• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Парадоксы коммодификации

Почему товар — не благо, а цена — не ценность

ISTOCK

В чём уникальность благ и как превращение в товар может лишить их, а также чем отличаются общества с рынком и общества рынка — рассказывает доцент факультета экономических наук и старший научный сотрудник Международного центра анализа и выбора решений НИУ ВШЭ Генрих Пеникас в двадцать восьмом выпуске рубрики «Экономист на диване».

 




Генрих Пеникас,
доцент факультета экономических наук,
старший научный сотрудник
Международной научно-учебной лаборатории
анализа и выбора решений НИУ ВШЭ


Современная экономическая теория пестрит понятиями благ. Их производят, потребляют, распределяют. Мерой их стоимости выступает цена. Все настолько свыклись с этим словом, что подчас даже не задумываются, о чём вообще они говорят.

В книге бывшего министра финансов Греции Яниса Варуфакиса есть такой пример. Представьте себе хороший вечер, встречу с друзьями. Ваш знакомый рассказал отличный анекдот. Все смеются! Разве это не благо? А что произойдёт, если вы попросите рассказать этого же знакомого другой анекдот, но за деньги. Какой будет его реакция? Мягко говоря, он будет опечален. Конечно, анекдота от него вы вряд ли теперь дождётесь. 

Давайте разберём, что же произошло? Ваш знакомый не профессиональный комик. Он не зарабатывает тем, что рассказывает анекдоты за деньги. Всем в компании было хорошо общаться. Поэтому ему пришёл на ум тот анекдот. Он был уместен. Все смеются. А вот если бы он смешил за деньги, то анекдот был бы уже не благом, а… товаром.

В чём же разница между товаром и благом? Есть два принципиальных отличия.

Во-первых, настоящее благо не нацелено на продажу. Часто это что-то уникальное, что не повторится. Это может быть предмет, поделка. А может быть и эмоция. Товар же делают только для того, чтобы продать. Как и эмоция, услуга как подвид товара может не сохраняться во времени. Но услугу тоже производят из расчета получить за неё деньги.

Во-вторых, чем выше цена, тем производитель готов предлагать больше товара. А вот с благом — наоборот. Когда кто-то предлагает заплатить за благо, то он поднимает цену с нуля до какого-то числа. В итоге рост цены ведёт к сокращению предложения блага.

Такая разница товара и блага не означает, что благо — это ничто. Да, у него может быть нулевая цена. Но она такова, потому что её вообще не существует. Благо бесценно — в самом прямом смысле. Была бы цена — не было бы блага. 

Поэтому у блага есть кое-что намного большее, чем у товара. У блага есть воспринимаемая ценность. У товара — её нет. Да, в современных теориях часто ведут речь про полезность (например, калории в еде). Но число калорий, которое необходимо потребить в день для выживания, совсем не одно и то же, что и отличное настроение после хорошего анекдота.

Янис Варуфакис обращает внимание на то, что вообще-то мало кто заметил, но с переходом от благ к товарам и от ценности к ценам, мы ушли от экономики. Ведь экономика происходит от древнегреческих слов «ойкос» — хозяйство, дом и «номос» — закон, правила. В правилах ведения хозяйств не было цели производить товары. Да, излишек мог появляться. Да, его продавали на рынке. Но это не было самоцелью. 

Поэтому раньше это были общества с рынками. А сегодня мы живём в агораномике —  в правилах существования рынков — в рыночном обществе. Здесь все и каждый имеют только одну цель — произвести и продать свой товар. Для многих этот товар — их рабочие навыки. Не в последнюю очередь именно поэтому сегодня мы так высоко ценим настоящие блага!
IQ

 

Автор текста: Пеникас Генрих Иозович, 7 сентября