• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

География ВИЧ

В каких российских городах
выше смертность от этой болезни

© WIKIMEDIA COMMONS

Стабилизация заболеваемости в стране, но рост смертности в ряде регионов — так сегодня обстоит ситуация с ВИЧ в России. Наиболее пораженные вирусом города находятся в Среднем Поволжье, на Урале, в Западной Сибири и Прибайкалье. В них люди погибают от ВИЧ чаще, чем в среднем по России, и из городов болезнь постепенно распространяется и на периферию, отметили демографы НИУ ВШЭ Алексей Щур и Сергей Тимонин на ХХ Апрельской международной научной конференции.

Статистика потерь

С середины 2000-х ожидаемая продолжительность жизни в России устойчиво увеличивалась. Прежде всего — за счет снижения смертности от болезней сердца и сосудов (инсультов, ишемической болезни) и внешних причин (убийств, суицидов, отравлений алкоголем, ДТП). В то же время росла смертность из-за вируса иммунодефицита человека. Стандартизованный коэффициент смертности от этой болезни — число умерших на 100 тысяч человек — с 2004 года ежегодно прирастал более чем на 20%. При этом увеличивался вклад ВИЧ в раннюю смертность.

Каждого десятого умершего в 2017 году в возрасте от 25 до 44 лет погубил вирус. В наиболее пораженных им городах смертность втрое-впятеро превышала общенациональный уровень, подсчитали Щур и Тимонин.

В среднем по России доля смертей от ВИЧ во всех возрастах среди всех причин составляет 1%, а в наиболее неблагополучных городах — 3,5–5%.

С самой болезнью картина, по данным экспертов, стабильнее. В ней уже нет резких всплесков. Так, в прошлом году первичная заболеваемость ВИЧ составила 59 случаев на 100 тысяч человек, что больше по сравнению с 2017 годом лишь на 1,8% (оценки первичной заболеваемости дают Росстат, Роспотребнадзор, Минздрав России; их данные не совпадают, но различие довольно незначительно).

Со смертностью же куда более драматичная ситуация, которая не улучшается. Некоторые эксперты полагают, что быстрый рост смертности от ВИЧ-инфекции отчасти обусловлен особенностями регистрации умерших по причинам смерти. Почти все умершие при сочетании туберкулеза и вируса иммунодефицита регистрируются как умершие от ВИЧ. Смерть от этой инфекции регистрируется даже в тех случаях, когда нет существенного снижения иммунитета вследствие заражения вирусом.

Но высокий уровень смертности может говорить и о недостаточном охвате лечением — антиретровирусной терапией (АРТ; предполагается регулярный пожизненный прием 3-4 препаратов). Эти лекарства в нужных количествах есть отнюдь не во всех городах (без сомнения, две столицы обеспечены ими лучше).

Вместе с тем, препараты не только снижают вирусную нагрузку на организм и продлевают жизнь, но и во многом блокируют дальнейшее распространение вируса. Доказано, что получающий АРТ инфицированный человек реже передает болезнь другим (например, заболевшие женщины рожают здоровых детей).

География проблемы

По ВИЧ-смертности наиболее неблагополучны промышленные города Кемеровской, Оренбургской, Свердловской, Ульяновской, Иркутской и Самарской областей, а также Пермского края.

Смертность от ВИЧ в России в 2017 году:
близость к границе Казахстана как «фактор риска»
Источник: расчеты Алексея Щура на основе данных Росстата.
Карта подготовлена Сергеем Тимониным.

Самый высокий уровень смертности от ВИЧ наблюдается в регионах, которые относятся к основным очагам распространения инфекции, комментируют исследователи. Это Среднее Поволжье, Урал, Западная Сибирь и Прибайкалье. У этих регионов немало общего. Прежде всего, высокий уровень урбанизации (в них находятся многие крупнейшие города страны), их пограничное положение и наличие транспортных путей с Казахстаном, а через него — с Центральной Азией. Эти данные о наиболее неблагополучных городах подтверждают и другие эксперты.

Объяснение подобной географии ВИЧ связано с другой социальной проблемой — потреблением инъекционных (внутривенных) наркотиков. Как отметила главный государственный санитарный врач РФ Анна Попова, перечисленные регионы и ряд других в 1990-е годы были на пути наркотрафика. «Большинство заражений происходило через грязный наркошприц. Аукнулось это теперь. Не случайноже основные носители ВИЧ-инфекции — это люди в возрасте от 30 до 45 лет».

Эти данные дополняют цифры ООН: в нулевые до 90% всех опиатов ввозились в Россию из Афганистана транзитом через Центральную Азию и Казахстан.

То есть в регионах-очагах экспансии ВИЧ предшествовала «героиновая эпидемия» конца 1990-х — начала 2000-х. А ее развитие в названных регионах, в свою очередь, подтолкнула близость к главным маршрутам транспортировки опиатов и высокая доля потенциальных потребителей наркотиков.

В то же время, группы риска постоянно ширятся, пути заражения варьируются. Но масштаб проблемы для общества пока не очевиден.

Вирусология поселений

Именно города — как центры скопления людей и основные логистические узлы для окружающих территорий — служат главными очагами эпидемии. Однако она перекидывается и на остальные населенные пункты. ВИЧ-смертность постепенно распространяется в селах.

Во многих регионах наиболее крупные города лидируют по уровню смертности от ВИЧ-инфекции. Возможно, это усугубляется миграцией. ВИЧ-позитивные люди переезжают в крупнейшие города своих регионов.

Вслед за крупнейшими городами подъем смертности от вируса происходит в остальных городских поселениях регионов.

С некоторым временным лагом (в два-четыре года) рост смертности затрагивает и сельское население. Тем не менее, связанные с ВИЧ потери остаются ниже, чем в городах.

Поволжский кейс

История распространения ВИЧ-смертности в Самарской и Ульяновской областях (Среднее Поволжье) в 2009-2017 годах наиболее показательна. Причины, по-видимому, связаны все с тем же наркотрафиком, отмечает Сергей Тимонин. Изначально, на рубеже нулевых и 2010-х, очаг эпидемии составляли Тольятти, Димитровград и окружающие их районы, которые, пересекая административную границу между двумя областями, сливались в единое целое.

На следующем этапе, в 2012–2014 годах, очаг разросся и полностью включил основное урбанизированное ядро обоих регионов (Самаро-Тольяттинскую агломерацию, Ульяновск и левобережье Ульяновской области). И, наконец, в 2015–2017 годах эпидемия вируса затронула почти всю территорию двух областей, включая сельскую периферию. Тем не менее, самый высокий уровень смертности от ВИЧ продолжает оставаться в ядре, и положение не улучшается.

Переломить тренд

Ситуация, когда высокоурбанизированные территории оказываются центрами развития инфекции, характерна и для мира в целом. ВИЧ охватывает самые разные страны, в том числе высокоразвитые.

В США, переживших эпидемию вируса с середины 1980-х до середины 1990-х, ключевыми ареалами эпидемии стали крупнейшие города, расположенные на побережьях: Восточном (Нью-Йорк, Бостон, Балтимор, Вашингтон) и Западном (Сан-Франциско, Сиэтл). Но широкое применение высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ), начавшееся в США в 1996 году, резко снизило смертность от ВИЧ в стране, — на 70% за 5 лет, указывают авторы.

Сходным образом ситуация развивалась в Испании, которая примерно в те же годы, что и США, переживала всплеск смертности от вируса.

«Россия идет по пути этих двух стран до момента, когда в них начался разворот негативного тренда роста смертности от ВИЧ, — говорят исследователи. — Причем известен секрет их успеха: полный охват зараженных эффективным лечением, ВААРТ». России остается применить у себя готовые рецепты и «уделить особое внимание пораженным инфекцией территориям, учитывая их роль в ее распространении», заключают авторы.
IQ



Авторы исследования:
Алексей Щур, стажер-исследователь Международной лаборатории исследований населения и здоровья НИУ ВШЭ
Сергей Тимонин, заместитель заведующего Международной лабораторией исследований населения и здоровья НИУ ВШЭ
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 29 апреля