоустройстве.

* Мосакова Е.А. Семейные обязанности и дискриминация женщин на российском рынке труда // Экономические исследования молодых ученых. Альманах. МГУ имени М.В. Ломоносова. 2006. № 4.

Козина И.М., Зангиева И.К. Возрастная дискриминация при приеме на работу // В кн.: Дискриминация на рынке труда: современные проявления, факторы и практики преодоления. М.: Институт экономики РАН, 2014. 

IQ

 Автор исследования:
Екатерина Клепикова, аспирант факультета экономических наук НИУ ВШЭ 
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 8 октября