• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Список литературы: советская историческая наука

Оправдание опричнины, сталинизм и попытки сохранить себя

©ISTOCK



Власть и историческая мысль в СССР (1930-1950-е гг.)

Александр Дубровский

У истории тоже есть своя история, яркий пример того — книга Александра Дубровского. Это одно из крупнейших исследований, посвященных советской исторической науке в сталинскую эпоху. В ней подробно раскрывается комплекс отношений представителей советской власти («людей власти» по терминологии Дубровского) и научно-исторического сообществе («людей науки») в 1930–1950-е гг. Автор раскрывает основные вехи формирования нового облика исторической науки в сталинские годы: историографические тенденции, концепцию истории СССР, ее облик в школьном образовании и художественной литературе. В итоге, Дубровскому удалось реконструировать атмосферу, в которой трудились и жили ученые, и показать, что несмотря на подчинение науки задачам партии, все же многим удалось сохранить исследовательский профессионализм и не следовать слепо идеологическим установкам «людей власти».


Идеологические кампании «позднего сталинизма» и советская историческая наука (середина 1940-х – 1953 г.)

Виталий Тихонов

Исследование Виталия Тихонова посвящено изучению идеологических кампаний, главным образом «буржуазного объективизма» и антикосмополитизма, с которыми историки столкнулись в послевоенное время. Автор выявил ход идеологических кампаний, степень их развития и вектор. Во многом они зависели от ситуации внутри научно-исторической корпорации тех лет. Кроме того, книга Виталия Тихонова подчеркивает отсутствие у советской власти всеобъемлющего влияния на историческую науку, что, к слову, рассматривается как одна из главных причин проведения кампаний.


Советские историки. Духовный и научный облик

Любовь Сидорова

У историков творческая профессия, формирование которой зависит не только от научных взглядов и компетентности, но и от ценностей. Исследование историка Любови Сидоровой посвящено изучению того, что представлял собой духовно-ментальный облик историков и как он влиял на их обыденную научную практику. Автор последовательно проанализировала роль веры, литературы и искусства в жизни и творчестве советских историков. Затем она уделила внимание вопросам их научного облика, включавшим в себя вопросы о выборе источников и формировании методов в их исследованиях, принципах документальных публикаций, становлении советских научно-исторических школ, а также роли личных книжных собраний в духовной и научной жизни историков.


Евгений Викторович Тарле. Историк и время

Борис Каганович

В советской исторической науке было немного историков, которые отстаивали достоинство науки в условиях идеологического давления партии. Пожалуй, одним из наиболее видных среди них был Е.В. Тарле, талантом которого восхищались не только его коллеги, но и широкие массы. Книга Бориса Кагановича представляет собой биографическое исследование, посвященное последовательному изучению «трудов и дней» Тарле. Кагановичу удалось детально обрисовать научный портрет Тарле в контексте жизненных обстоятельств и времени. Он изучил причины появления и угасания тех или иных научных интересов историка, которые были весьма разнообразны.

На сталинские годы приходится «акме» Тарле как историка. В тот период он писал так много фундаментальных научных работ, что поэт С.Я. Маршак посвятил ему четверостишье:

В один присест историк Тарле
Мог написать (как я в альбом)
Огромный том о каждом Карле
И о Людовике любом. 


Московская историческая школа в первой половине ХХ века. Научное творчество Ю.В. Готье, С.Б. Веселовского, А.И. Яковлева и С.В. Бахрушина

Виталий Тихонов

Монография Виталия Тихонова, также, как и выделенная выше работа Кагановича, базируется на биографическом подходе. Она посвящена изучению научного творчества четырех наиболее ярких представителей «младшего поколения» Московской исторической школы, научное творчество которых формировалось под влиянием идей В.О. Ключевского и его учеников. Книга позволяет увидеть на примере Ю.В. Готье, С.Б. Веселовского, А.И. Яковлева и С.В. Бахрушина адаптацию историков «старой школы», получивших образование и сделавших свои первые шаги в науке в дореволюционные годы, к новым реалиям науки после 1917 года.


The Cult of Ivan the Terrible in Stalin's Russia

Maureen Perrie

Эта работа британской исследовательницы Морин Перри выходит за рамки истории исторической науки. Но она важна для передачи атмосферы, в который трудились некоторые историки, чьи научные интересы были связаны с изучением эпохи Ивана Грозного. Книга Перри посвящена изучению того, как формировался образ Ивана Грозного в сталинскую эпоху. В этот период идеализированный образ царя прочно укоренился как в науке, так и культуре. Особенно отчетливо этот образ царя прослеживается в конце 1930-х гг. Тогда шел процесс реабилитации опричнины, который рассматривался как идея об оправдании сталинских репрессий. В сложившийся обстановке ряд историков отдавали дань времени и были одними из акторов создания идеализированного образа Ивана Грозного. Перри в своём исследовании анализирует истоки формирования образа царя в сталинское время, выявляет его специфические черты, а затем прослеживает как он менялся после 1953 года.


Оттепель в исторической науке. Советская историография первого послесталинского десятилетия

Любовь Сидорова

После смерти Сталина историческая наука стала развиваться в условиях переходного состояния идеологии партии. Стали формироваться новые тенденции в историографии в связи с критикой культа личности вождя, направленные, с одной стороны, на борьбу сталинского догматизма, а с другой — на возрождение ленинского наследия. Изучению становления этих тенденций в 1950-1960-е гг., их предыстории, а также последствий посвящена книга Любови Сидоровой об оттепели в исторической науке. Примечательно, что книга была издана в конце 1990-х гг. и по сей день остается одной из крупнейших работ по исследуемой тематике. 


История историка

Арон Гуревич

Если все вышеперечисленные книги – научные исследования, то эта – воспоминания историка. А.Я. Гуревич — признанный классик советской медиевистики. Научный успех Гуревичу обеспечили его исследования о средневековой народной культуре, а также монография «Категории средневековой культуры», вызвавшая оживленный отклик как среди советских медиевистов, так и зарубежных.
Воспоминания Гуревича позволяют не только проследить основные вехи жизни и научной карьеры историка, но и проникнуться «духом времени», увидеть глазами автора основные тенденция развития советской медиевистики в 1950-1980-е гг. 


Судьбы творческого наследия отечественных

историков второй половины XX века

Эта другая книга, позволяющая проникнуться «духом времени». Она представляет собой сборник различных по жанру текстов, написанных А.А. Зиминым, известным историком, специалистом по истории России в XV-XVII вв., а также его учениками. Большая часть издания — мемуары Зимина, в которых уделено место научному сообществу историков 1940-1970-х гг. Его мемуары отличаются крайне критической оценкой научного творчества ряда историков. Не стесняясь резких эпитетов, он осуждает деятельность прагматичных историков, которые, согласно Зимину, попросту не имели тех моральных качеств, которыми должен обладать «настоящий историк». Но все же в мемуарах выделяются те, кто вызывал глубокое уважение со стороны Зимина. Пассажи, посвященные анализу научной деятельности С.Б. Веселовского, М.Н. Тихомирова и Л.В. Черепнина вряд ли оставят читателя равнодушным.

IQ

Автор текста: Холматов Темурмалик Комилджонович, 22 февраля