• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

ТОП-13. Самые интересные экономические исследования 2013 года, сделанные в ВШЭ

Элита в автомобиле – угроза для жизни; как россияне «прошляпили» институты; соцсети хоронят политиков; морально неустойчивый социум; почему в больницах не работает дорогое медоборудование: 13 самых любопытных и полезных для экономической политики исследований ВШЭ 2013 года. Версия Оpec.ru

«Интересность» – понятие субъективное. Любые два списка работ, выделенных по этому признаку, не будут совпадать. Для данной публикации отобраны работы, которые могут быть понятны, любопытны и полезны экспертам, занимающимся смежными областями, чиновникам, работающим в социально-экономической сфере и просто людям, неравнодушным к экономическим и социальным вопросам. По возможности в список включены только исследования, доступные он-лайн. Временные границы условны – некоторые доклады были написаны в 2012 году, но активно обсуждались на семинарах и конференциях в течение 2013 года.

1. Михаил Блинкин и др. Безопасность дорожного движения в России: современное состояние и неотложные меры по улучшению ситуации

Россия входит в группу государств с наиболее высокой смертностью на дорогах. Относительное снижение смертности в 2003-2008 гг. было медленным и сменилось ее ростом. Проблема в том, что 20-40% участников дорожного движения в Москве и до 10% в регионах могут делать на дорогах что угодно – они «неприкасаемы» для гаишников. Пресечение совершаемых ими нарушений чревато для инспекторов неприятностями. Норма с таким количеством исключений не может считаться работающей. Сохранение такой практики делает бессмысленной пропаганду ответственного поведения на дорогах.

Для изменения ситуации необходимо утвердить в законодательстве и общественном сознании безусловное равенство прав, обязанностей и ответственности участников дорожного движения. Вторая мера – выявление фактов агрессивного (опасного) вождения и принятие мер по недопущению к вождению лиц, практикующих такой стиль (в том числе «привилегированных водителей»). Сословные права и привилегии – основная причина высокой смертности на дорогах. См. также статью об этом докладе на Opec.ru и презентацию к соцопросу, проводившемуся при его подготовке.

2. Леонид Полищук. Аутсорсинг институтов

С начала рыночных реформ общество не было активным участником процесса формирования общественных институтов. Их созданием занималась политическая элита, которому патерналистски настроенные граждане отдали управление институтами на аутсорсинг. Элита была рада: в начале 1990-х считалось, что российское общество противится рыночным реформам, и провести их можно только ценой ослабления демократического контроля за властью. Результат такого подхода – чрезмерная концентрация власти в руках олигархов, чьи интересы противоречили общественным.

В 2000-е гг. политические элиты оттеснили бизнесменов от управления общественными институтами. Но они остались неподотчетными обществу, оно по-прежнему не принимало деятельного участия в их создании и управлении. Это обусловило низкое качество институтов, привело к росту коррупции, дало чиновникам санкцию на авторитарное поведение. Общество разочаровалось и в демократии, и в рынке. Теперь развитие страны зависит от роста гражданской активности – обществу предстоит стать реальным субъектом институциональных преобразований. См. статью о докладе Леонида Полищука на Opec.ru. В другой работе

Полищук и соавторы рассказывают о проблеме аутсорсинга общественных институтов и слабости гражданской активности на примере ТСЖ. Без гражданского участия деятельность таких структур обречена на провал (см. статью об этом докладе на Opec.ru).

3. Дмитрий Дагаев, Наталья Ламберова (University of Maryland), Антон Соболев (UCLA), Константин Сонин. Technological Foundation of Political Instability

Считается, что после свержения диктатора к власти приходит правительство, устойчивое к массовым протестам. При этом большинство неконституционных свержений автократических лидеров после Второй мировой войны производилось силами элит, а не масс. Недавний опыт Египта противоречит обеим этим моделям. Мубарак был свержен после серии массовых протестов, очень быстро набравших гигантскую силу. А пришедшее к власти демократическое правительство быстро пало. Но удивляться нечему: в известную схему падения авторитарных лидеров вторглись социальные медиа, резко снизившие издержки коллективных действий (проще договариваться, обмениваться мыслями и настроениями). Перед падением Мубарака соцсети захлестнула мощнейшая протестная волна. Но она не остановилась вмиг, и после победы над диктатором работала уже против демократического правительства. Взрыв в социальных медиа не оседает мгновенно, а продолжает продуцировать политическую нестабильность во всей стране и после победы над диктатором.

4. Кристофер Сводер, Леонид Косалс. Post-Socialist Anomie Through The Lens of Economic Modernization and the Formalization of Social Control

Аномия – моральная неустойчивость социума, неопределенность социальных норм, ролей и поведения. В этом состоянии люди перестают понимать, что происходит и что им делать. Аномия часто возникает при переходе от одного типа общества к другому – от традиционного к индустриальному (Дюркгейм), от социалистического к капиталистическому. При аномии перестает функционировать неформальный социальный контроль – более важный, чем официальные законы. Социальная аномия – великолепное подспорье для авторитарных правителей. На основе Всемирного исследования ценностей (WVS) Сводер и Косалс выявили, что аномия более характерна для женщин, людей с низким образованием и доходами, далеких от церкви. Аномия тем выше, чем быстрее изменения в обществе. Но с ростом экономики уровень аномии снижается. См. статью Opec.ru об этом докладе.

5. Людмила Засимова, Сергей Шишкин. Adopting New Medical Technologies in Russian Public Hospitals: What Causes Innefficiency?

Рост бюджетных ассигнований на покупку новых медицинских технологий и оборудования для российских больниц не ведет к повышению их эффективности. Закупки производятся по завышенным ценам, медучреждениям многие из них не нужны (не в полной мере задействованы как минимум 30-40% закупленных новинок). Засимова и Шишкин объяснили, почему дело обстоит именно так.

Медицинские власти, от которых зависимы в своих решениях больницы, озабочены в первую очередь ценой, по которой приобретаются технологические новинки. Чем цена выше, тем больше откаты. Вопросы эксплуатации, нужности и эффективности технологий интересуют чиновников меньше. А руководство больниц, принимающее решения о внедрении конкретных аппаратных комплексов, думает о расширения доходов – больницы, врачей, своих собственных. Для этого внедряемые технологии должны допускать предоставление пациентам за плату (формальную и неформальную) дополнительных услуг. Еще врачам важно, чтобы аппаратура не была дорогой в эксплуатации. Но сравнительным анализом технологий для выбора лучших не занимаются ни они, ни чиновники. Столкновение двух разных финансовых мотиваций(чиновников и медучреждений) в сочетании с централизацией госзакупок (даже покупая «на свои», медучреждения должны получать санкцию чиновников) ведет к крайне неэффективным решениям.

6. Израэл Маркес, Евгения Назруллаева, Андрей Яковлев. Деньги вместо роста: межбюджетные трансферты и электоральная поддержка в России, 2001-2008.

Политики могут обеспечивать своих сторонников потребительскими благами через хорошие результаты экономического развития или через бюджетные трансферты. Проанализировав данные за девять лет по 78 регионам, исследователи пришли к выводу, что при высоких темпах развития экономики деньги направляются колеблющимся избирателям, а при низких – верным сторонникам. Это вполне логично. Ведь когда экономика растет, удержать сторонников можно при помощи позитивных результатов, направляя дополнительные ресурсы на «покупку» новых голосов. А в ситуации спада приходится заботиться об электоральной базе. Такой подход приводит к тому, что при прочих равных больше денег из центра получают регионы, где доля сторонников правящей партии выше. Поэтому результаты голосования на федеральных выборах становятся основным критерием оценки деятельности региональных властей. См. статью Opec.ru об этом исследовании.

7. Светлана Авдашева, Полина Крючкова. Почему издержки на контроль растут, а законы соблюдаются все хуже: экономический анализ применения административного права.

Прямые затраты чиновников на проведение проверок составили в 2011 г. 47 млрд рублей в год. А общая сумма расходов на преодоление издержек, связанных с контролем и надзором, превысила 800 млрд руб. Рост издержек на проверку не ведет к лучшему соблюдению законов: надзорные органы заняты реагированием на жалобы, что ведет к многочисленным ошибкам. Легальные практики признаются нарушением закона, а действия, нарушающие закон, госорганы не замечают. Соединение частных стимулов (частные иски и жалобы) с государственной формой инфорсмента в административном праве, реализованная в России, оказалась очень неэффективной.

8. Владимир Магун, Максим Руднев. Basic Human Values of Russians

Базовые ценности россиян гораздо ближе к ценностям посткоммунистических и средиземноморских стран, чем к ценностям жителей Западной Европы и Скандинавии. Забота о других и окружающем мире, толерантность – эти ценности в России разделяют меньше, чем в Европе. Зато большая доля россиян привержена ценностям личного успеха, богатства и власти. Россияне в значительной мере противостоят ценностям открытости и изменения, они консервативны, Ценностная структура становится значимым культурным барьером к изменению социально-экономического устройства страны. Большинство россиян поддержит сильное государство, обеспечивающее им защиту, но не оценят политический режим, поддерживающий изменения, креативность, свободу, риск. Хуже всего, что вектор движения ценностей россиян направлен в сторону консерватизма и ценностей выживания, добавляет Эдуард Понарин из ЛССИ ВШЭ (статью об этом докладе см. здесь). Ценностям открытости и заботы одругом привержено уже значимое меньшинство россиян – 19%. Это достаточно большая группа людей, очень похожая на жителей европейских стран и временами ощущающая себя в России чужаками.

9. Игорь Гурков и др. Культурный шок: серия докладов об управленческих практиках в российских филиалах международных корпораций (см. 1 , 2 , 3 , 4 , 5)

Знакомство с управленческими практиками транснациональных корпораций в России вызвало у Гуркова и его соавторов (Сергей Филиппов, Владимир Коссов, Евгений Моргунов) культурный шок. Они обнаружили там маниакальное внимание к производственной безопасности, накопление лучших практик, финансовый и технологический бенчмаркинг. На производствах работают порядочные, мастеровитые и доброжелательные люди. Отсутствуют знакомые по организации советской промышленности «ухабы» и «штурмовщина». Персоналу не присуща расхлябанность и разгильдяйство. Российские специалисты участвуют в разработке долгосрочных корпоративных стратегических планов.

Однако рост продаж становится все более капиталоемким, а российские подразделения остаются «центрами прибыли», а не инноваций. Прирост конкурентоспособности за счет технологических и организационных инноваций снижается, растут возможности имитации лучших управленческих решений российскими фирмами. См. также статью о докладе Гуркова на Opec.ru и обсуждение доклада на семинаре Евгения Ясина.

10. Филипп Альтбах (Boston College), Григорий Андрущак, Ярослав Кузьминов, Мария Юдкевич, Лиз Рейсберг (Reisberg&Associates). Будущее высшего образования и академической профессии: страны БРИК и США. М., ИД ВШЭ, 2013.

Высшее образование в странах БРИК интенсивно растет. Пока Китай и Индия лидируют по количеству студентов, направляемых учиться за границу (доля этих стран в глобальной миграции студентов близка к 50%). Высшее образование в БРИК становится все более массовым, при этом качество обучения оставляет желать лучшего, финансирование неадекватно. По расходам на образование и НИОКР БРИК заметно отстает от ОЭСР. Во всех странах БРИК академическая независимость подвергается опасности. Заработная плата преподавателей и профессоров (по ППС) в Индии близка к США, а в остальных странах отстает от них в 2-20 раз. Наихудшая ситуация в Китае и России. Национальный рынок преподавателей не развит, распространен имбридинг (студенты становятся преподавателями в вузе, который окончили). Однако китайские вузы начинают более гибко реагировать на изменения в экономике (см. доклад Кай Мин Чэна «Университетские традиции: ресурс или время»), а российские – пока нет.

11. Уильям Циммерман, Рональд Инглхарт, Эдуард Понарин, Егор Лазарев и др. Российская элита-2020.

Консенсус элит может способствовать демократизации авторитарных режимов или сдерживать запрос на нее со стороны населения. В 2011 выросли протестные настроения среди горожан, но элиты этот процесс затронул слабо. В последние годы в элитах растет недоверие к идеям либеральной демократии, увеличивается позитивное отношение к госсобственности. Увеличивается недоверие к многопартийности. Падает доля тех, для кого права человека – безусловный приоритет. Авторитаризм и технократия рассматриваются как формы правления, не менее адекватные для России, чем демократия. В элитах распространен антиамериканизм – даже сильнее, чем у населения. Растет доля представителей элиты, считающей допустимым применение силы в международных отношениях. Это говорит о росте вероятности применения Россией силы в конфликтных ситуациях на мировой аренев ближайшие годы. Возможно, в элитах растет идеологическое размежевание (есть либеральное меньшинство), но не факт. См. статью Opec.ru об этом докладе.

12. Светлана Мареева. Идея справедливости в представлениях россиян.

Справедливость играет важную роль в мечтах россиян о будущем страны – этот лозунг поддерживают 45% людей. У идеалов демократии, социальной стабильности, России как великой державы поддержка в 1,7 раз ниже. В качестве личной мечты жизнь в справедливом обществе отстает лишь от мечты о жизни в достатке и идет вровень с мечтой о хорошем здоровье. Но что входит в представление россиян о справедливости? Равенство возможностей, активная соцзащита государством нуждающихся, дифференциация доходов в разумных пределах (ниже нынешних). 40% респондентов поддерживают тезис «справедливость важнее закона» (за обратный тезис – 34%). Существующие неравенства кажутся чрезмерными всем социальным группам, включая богатых. Большинство (59%) россиян считает справедливостью равенство возможностей, а не доходов, и проявляет высокую толерантность к социальному неравенству, основанному на профессиональных навыках и образовании. А вот неравенство в доступе к медуслугам и образованию люди считает несправедливым 46-48% респондентов. См. статью Opec.ru об этом исследовании.

13. Владимир Бессонов, Анна Петроневич. Сезонная корректировка как источник ложных сигналов

Для анализа текущей экономической динамики используются механизмы сезонной корректировки. Ведь если сравнивать результаты нынешнего года с прошедшим в течение года, можно увидеть лишь «накопленный результат», а не изменение динамики за последние месяц-два. Особенно актуальной становится сезонная корректировка во время кризиса. Корректировка позволяет ответить на вопросы, закончился ли резкий спад, замедляется ли рост и т.д., видеть краткосрочные тенденции в режиме realtime.

Но методики сезонной корректировки (устранения календарных, сезонных и нерегулярных составляющих) несовершенны. Искажения показателей становятся особенно серьезными во время кризиса, когда такая информация нужнее всего, показывают Бессонов и Петроневич. Возникают ложные предвестники кризиса, его второй и третьей волны. Больше всего проблем с диагностикой окончания спада и в годы после него. После начала резкого спада, как в 2008 году, возникает «слепая зона», в пределах которой оценка динамики крайне затруднена. Эта зона захватывает и посткризисное восстановление. Авторы дают несколько общих рекомендаций, позволяющих уменьшить уровень искажений.

См. также:

ТОП 13. Самые интересные экономические исследования 2013 года, посвященные России
ТОП 13.Самые интересные иностранные экономические исследования 2013 года
12 самых интересных исследований 2012 года, сделанных в ВШЭ
12 самых интересных экономических исследований 2012 года, посвященных России
12 самых интересных иностранных экономических исследований 2012 года

 

26 декабря, 2013 г.