• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Социальный бизнес привлекает молодых

Социальное предпринимательство – явление пока еще не достаточно широко известное в России. Тем не менее, интерес к нему растет. И более всего со стороны молодых людей, чье детство пришлось на постсоветские времена. «Социальное предпринимательство молодых: мода, идеализм или новый здравый смысл» – эта тема стала предметом обсуждения на круглом столе в НИУ ВШЭ

Круглый стол, проведенный  Центром социального предпринимательства и инноваций ВШЭ в День социального бизнеса, 28 июня, сопровождался презентацией  проектов, реализованных молодыми социальными предпринимателями. Он также продемонстрировал что как сами предприниматели, так и эксперты, занимающиеся темой, имеют широкий спектр представлений о социальном бизнесе. И иногда эти представления противоречат друг другу.

Вели Круглый стол директор Центра социального предпринимательства и социальных инноваций Александра Московскаяпроректор Санкт-Петербургского филиала НИУ ВШЭ Даниил Александров.

Успех требует тиражей

«Кнопка жизни» – один из проектов, который был представлен на круглом столе. Выпускники московской школы управления «Сколково» Дмитрий Юрченко и Ирина Линник организовали первую в России систему вызова скорой помощи для пожилых и людей с ограниченными возможностями. Суть ее заключается в том, что с помощью специальных приборов – датчиков, телефонов с кнопкой «SOS» и колл-центра, где работают специалисты с высшим медицинским образованием, компания «Кнопка жизни» помогает оперативно организовывать неотложную медицинскую помощь.

Как рассказала Ирина Линник, нередко случаются ситуации, когда человек просто не в состоянии сам дозвониться до скорой помощи, его могут переадресовывать с одного номера на другой, а родственники вряд ли оперативно узнают, куда увезли больного, если он сам будет не в состоянии им позвонить. Специалисты, работающие в проекте, обеспечивают экстренную связь пациента и скорой помощи, а также помогают не только пациенту, но и родственникам справиться с критической ситуацией.

«На Западе это называется “Personal Emergency Response System”. Когда мы узнали о том, что это существует в других странах, решили, что надо попробовать в России. И на сегодня мы уже спасли несколько десятков жизней», – рассказала Ирина Линник. По ее словам, компания настроена на то, чтобы в будущем получать прибыль, но пока проект находится в минусе. При этом система привлекательна для государства. По словам Линник, у компании, которая работает в Москве и Санкт-Петербурге, 4000 некоммерческих клиентов (оплачиваемых из бюджета) и несколько сотен коммерческих. Молодым предпринимателям также удалось привлечь в проект инвесторов.

Несмотря на явную социальную пользу подобного бизнеса, у участников круглого стола возник вопрос: насколько подобная система может быть тиражируема в регионах? Основатели проекта считают, что это возможно. Но необходимо ли проекты социального бизнеса тиражировать? Эта тема вызвала дискуссию. «Тиражирование может быть губительным критерием в социальном бизнесе», – высказал свою точку зрения вице-президент Внешторг Клуба и президент Independent Consultancy Services Андрей Мрост. С одной стороны, необходимо отлаживать эффективные и четко функционирующие системы социальной работы там, где государство не справляется, а с другой, стимулировать развитие инновационных идей и давать свободу небольшим группам энтузиастов. Как показывают исследования, социальным бизнесом в большинстве случаев занимаются именно предприятия малого и среднего бизнеса.

Услуги для богатых или помощь государству?

Должна ли молодежь зарабатывать деньги? Конечно, должна. Вопрос не вызывает сомнений, но, как показала дискуссия, стремление молодых, одновременно, и добиться прибыли, и раскрутить социально значимые проекты иногда вызывает сомнение в социальной направленности бизнеса. В ходе круглого стола был представлен проект «Восход солнца». Это оператор частных детских садов, работающих по методу Марии Монтессори. У ряда участников круглого стола возникли вопросы, на самом ли деле проект отвечает критериям социального бизнеса или это всего лишь услуга для богатых. Делом в том, что плата за содержание и обучение ребенка в таких садах, как рассказал один из участников проекта Даниил Антонов, не маленькая и составляет около 40-50 тыс. рублей в месяц. При этом, все клиенты – коммерческие.

По мнению организаторов проекта, социальная польза их деятельности заключается, прежде всего, в распространении методики Монтессори в России и снижении социальной напряженности, связанной с нехваткой мест в детских садах. На этих аспектах акцентировала внимание присутствующих и генеральный директор компании Sherpa S Pro, основатель и координатор проекта RuGenerations «Теория поколений в России» Евгения Шамис. Она отметила, что одна из проблем в позиционировании того или бизнеса, как социального заключается в том, что его организаторы не всегда умеют донести до публики социальную составляющую своей работы.

В некоторых проектах вообще, на первый взгляд, сложно уловить социальную пользу, поскольку они довольно новаторские. Например, интернет-ресурс GlobeIn. Его авторы наладили связь с сельскими мастерами из разных уголков мира.  Проект позволяет покупать изделия hand-made, и при этом узнавать о жизни и работе мастеров с помощью материалов, видеофильмов, представленных на сайте GlobeIn. «Это будто весь мир приехал к вам в деревню посмотреть на ваши работы», – так описывают проект его организаторы. Мастера получают возможность заработать, а покупатели познакомиться с народными промыслами разных стран и регионов.

Еще один интересный вопрос, который возник у участников круглого стола к молодым социальным предпринимателям – моральные аспекты тех или иных подходов в достижении социальной пользы. Единственным из проектов, представленных на круглом столе, зарабатывающим прибыль, оказалась система «Донор». Как рассказал ее создатель Игорь Баринов, проект направлен на развитие и популяризацию донорства в России. По сути, это мобильное приложение, которое рассчитывает, когда человеку можно сдавать кровь, исходя из состояния его здоровья, и напоминает об очередной кроводаче, а также помогает найти ближайшую станцию, где можно это сделать. Кроме того, программа уведомляет о том, в какой момент используется донорская кровь. Донор получает виртуальные награды, которые отображаются в социальных сетях. А партнеры проекты дарят донорам реальные подарки в виде, например, похода в кино или бесплатного кофе.

Как ни странно, но, по словам, г-на Баринова, такой способ мотивации эффективно срабатывает. Среди присутствующих возникла дискуссия, насколько корректно с моральной точки зрения использовать подобную мотивацию. С одной стороны, возникают сомнения в ценностях, которые могут двигать донорами. С другой, речь идет об элементарной благодарности и знаках внимания, а также привлечении людей в систему донорства. Если человек сдал кровь один раз, не исключено, что он сделает это еще.

В Круглом столе также приняли участие ведущий научный сотрудник Центра социального предпринимательства и социальных инноваций НИУ ВШЭ, исследователь волонтерства Олег Оберемко; руководитель МООВ «Клуб Волонтеров» член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека Илья Екушевский; доцент ВШЭ Тамара Нежина.

Игра поколенческих ценностей

Ценности – один из вопросов темы социального предпринимательства молодежи. Россия – уникальная страна не только с точки зрения сложных условий для социального бизнеса, но и мотивации, которая движет людьми, работающими в социальном бизнесе. А конкретно, мотивации представителей разных поколений.

Опираясь на теорию поколений, Евгения Шамис рассказала, как люди, рожденные в разные исторические периоды, относятся к социальному бизнесу. Так, например, представители поколения «Х» (с 1964 по 1985 гг. рождения), по сути, прагматики и скептики. «Это дети улицы, приходившие домой из школы, самостоятельно разогревавшие себе суп и забиравшие младших из детского сада», – пояснила Шамис. Поколение «X» готово заниматься социальным предпринимательством, потому что видит свою миссию в том, чтобы было «не хуже, чем у других». Но в силу прагматизма и воспитания таким людям даже неловко говорить о своей работе.

Поколение «Миллениум» или люди, рожденные после 1985 года, воспитывавшиеся в большем достатке, чем их родители, мыслят более глобальными категориями, охотнее готовы использовать свои ресурсы на общественное благо и для них социальное предпринимательство – это престижно. Кроме того, они меньше рискуют, поскольку находятся в начале карьерного пути. Если принять этот факт во внимание, то есть надежда, что у социального предпринимательства в России – большое будущее.